ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, они обезопасили Печати, — ответил Мудрец, поворачиваясь к птеррану. — Ты видишь, Так-ко, ты был неправ. Они выжили в Каменных Пустошах, я знал, что так и будет.

Птерран опять сказал что-то на своем странном, щелкающе-чирикающем языке.

— Да, я послал их опять, послал к Молчаливому, его помощь потребуется им на следующем шагу их пути.

Птерран чирикнул опять.

— Нет, ты опять ошибаешься. Молчаливый вовсе не сумашедший. Немного странный, возможно; эксцентричный, без сомнения, но сумашедший? Нет, я так не думаю.

Птерран на этот раз защелкал.

— Что ты имеешь в виду, уверен ли я? Как может быть кто-то быть уверен в чем бы то ни было в этом мире?

Щелк-щелк, щелк-щелк-чирик-щелк, щелк-щелк-чирик.

— Я вовсе не увиливаю от ответа, с чего это ты решил! Жизнь просто полна непредказуемых событий, вот и все. Даже я не могу знать и предвидеть все. То есть быть в чем-то уверенным.

Птерран опять что-то сказал.

— Боль? Сегодня мне не так плохо, как вчера, спасибо что спросил. Просто общая, тупая боль. Я почти не замечаю ее. На следующей стадии трансформации будет намного хуже, уверяю тебя, и я еще не готов к ней. Сначала наши друзья должны доставить мне кое-какие необходимые ингредиенты.

Птерран вопросительно щелкнул.

— Да, ты прав. Они должны обезопасить Серебряный Нагрудник.

Птерран щелкнул опять.

— Да, в Бодахе.

Птерран испустил еще одну серию резких звуков.

— Я прекрасно знаю, что в Бодахе есть немертвые. Но что ты хочешь от меня? Не я же засунул их туда.

Птерран потряс своей массивной головой и несколько раз отрывисто щелкнул.

— Ты хочешь сказать, что они никогда не сделают это? Точно так же ты говорил и тогда, когда они шли через Каменные Пустоши, насколько я помню, а они взяли и выжили, несмотря на твои мрачные пророчества.

Птерран коротко ответил.

— О, им повезло, не так ли? Да, возможно так и было. Но я считаю, что умение, терпение, хорошее образование и настойчивость тоже сыграли свою роль, как ты думаешь?

Птерран пожал плечами и прочирикал ответ.

— Ты всегда умеешь найти темное пятно на серебряной подпорке моего кристалла, разве не так? — сказал Мудрец. — Хорошо, я думаю ты ошибаешься.

Птерран ответил.

— Чтобы я держал с тобой пари? Почему, ты наглый, доисторический воробей-переросток, ты так уверен в себе. Пари! Пари со мной! Какая нестерпимая самонадеянность! Какое именно пари?

Птерран быстро что-то прощелкал.

— Хмммм, понимаю. Интересно. Я что если ты проигрешь?

Птерран грубо каркнул и зачирикал опять.

— Чтобы я назвал мою ставку? Ну, ну. Какая потрясающая самоувереность для того, кто даже не может есть, не уронив на пол половину своей еды. Хорошо, я согласен. Я назову тебе мою ставку. Но назову тогда, когда ты проиграешь.

Птерран откинул голову назад и испустил длинную, переливчатую трель.

— Смейся сколько хочешь, мой друг, — сказал Мудрец. — Посмотрим, кто зальется смехом по другую сторону твоего клюва.

Все еще грубо каркая, птерран вышел из комнаты.

Мудрец недовольно заворчал, потом подошел к окну, двигаясь медленно и осторожно, человек с болью. Он взглянул наружу, на поднимающееся над ландшафтом солнце. — Ваш путь не менее болезнен чем мой, дети мои, — сказал он, глядя в окно. — Я сделаю все немногое, что могу, чтобы облегчить его. Но остальное, боюсь, только в ваших руках. Очень много зависит от того, что вы делаете, а не от того, что вы знаете. Наши судьбы теперь связаны. Если вы потерпите поражение, я проиграю. А если я проиграю, все пропало в этом погружающимся в ночь мире.

Он отвернулся от окна, проковылял к своему стулу и медленно уселся на него. На время боль от превращения отступила. Но вскоре она вернется опять. Он взглянул в зеркало на свои постепенно исчезающие человеческие черты лица. Он уже почти привык к этому. Когда он вгляделся повнимательнее в свое отражение, он не смог найти ни следа того молодого человека, который пересек весь мир, чтобы описать в одной хронике страны и дороги Атхаса. Теперь Сорак шел по его следам, и должен был придти даже туда, куда он сам не осмелился появиться. Он горячо надеялся, что Сорак и монахиня выполнят его поручение. Но теперь он может только одно — ждать. Он откинулся на спинку своего стула и закрыл глаза. Солнечные лучи согревали его через открытое окно. Через несколько мгновений Странник уже спал спокойным сном.

60
{"b":"12207","o":1}