ЛитМир - Электронная Библиотека

Запах мужчины. Но откуда он знает , что это запах именно мужчины, ведь он никогда прежде не встречал мужчин? Наблюдатель знала, а это означает, что когда-то, в прошлом, за пределами его сознательного восприятия, он уже встречал этот запах и знал, что он означает. Он не знал почему, но, по какой-то причине, запах был неприятный и волнующий, почти угрожающий. Уголки его рта опустились.

— Тигра, — сказал он тихо. — Спрячься. — Тигон послушно исчез в кустах.

Сорак осторожно приблизился. Далеко, их не видно, но чем ближе он подходил, тем запах становился сильнее, запах самца-мужчины, и еще какой-то запах, очень похожий, но слегка другой, чем-то отличный. А еще запах животных, постой … да, это же большие крадлу, ящерицы, обычно ходящие на двух ногах, с толстыми, массивными задними ногами и длинными, тонкими передними. Сорак уже видел их, привязанных к кустам, перед внешней стеной развалин. Они, как обычно, стояли на своих мускулистых ногах, длинные шеи вытянуты изо всех сил, а похожие на клювы рты жевали листья и небольшие ветки кустов. Он насчитал шесть животных, на широкой спине каждого из них было седло со стременами, а это означало, что они выдрессированы для военной службы.

Когда они почувствовали его приближение, они начали было громко фыркать и скрести землю ногами, но Скрич вышел вперед и в свою очередь фыркнул на них, после чего они мгновенно успокоились и вернулись к вкусной листве.

— Что-то встревожило крадлу, — сказал мужской голос сразу за стеной.

— Вероятно какое-то животное, — отозвался другой. — Во всяком случае сейчас они успокоились.

— Возможно стоит пойти взглянуть.

— Расслабься, Силок. Ты слишком нервничаешь. Нет ни одной души на мили вокруг. Если бы кто-то попытался подкрасться к нам, крадлу орали бы, как оглашенные.

Сорак подошел к стене, оперся об нее спиной и внимательно слушал.

Один из мужчин, довольно пережевывавщий мясо, вдруг громко рыгнул. — Как ты думаешь, этот триклятый караван будет здесь завтра?

— Возможно, но им потребуется уйма времени, чтобы заполнить все повозки и организовать все для обратной поездки. Не дрейфь, Кивор, отсюда мы увидим караван, как только он выйдет из города. У нас будет полно времени чтобы спуститься и предупредить остальных.

— Хотел бы я, чтобы они поторопились, — недовольно сказал Силок. — Будь прокляты эти ленивые купчишки. Мы здесь торчим уже три дня и кто знает, как долго нам еще придется их ждать? Да я уже почти болен от этого места.

— Лично меня тошнит от того, что Рокан и другие замечательно проводят время в Тире, пьянствуют и таскаются за юбками, а мы сидим здесь в этих проклятых развалинах и каждую ночь только морозим себе задницы.

— Цоркан прав, — сказал еще один голос. — Я не понимаю, почему нам не плюнуть на Рокана и не спуститься в город. Почему требуется шесть человек, чтобы следить за караваном?

— Потому что, дурья башка, мы должны работать посменно, одни следят, другие спят, а третьи могут выпить стаканчик или позвенеть костями. Или ты предпочитаешь сидеть здесь один, Витор, а? Чем больше, тем безопаснее. Мы не знаем этих гор.

— А я и не хочу их знать, — кисло ответил Витор. — И чем скорее мы отсюда слиняем, тем больше я их полюблю. Да одни эти проклятые жуки едят меня живьем.

Пока мужчина говорил, Сорак отступил, сжался внутри своего сознания, и на первый план вышла Страж, которая, используя свои телепатические способности, прочитала их мысли.

Эти люди были бандитами, она поняла это сразу. Мародеры из района Нибеная. Но что они делают здесь? До Нибеная далеко, надо идти через пустыню, а потом еще и через Горы Барьера. Она запустила свой псионический щуп поглубже, открыв себя всем их мыслям. И тут же с отвращением выдернула его. Это были злые, жестокие, отвратительные умы, в их головах копошились только простейшие мысли и инстинкты. Подавив отвращение, она заставила себя опять проникнуть в их сознание.

Она постаралась отбросить в сторону их отвратительную жадность и стремление к удовольствиям любого рода, картины убийств и насилий, которые эти жестокие люди совершили и с удовольствием хранили в памяти. Проскользнув мимо всех этих жестокостей и импульсов наживы, она добралась до их сути.

Эти мужчины были паразиты, хищники самого худшего сорта, без веры и совести. Они оставили свой базовый лагерь в Горах Мекилота и поехали на восток, следуя за торговым караваном из Алтарука. Некоторые из них присоединились к самому каравану, выдав себя за торговцев. Теперь эти мнимые торговцы ждали внизу, в городе, ждали, когда караван начнет двигаться обратно, в Алтару, с грузом оружия для Галга и товарами из торговых домов Тира. Но прежде, чем караван достигнет Алтарука, они собирались напасть на него. Мужчины, расположившиеся лагерем в развалинах, были лазутчиками. Когда караван выйдет из Тира, они должны были немедленно скакать к остальным бандитам, ждавшим в пустыне, и предупредить их.

Но почему они выбрали такой сложный способ действия? Если бы они хотели просто ограбить караван, почему бы просто не напасть на него около Галка или Алтарука, оба эти города были намного ближе к Горам Меколота, где они жили? Зачем путешествовать так далеко? Страж копнула глубже.

Один из этих людей, негодяй по имени Дигон, был, похоже, главарем этой группы. Она сконцентрировалась на нем и на его грязных мыслях. И опять ей пришлось бороться с отвращением. Чем глубже в его сознание она проникала, чем отвратительнее и ужаснее были картины, представшие перед ней. Наконец она нашла то, что искала.

Все это дело было не просто обычным бандитизмом. Из тех, кто присоединился к каравану, некоторые должны были ударить изнутри, когда караван выйдет в обратный путь, а остальные должны были остаться в Тире, как шпионы. В Тире было совершенно новое правительство. В Нибенай из Тира дошло слово, что Тихиан исчез и его темплары лишены власти. Теперь городом управляло Собрание Советников, и скорее всего это правительсто было слабо и нестабильно.

Тогда возник секретный союз между мародерами и могущественным аристократом Нибеная. Дигон не знал, кто этот аристократ. Кажется, только главарь мародеров, человек по имени Рокан, знал этого аристократа и регулярно встречался с ним. Он договорился с аристократом, что, в обмен на значительную помощь, пошлет несколько человек, которые внедрятся в торговые дома Тира и будут собирать информацию о состоянии правительства. Грабеж каравана добавлял возможность получить с этого дела хороший доход, и был одобрен Нибенайским аристократом, так как он не хотел, чтобы его соперники в Галге получили хорошие товары и оружие.

Пока Страж выкапывала эту информацию, она продолжала следить за мыслями мародеров. По большей части они были ужасно недовольны тем, что их выбрали лазутчиками, обязанными следить за караваном, и завидывали своим товарищам, которые вместе с караваном находились в Тире, пили там и гуляли, а им приходилось следить отсюда, с открытого всем ветрам горного кряжа. Они нетерпеливо спрашивали себя, когда же караван будет готов двинуться обратно, и уже заранее предвкушали, как они выместят свое раздражение на беззащитных купцах и путниках, присоединившихся к каравану. В конце концов, однако, все эти мысли ушли на дно, и они сосредоточились на игре в кости.

Страж с большим облегчением выдернула свой псионический щуп из их мыслей и ушла вглубь, разрешая Сораку подняться наружу со знанием всего того, что она узнала за это время. Все это заняло несколько мгновений, и Сорак даже не обратил внимание на время, которое он был в глубине. Однако теперь он должен был переварить кучу информации и решить, что делать дальше.

Почему мы вообще должны что-то делать? спросил Эйрон. Кто эти люди нам? Никто. Какое нам дело до того, что эти бандиты нападут на караван?

Нет, ты не прав. Нам еще как есть дело , мысленно ответил Сорак. Если я предупрежу караван о грозяшей атаке, они смогут приготовиться к ней и не будут застигнуты врасплох.

22
{"b":"12208","o":1}