ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну? — сказала она. — Тебе нужно специальное приглашение, или ты собираешься провести остаток нашего путешествия выглядя как недорезанный труп?

Он усмехнулся, снял пояс с мечом, бросил на землю рюкзак и вошел в канал рядом с ней. Холодная вода была им по грудь и они оба погрузились в нее, скребя свои тела и одежду.

— Если бы нас схватили сейчас, во время мытья, когда мы прошли через все это, — сказала Риана, — вот это было бы наше трудное счастье.

— Я не играл бы с судьбой в такие игры, если бы был тобой, — сказал Сорак.

— Да, милорд.

Он плеснул на нее водой. — Перестань.

— Да, милорд. — Он плеснула на него обратно. Внезапно они оба рассмеялись и начали брызгаться водой друг на друга, как они никогда не делали с тех пор, как оба были маленькими детьми, играющими в бассейне монастыря. Через какое-то время они наигрались, выбрались из канала и растянулись на берегу, вода капала с них.

— Да, это было хорошо, — сказала она, глядя на деревья.

— Наслаждайся этим чувством, — ответил Сорак. — Следующий раз, когда мы увидим воду, будет только тогда, когда мы окажемся в Горах Мекилота.

Риана тяжело вздохнула. — Я думаю, что самое лучшее для нас выйти прямо сейчас, пока еще темно, и сделать привал только тогда, когда между нами и городом будет несколько хороших миль.

Сорак вскочил на ноги и нагнулся, чтобы поднять пояс с мечом. — Если бы у меня был другой меч, то у меня было бы тяжелое искушение бросить этот в канал.

— Замечательный способ распорядиться подарком аббатиссы, — заметила Риана, укладывая свой рюкзак.

Он вынул меч и уставился на него. — Старинный меч эльфийских королей, — сухо и задумчиво сказал он, потом вздохнул. — Ну почему это выпало именно мне?

— Ты должен быть благодарен судьбе, — сказала Риана. — Он не один раз спас наши жизни.

— Но в первую очередь именно из-за него мы постоянно в опасности, — насмешливо ответил Сорак. Он убрал меч в ножны. — Тем не менее, это замечательное и чудесное оружие.

— И мы до сих пор нуждаемся в нем, — сказала Риана. Они пошли через рощу, стараясь не выходить из под крон деревьев.

— Даже немного странно, идти и не иметь рядом Коранны, — сказал Сорак, пока они шли. — Должен признаться, что я к ней привязался.

Риана кивнула. — И я тоже. В начале она мне не понравилась, но она доказала, что ее внешность обманчива и она вполне серьезный, сложившийся человек. Как ты думаешь, она в безопасности?

— Нет, — сказал Сорак. — И я не думаю, что будет, какой бы путь она не избрала.

Риана засмеялась. — Зато у нее есть возможность немного отдохнуть. А в моем теле болит каждый мускул.

— Мы найдем хорошее, укрытое место для отдыха где-то после восхода, — пообещал Сорак. — Нам еще очень много идти.

— А не сможет ли Скрич занять еще одного канка?

— На Великой Желтой Пустыне? Я бы не рассчитывал на это. И очень сомнительно, что мы найдем диких канков поблизости от города. Нет, думаю что у нас нет выхода — надо идти пешком.

— Ты думаешь, они будут преследовать нас?

— Возможно, — ответил Сорак. — Но я надеюсь, что они будут думать, будто нас спрятал Союз Масок. Тогда в первую очередь они будут искать нас в городе. К тому времени, когда они сообразят, что мы уже за стенами, мы успеем уйти очень далеко.

Скоро они достигли конца рощи, перед ними простирались акры хорошо ухоженных рисовых полей. Они прошли через эти орошаемые поля, прокрались мимо темнеющих во тьме поместий, слишком усталые, чтобы разговаривать. Вскоре они достигли места, где трава, покрывавшая почву, стала реже, на ней появилось больше проплешин. Местность слегка пошла под уклон, и Риана поняла, что вскоре они опять окажутся в пустыне. Они наполнили водой из маленького канала все свои водяные меха, и она знала, что они должны будут растянуть воду на возможно дольший срок. Хотя были шансы, что ее им все таки не хватит. На восходе они достигли края маленького каменного обрыва, и остановились отдохнуть среди камней. Когда солнце встало, она поглядела вдаль и увидела, не очень далеко от них, огромное, абсолютно белое пространство, сверкающее в лучах утреннего солнца.

— Великая Желтая Пустыня, — сказал Сорак.

Далеко на расстоянии, Риана могла видеть силуэты Гор Мекилота, их следующую цель. — Хорошо, — сказала она с выражением покорности на лице. — Я всегда мечтала о долгих странствиях. — Она вздохнула. — Однако это не совсем то, что я имела в виду. Сорак не ответил. Она повернулась и обнаружила, что он вытянулся на земле в тени камней и спит. На этот раз ни Путешественник, ни кто-то из других не вышел наружу. Их общее тело так устало, что никто из них не решился будить его.

— Спи спокойно, Кочевник, — сказала она, вытягиваясь рядом с ним. — Мы оба заслужили отдых.

Она закрыла глаза и мыслями унеслась в леса Поющих Гор, к бегущим рекам и деревьям, чьи кроны закрывали небо. Казалось, что все это было с ней в другой жизни. Она успела спросить себя, что с ней стало бы, если бы она решила не идти за Сороком, но остаться в монастыре виличчи. Это была бы, подумала она, тихая, мирная, безоблачная жизнь…и каждый следующий день был бы похож на предыдущий. Нет, она не сожалеет. Засыпая, она улыбнулась.

Эпилог

Усталые путешественники, выглядевшие сильно истощенными, спокойно спали рядом друг с другом на приютившем их краю небольшого каменного обрыва, нависшем над равниной.

Они спали в тени, защищенные нависшими над ними камнями, пока темное солнце вставало над ними, бесчисленными искрами отражаясь в соляных кристалликах, которые покрывали землю на огромном протяжении всей Великой Желтой Пустыни. Их ждало длинное, тяжелое путешестие через пустыню, а когда они достигнут Гор Мекилота, опасностей станет еще больше. Со вздохом завернутая в белый плащ фигура протянула длинную, костлявую руку над поверхностью магического кристалла. Изображение затуманилось, начало исчезать, лица усталых путешественников погрузились в белый туман, и потом полностью исчезли. Большая, идеально круглая сфера опять стала темной, как черный бархат, на котором стояла ее серебряная подставка.

— Пусть хоть немного спокойно поспят, Киньяра, — сказал Мудрец, отворачиваясь от магического кристалла. — Мы посмотрим на них потом, в другой раз.

Редкий экземляр самки кирра, покрытого черными и белыми полосами, что-то проворчал, повышая тон. Она подняла свою массивную голову, украшенную двумя похожими на бараньи рогами, и махнула колючим хвостом.

— Что это, Киньяра? Ты голодна?

Кирр утвердительно проворчала.

— Ну и что, не гляди на меня. Ты хорошо знаешь, как открыть дверь. Если ты голодна, ты должна охотиться. Так принято в этом мире.

Кирр жалобно заворчала.

— Не говори мне этого. Да, конечно, я твой друг. Но ты дикое, вольное создание. Я просто приютил тебя, мы живем вместе и дружим, но не ожидай от меня, что я начну тебя кормить. Это тебя только избалует.

Киньяра печально вздохнула, открыла свою пасть, показала огромные зубы, поднялась на свои восемь мускулистых ног и с ленивой грацией направился к двери.

— Хороший котенок, — сказал Мудрец. — И помни наше соглашение. Не убивай никаких птиц.

В ворчании кирра появилась вопросительная нотка.

— Нет, прошу прощения. Никаких птиц и точка. Я не хочу, чтобы ты глядела на меня голодными глазами, когда у меня начнут прорезаться крылья. Я знаю вашу породу.

Гррррр.

— И тебе того же. Ну давай, иди.

Еще одна одетая в плащ и с опущенным кашюшоном фигура пересекла комнату. На первый взгляд ее можно было принять за человека, на она была очень высока, больше шести футов в высоту, с очень широкими плечами и верхним торсом. Впрочем, в пропорциях этого существа было еще много чего странного. Руки были чересчур длинные, ладони заканчивались четырьмя пальцами, скорее напоминавшими когти, так как вместо ногтей на них были острые когти. Ноги, тоже, были слишком велики и похожи на птичьи, и больше походили на лапы, а не на ноги. Из-под плаща свисал хвост рептилии. Когда существо оказалась на свету, его лицо стало видно из под капюшона. Оно даже отдаленно не напоминало человеческое. Открытый клюв обнажил несколько рядов небольших, но очень острых зубов, а желтые, как у ящерицы, глаза были прикрыты моргающими мембранами. Существо испустило серию низких, щелкающих звуков.

59
{"b":"12207","o":1}