ЛитМир - Электронная Библиотека

Сорак вздохнул. — Даа, как-то непохоже на жизнь, которую я знаю.

— Совершенно непохоже, — согласилась Лира. — Но если ты хочешь найти ответы на твои вопросы, а заодно узнать цель твоей жизни, будь готов к новым испытаниям и новому опыту. Во многих отношениях ты готов лучше, чем кто-либо другой, ты прошел школу боя виличчи и получил псионическую подготовку. Но ты сам увидишь, что самое хорошее обучение — это одно, а реальная жизнь в окружающем мире — это совсем другое. В любом случае старайся использовать все, чему тебя научили: ступай аккуратно, а думай быстро.

— Обещаю, — сказал Сорак. — Увижу ли я тебя снова?

— Возможно, — улыбнулась Лира. — А если нет, ты знаешь, где меня найти — каждый год в это время. А если ты не увидишь меня однажды, что ж, тогда ты будешь знать, что я ушла.

— Я хочу поблагодарить тебя за твою помощь и твою доброту, — сказал Сорак. — Я обязан тебе жизнью. Это такое, что я не забуду никогда. Если есть что-либо, что я могу сделать для тебя-

— Преуспей в твоих поисках и следуй Дорогой Сохранения, — сказала Лира. — Это все, о чем я прошу. Сделай это, и ты вознаградишь меня сторицей.

— Хотел бы я, чтобы было еще что-нибудь, что бы я мог для тебя сделать, — сказал Сорак. Он повернулся, достал свой дорожный мешок, открыл его и стал шарить внутри.

— Я знаю, это немного, совсем маленькая вещь, но, за исключением Гальдры, это единственная вешь, которую я ценю. Там, в монастыре, была девушка, она нечто особое для меня, ну… ты знаешь, и когда она расчесывала свои волосы, я взял несколько волосинок ее косы, со щетки, и сделал из них что-то вроде ожерелья, можно повесить на шею. Ну, я уверен, она не знает об этом… неважно. Это все, что у меня есть, я хотел бы дать это ожерелье тебе, для меня была бы великая честь, если бы ты взяла его.

Он нашел небольшое ожерелье, сплетенное из волос Рианы, вынул его из мешка и повернулся, чтобы предложить ее Лире. — Смотри на него, как самое дорогое из моих…

Его голос оборвался. Пирены больше не было. Он быстро огляделся, но вокруг не было даже намека на нее. Тогда он взглянул вдаль, на озеро, и увидел маленьких вихрь, бегущий над поверхностью воды и быстро исчезающий из виду.

Храни его, Сорак, раздался у него в голове голос Лиры. Я знаю, что оно значит для тебя. Само предложение такой вещи — драгоценный дар для меня, и я сохраню его в памяти, как величайшее сокровище.

И потом она исчезла.

Сорак посмотрел на тонкое ожерелье, сплетенное из золотистых волос Рианы.

Теперь она принадлежало его прошлому. Он хотел дать хоть что-нибудь Лире, а это была единственная вешь, которой он дорожил. Все, что у него было в той жизни, осталось позади, и все его мечты и мысли должны быть и том, что впереди. Гальдра, меч эльфийских королей, он воплощает в себе то, что будет. Один талисман для прошлого, один — для будущего. Да, так подходит.

Он надел ожерелье себе на шею.

Пятая Глава

Руины старого замка лежали в зарослях кустарника на горном кряже в нижних отрогах Поющих Гор, в тысяче футов над долиной, в которой находился город Тир. Пока Сорак спускался по горной тропинке, направляясь к кряжу, на котором стоял замок, он видел город, раскинувшийся в долине под ним. На западе, за городом, раскинулись Большие Песчаные Пустоши, начало пустыни, по которой пролегали караванные тропы, свзывавшие Тир с другими городами равнины. Из самого Тира, одна дорога вела в торговый город Алтарук, через пустыни юго-востока в самый конец Дельты Раздвоенного Языка. На запад от Алтарука дорога поворачивала к южному побережью дельты и шла дальше, до города Балк.

Другой торговый путь вел из Тира прямо на восток, раздваиваясь около источника почти в самом центре равнины. Одно ответвление вело в город Урик, который лежал около большой впадины, известной как Бокал Дракона, а потом на восток, к городам Раам и Драй, за которыми уже лежало Иловое Море. Другой путь вел на юг, возвращаясь к Дельте Раздвоенного Языка, где снова раздваивался. Одна дорога вела на юг, в Алтарук, а другая на восток, вдоль дельты северного побережья, пока резко не поворачивала на север и кружила через северо-восточную границу Великой Желтой Равнины, через Горы Барьера к городам Галг и Нибенай.

Это было все, что знал Сорак, но то, чего он не знал, было написано в книге. На самом деле именно из книги он подчерпнул даже ту малость, которую знал. Он нашел книгу в своем дорожном мешке, завернутую в одежду и обвязанную куском веревки. Его первая мысль была, что кто-то другой из племени положил ее туда, а он и не подозревал об этом, но это казалось совершенно невероятным, так как своих книг у него не было, а никто из остальных не мог взять книгу из библиотеки монастыря. Все они имели свои собственные странности, но никто из них не был вором. По меньшей мере из тех, кого он знал. Значит это случилось при нем, и был только один человек, который мог незаметно сунуть сверток с книгой в его мешок. Это была Сестра Диона, старая хранительница ворот. Она могла сделать это в тот момент, когда они обнялись, после чего он ушел из монастыря. Догадка подтвердилась, когда он развернул сверток и нашел книгу вместе с запиской от хранительницы. Там стояло:

Небольшой подарок, который поможет тебе во время путешествия. Более слабое оружие, чем твой меч, но не менее могущественное, по своему. Используй его мудро.

Любящая тебя Диона.

Это было написано не на потрепанном переплете книги, а на первом из ее пергаментных листов, рядом с заглавием, Дневник Странника .

Кто был автор, судя по всему этот самый Странник, из книги было совершенно не понятно. Сорак никогда не любил читать. Ежедневные лекции в монастыре привили ему стойкое отвращение к книгам и чтению, а после борьбы со старыми учебными текстами по псионике и длинными, скучными поэмами древних эльфов и друидов, он не мог понять, как это кому бы то ни было может нравиться читать в свободное время. Он всегда аккуратно делал домашние задания, но свое свободное время предпочитал проводить практикуясь с оружием или снаружи, в лесу, вместе с Тигрой и Рианой, а то и совершать длинные походы с более старшими монастырскими сестрами. Там, в горах, или у подножия гор, или на огромных пространствах пустыни далеко к югу от Тира, Сорак предпочитал изучать флору и фауну Атхаса, которую можно было потрогать руками.

Однако теперь, направляясь в мир, о котором знал так мало, он осознал значение подарка Дионы. Дневник открывался словами:

Я живу в мире огня и песка. Багровое солнце выжигает жизнь из всего, что ползает или летает, а песчаные бури срывают листву с деревьев и кустарников, бьющихся за жизнь на почти безжизненных равнинах. Молнии бьют с безоблачного неба, и раскаты грома проносятся над пустынями. Даже ветер, сухой и обжигающий, может убить любого, выпив из него всю воду.

Это земля крови и пыли, где племена жестоких эльфов бродят по соленым пустыням и грабят одинокие караваны, загадочные поющие ветра зазывают путников умереть от удушья в Иловом Море, а легионы рабов дерутся за несколько бушелей гнилого зерна. Драконы выпивают жизнь из целых городов, а думающие только о себе и своих удовольствиях короли тратят жизни своих подданых на то, чтобы построить себе очередные роскошные дворцы и безвкусные мавзолеи…

И все это мой дом, Атхас. Это безводное и суровое место, обширные равнины с кучкой примитивных городов, ненадежно прильнувших к немногочисленным оазисам. Это жестокий и дикий мир, полный, к тому же, политических раздоров и чудовищных мерзостей, жизнь в котором печальна и недолговечна.

Да, это было не похоже на то, что он был вынужден читать в монастыре, делая домашние задания. Большинство свитков и пыльных томов в тщательно подобранной библиотеке монастыря были либо пережившие века творения древних эльфов, либо песни друидов, написанные заумным и вычурным стилем, который казался ему темным и скучным. Все остальные книги библиотеки были написаны сестрами, это были как учебники по псионике, так и сведения о флоре и фауне Атхаса, и большинство их мало отличалось от простого перечисления фактов, что делало их очень информативными и безнадежно скучными.

20
{"b":"12208","o":1}