ЛитМир - Электронная Библиотека

Боль лишила его рассудка. Он бросался на камни в напрасных попытках избавиться от насекомого, все время ужасно крича, а потом, в отчаянной попытке избавиться от боли стал биться головой о камень. Другие могли только с ужасом смотреть, как камень окрасился красной кровью. Некоторые из них даже заткнули уши, чтобы не слышать его ужасные крики и страшные, влажные, шлепающие звуки, с которыми его голова билась о твердый камень.

Ториан выхватил арбалет у одного из своих людей и быстро наложил болт на тетиву, но прежде, чем он успел выстрелить в несчастного и прекратить его мучения, человек внезапно замолчал и повалился на землю, его голова превратилась в кровавую кашу. Он предпочел выбить себе мозг, чем терпеть дальше эту смертельную пытку. Когда жук вынул из него свое жало, Ториан схватил камень и стал колотить по нему до тех пор, пока от гадкого насекомого не осталось только мокрое пятно на каменистой земле.

Остальные наемники были страшно поражены этим мрачным зрелищем, смертью их товарища. Вместе с ночной смертью человека, убитого драком, их потери заставили из заколебаться. Они не сказали ничего, но их лица стали еще более мрачными и угрюмыми, и Ториану не надо было иметь талант телепата, чтобы знать, что они думают. Это могло случиться с любым из них, и чем дольше они оставались в пустошах, тем больше было шансов, что они не вернутся обратно живыми.

Ториан приказал сделать короткий привал, чтобы канки могли отдохнуть и заодно покормить их. Они не бросили двух канков, оставшихся без седоков, но вместо этого нагрузили на их свои запасы воды и еды. Когда он приказал одному из его людей привести к ему этих канков, то внезапно обнаружилось, что двое из наемников исчезли, и вместе с ними эти самые двое животных с почти всеми их припасами.

— Где Данкро и Ливак? — спросил Ториан.

Остальные оглянулись, вероятно в первый раз заметив, что двоих из них нет.

— Они были сзади вместе с вьючными канками, — наконец сказал один из них. А потом его глаза расширились, когда до него дошло. — Несчасные бастарды повернули обратно, сбежали. И взяли с собой все наши запасы!

Остальные трое обменялись встревоженными взглядами. Они все хорошо знали, что это означает. Вся из еда, все материалы для костра и все запасы воды, кроме тех, которые они везли с собой, исчезли вместе с беглецами.

— Когда вы видели их в последний раз? — спросил Ториан.

Трое опять посмотрели друг на друга. — Утром, после нашего последнего привала, — сказал один из них.

— Они были прямо за мной, когда мы выехали оттуда, добавил другой. — Но мне и в голову не приходило оборачиваться. После того, что случилось с остальными, мы всегда смотрим только на спину друг другу и я думал… — Его голос упал, когда он осознал, что большую часть дня он ехал самым последним, и никто не следил за его спиной.

— Мы должны немедленно повернуть и догнать их, — сказал новый капитан, Ровик.

— И потерять еще больше времени? — мрачно сказал Ториан. — Нет, пускай они сами позаботятся о себе. Мы идем дальше.

— Но, милорд, они забрали все наши запасы еды и воды, — запротестовал Ровик. — У нас остались только наши собственные меха с водой, и их не хватит даже на день.

— Я знаю об этом, — сказал Ториан. — Мое положение не отличается от вашего. Теперь нам придется пить более экономно, необходимо растянуть запасы воды на несколько дней.

— А что потом? — сказал один из остальных. — Ну, допустим, мы продержимся еще день-два. А потом мы все умрем от жажды. Мы должны возвращаться, и немедленно! Наш единственный шанс — схватить Данкро и Ливака!

— И как долго может продлиться погоня за ними? — спросил Ториан. — Никто из нас не видел их после утреннего привала. Скорее всего они там и остались, развернулись и помчались обратно изо всех сил. И они будут мчаться день и ночь, опасаясь преследования, и не остановятся, пока какая-либо тварь не остановит их. А тогда их вьючные канки убегут, и мы окажемся не в лучшем положении, чем сейчас. Обратно пять дней пути, даже если ехать без остановки. Наша вода кончится задолго до того.

— Что так, что этак, мы все помрем, — сказал один из наемников.

— Взгляни сюда, — сказал Ториан, поворачиваясь и указывая на горы, поднимавшиеся перед ними. Горы Барьера находятся от нас в трех-четырех днях езды. Я вырос в этих горах, и знаю их как свои пять пальцев. Там мы найдем и еду и воду. Мы должны идти вперед. Это наш единственный шанс.

— Что толку? — сказал один из наемников, который уже говорил. — Мы все умрем через день-два такой езды. Да, мы видим горы — наше спасение, но нам до них не добраться. Мы конченные люди, Ториан. Твое бессмысленное, сумашедшее преследование убило нас всех. Мы все мертвы, а наше мясо съедят мерзкие пустынные твари.

Тириан вытащил меч. — Мертвому человеку не надо воды, — сказал он и одним движением воткнул меч в грудь человека. Наемник вскрикнул и уставился на него не веря своим глазам, потом его глаза остекленели и он упал с канка на землю.

Ториан повернул своего канка так, чтобы встать лицом к остальным, которые все еще смотрели на окровавленный меч в его руке. — Кто-нибудь еще верит, что мы мертвые люди? — Остальные просто глядели на него не произнося ни слова. — Хорошо. Тогда мы можем разделить его воду между собой, — сказал Ториан. — Если мы будем экономить воду, мы сможет ехать еще день, и два, и три. Начиная с этого момента я сам буду выдавать воду, и теми порциями, которые считаю нужными. Возражения?

Никто не сказал ни слова.

— Решено, — сказал Ториан. — Передайте мне ваши меха с водой. Мы будем ехать без остановки до Гор Барьера, и ничто не остановит меня.

* * *

На четвертый день пути через пустоши у них кончилась еда. Они тянули свои запасы изо всех сил, в основном кормя ими канка. У животного был чудовищный аппетит и оно не могло питаться одним медом. Они съели весь мед, осталось только несколько продолговатых наростов. Канк мог питаться травой, кустами или листьями деревьев, но ничего из этого не было в пустошах. Теперь они ели только мед канка, но этого было явно недостаточно. На пятый день пути канк начал слабеть. Но это было еще не самое худшее. У них кончилась вода.

Риана чувствовала себя так, как будто из нее давно вытекла последняя капля воды. Она даже боялась представить себе, что чувствует принцесса. Последние несколько часов Коранна не произнесла ни единого слова. Она просто слабо висела на Риане, обхатив руками ее талию, голова принцессу свешивалась ей на спину. Риана видела, что их отчаянное положение оставило след даже на Сораке. По меньшей мере она и Рианна могли спать во время пути. Они менялись, пока одна спала, другая ее держала, чтобы не упасть, а канк послушно шел за Сораком.

Сорак же был на ногах все время их пути, и хотя он сам время от времени нырял вниз и спал, пока Путешественник или Скрич выходили наружу, их общее тело не спало и не отдыхало, за исключением коротких перерывов, которые они изредка делали.

Риана могла видеть гримасу на лице Сорака каждый раз, когда он опять выходил на поверхность. Его тело эльфлинга могло вынести намного больше, чем тело человека, но даже оно устало и он чувствовал последстия этого перенапряжения.

Риана почувствовала, как хватка Коранны за ее пояс ослабела, и повернулась как раз вовремя, чтобы поймать принцессу, уже начавшую падать. — Сорак! — позвала она.

Он остановился и оглянулся, устало гляда на нее.

— Коранна потеряла сознание, — сказала она.

Он подошел к канку. — Давай опустим ее вниз, — сказал он.

Риана осторожно опустила принцессу со спины канка прямо в его высоко поднятые руки, он взял ее и мягко опустил на землю.

— Я никогда не думала, что она сможет дойти так далеко, — сказала Риана, с трудом спускаясь на землю со спины канка. — Я сама едва стою на ногах.

Сорак кивнул. — Я был слишком эгоистичен и уверен в себе, — сказал он. — Напрасно мы взяли ее с собой. Ей было бы намного лучше с Торианом.

35
{"b":"12207","o":1}