ЛитМир - Электронная Библиотека

— Она сказала, что лучше умрет, чем будет жить с Торианом, — возразила Риана.

— Я боюсь, что так оно будет, — сказал Сорак. — У нее не осталось сил, совсем. Только ее храбрость и сила духа позволили ей заехать так далеко. Но этого больше недостаточно. Этой ночью она умрет.

Риана взглянула через плечо на горы. — Еще три-четыре дня пути, и мы оказались бы там, достигли бы конца этих пустошей, — покорно вздохнула она. — Если Ториан еще не повернул назад, он найдет только наши трупы.

— Мы еще не мертвы, — сказал Сорак.

— Будем этой ночью, — отозвалась Риана, с сожалением глядя на горы. — До сих пор Скрич охранял нас от местных тварей, общаясь с ними, но даже Скрич не сможет сделать воду из камня. А когда мы упадем без сил, наши тела будут замечательной добычей для всех этих голодных чудовищ. Мне кажется, что Мудрец просто заманил нас сюда, желая нашей смерти.

Сорак не ответил. Риана обернулась и увидела, что он сидит скрестив ноги на земле рядом с прицессой, которая лежала совсем без движения, только ее грудь слегка колебалась в такт слабому дыханию. Она выглядела так, как будто смерть уже набросила на нее свой серый саван. Глаза Сорака были закрыты. Он дышал медленно, глубоко и равномерно. Внезапно Риана почувствовавала, как что-то изменилось. Она ощутила тепло.

Это тепло пришло не от солнца, которое начало опускаться за горизонт. Оно шло и не от обожженых солнцем камней, жар которых она чувствовала даже через толстые подошвы мокасин. Оно шло и не из нее самой. Оно шло от Сорака.

Пока она с удивлением смотрела, она увидела как волны тепла зашевелились вокруг него, а выражение лица стало совсем другим. И это было не просто какое-то внешнее изменение. Его рот, обычно выглядевший упрямым, жестким и чувственным, стал более мягким, а губы полнее. Обычное суровое выражение лица сменилось на спокойное и безоблачное. А когда он открыл глаза и взглянул на нее, она заметила, что цвет его радужной оболочки глаза изменился с темно-коричнего на небесно-голубой.

— Кетер, — негромко выдохнула Риана.

Он протянул к ней свою руку. Она взяла ее и почувствовала, как оживляющее тепло потекло в нее. Она закрыла глаза, когда энергия потекла через ее руки и напитала весь ее истощенный организм.

Потом, все еще не отпуская ее руки, Кетер потянулся и слегка коснулся кончиками пальцев своей второй руки лба Коранны. Губы принцессы раскрылись и она, негромко застонав, глубоко вдохнула воздух пустыни.

Когда принцесса глубоко и ровно задышала, голова Рианы как-то странно закружилась, и с закрытыми глазами она «увидела» внутренность библиотеки, очень похожей на ту, что была в храме виличчи, только значительно богаче украшенную, со множеством свитков, рядами стоявших на полках, искусно сделанных из полированного обсидиана и отделанных серебром. Это была, поняла она, библиотека темпларов в дворцовом комплексе Короля-Тени, где Коранна впервые наткнулась на рукописи сохранителей.

Затем она увидела ночные улицы Нибеная, с нищими, теснившимися в дверных проемах и раскрашенными проститутками, зазывающими прохожих у входов в темные переулки. Она услышала крики голодных детей, несущихся из открытых окон, и увидела старух, копошащихся среди куч отходов, лежащих прямо на улице, в поисках чего-либо сьедобного. Глубокая печаль переполнила ее сердце при виде этих несчастных, сброшенных на самое дно жизни людей, она почувствовала слезы, текущие по ее щекам, и она не вытирала их. Картины прошлого принцессы продолжали кружиться вокруг нее, она оказалась в таверне, где Коранна пыталась связаться с Союзом Масок, люди с закрытыми лицами окружили ее в какой-то темной комнате, после того как ей как-то ночью удалось ускользнуть из дворца, чтобы присутствовать на их тайном собрании, все быстрее и быстрее, воспоминания пролетали через нее, она сама была Коранной, и прожила всю ее жизнь, испытала все, что испытала принцесса в калейдоскопической смене мыслей, чувств и впечатлений…

Потом все кончилось, также внезапно, как и началось, и Риана почувствовала, как рука Кетера освободила ее руку. Она открыла глаза и обнаружина, что вся покрыта потом, тело горело. Голова слегка кружилась и, в то же самое время, вся усталость прошла. Она была все еще голодна и хотелось пить, но это было как-то на заднем плане. Волна, прошедшая по ней, смыла всю усталость и дала ей новые силы. И тут она увидела, как веки Коранны задрожали и открылись, услышала ее резкий вдох, потом Коринна села прямо и сказала. — Слушай, мне приснился удивительный сон…

Голова Сорака была опущена на грудь, он тяжело дышал. Тепло, исходящее от него, исчезло, хотя Риана еще ощущала на себе его действие. Солнце, которое, как ей казалось, начало опускаться за горизонт только мгновение назад, уже полностью село, а луны-близнецы Раал и Гутей бросали свой призрачный свет на пустоши. Сорак поднял голову, его глаза были еще закрыты, он дышал ровно, глубоко.

Но вот он медленно выдохнул, открыл глаза, потянулся и сказал, — Я думаю, мы можем идти дальше.

Риана и принцесса взглянули друг на друга, Что-то очень глубокое произошло между ними, и теперь обе знали, что они связаны между собой, скованы узами, которые невозможно разорвать. Внезапно показалось, что они знают друг друга всю жизнь. Теперь они были как сестры, даже больше чем сестры, так как, благодаря Кетеру, они были одним целым, они разделили между собой все свои мысли и чувства глубже, чем это можно сделать с любым родственником.

— Я не понимаю, что здесь произошло, — медленно сказала Коранна. — Мне показалось, что мне снился поразительный, удивительный сон, и однако это был не сон, ведь так?

— Нет, — сказала Риана, — это был не сон.

Принцесса уставилась на Сорака. — Но как…? — Ее голос упал. Она даже не могла сформулировать вопрос.

— Это не то, что мы можем понять, Коранна, — сказала Риана. — Мы можем только принимать это. Кетер дал нам силу, и еще кое-что. Кое-что намного большее.

— Кетер? — сказала Коранна. Потом она взглянула на Сорака и вдруг поняла, что она знает это, потому что Риана знала. В первый раз она поняла по настоящему, кто такой Сорак. — Племя в одном, — прошептала она. Это было то, о чем она раньше даже не слышала, но теперь знала совершенно точно, что это значит.

— Сорак, — резко сказала Риана. — Смотри.

Примерно в миле от них, прямо на восток, где земля начинала подниматься, горел огонь.

— Ториан! — сказала Коранна. — Он обогнал нас!

— Нет, — сказал Сорак. Это не огонь лагерного костра. Здесь нечему гореть, и даже если Ториан принес с собой факелы или дерево для костра, они не дают такого света. Смотрите, сначала загорается синий, потом зеленый, потом опять синий.

— Это скорее похоже на огонь от заклинания свитка, — сказала Риана.

— Мудрец? — сказала Коранна.

— Возможно ли, что мы нашли его убежище? — спросила Риана.

— Возможно, — сказал Сорак, — хотя и маловероятно. Мы узнаем точно, когда окажемся там. Пошли, нам надо поторапливаться.

Обе женщины залезли на канка, который неохотно поднялся и поплелся следом за Сораком. Животное очень устало и ослабело, так что Риана не думала, что оно способно двигаться больше нескольких часов. Только миля оставалась до того места, где горел огонь. Но что они найдут, когда окажутся там?

Земля начала подниматься, пустоши начинали переходить в предгорья, но до самих гор было еще несколько дней езды. Валуны стали побольше, больше стало и каменных россыпей, через которые они должны были пробираться. Несколько раз, пока они медленно приближались к огню, они теряли его из вида. Тем не менее, они становились все ближе и ближе к нему, петляя среди каменного лабиринта, скорее похожего на стены какой-то разрушенной крепости. Вдали они слышали звуки рева какого-то огромного животного, оно на кого-то охотилось… а возможно охотились на него.

Когда они оказались недалеко от пламени, Риана с разочарованием увидела, что это действительно был не огонь лагерного костра, а высокая колонна сине-зеленого пламени, которая била прямо из твердого камня.

36
{"b":"12207","o":1}