ЛитМир - Электронная Библиотека

— У меня есть деньги, — сказал Дигон. — Серебряные монеты и расписки купцов. Не убивай меня, и все это будет твое.

— Я могу забрать их у тебя в любой момент, — ответил Сорак.

— Да, ты можешь, — безнадежно сказал Дигон. — Но послушай, у меня есть еще кое-что, что может заинтересовать тебя.

— И что же это такое? — спросил Сорак.

— Информация, — сказал Дигон. — Если ты передашь ее правильным людям, ты сможешь получить за нее награду, во много раз большую, чем все мои деньги.

— Ты имеешь в виду информацию о том, что твои друзья-бандиты собираются ограбить караван? — спросил Сорак. — Или ты думаешь о тех людях, которых главарь вашей банды послал в Тир шпионить для Нибеная?

Челюсть Дигона отвисла от изумления. — Кровь Гита! Откуда, во имя грома, ты это знаешь? — Но потом он вспомнил, как его кинжал улетел из ножен и как невидимая рука вырвала щит у него из ладони. — Ну конечно, — сказал он. — Я должен был понять это немедленно, как только увидел, как ты командуешь тигоном. — Он вздохнул и безнадежно уставился на пламя. — Ну просто это мое счастье встретить мастера Пути. Это означает, что мне нечего предложить тебе. Пора прощаться с жизнью.

— Возможно нет, — сказал Сорак.

Мародер резко поднял голову, в его взгляде мелькнула надежда. — Что ты хочешь сказать?

— Ваш предводитель…Рокан, — сказал Сорак, и пока он говорил, он скользнул вниз, на его место пришла Страж и запустила всой псионический щуп.

— Что о нем? — неохотно спросил Дигон.

— Кто эти люди, которых он выбрал, чтобы шпионить для Нибеная? — Услушав вопрос, Дигон подумал об этих людях, их лица появились в его мыслях, и Страж тут же увидела их. А вместе с лицами пришли и имена.

Мародер сразу понял, почему Сорак так напряженно смотрит на него, и тяжело сглотнул. — Я не могу ничего скрыть от тебя. Ты уже знаешь?

— Да, я знаю.

Дигон вздохнул. — Что еще ты хочешь от меня?

— Когда твои друзья нападут на караван, где это будет? — Едва страж спросила, она уже знала ответ. Даже не дожидаясь ответа Дигона, она спросила опять. — Сколько их? — И ответ на этот вопос она мгновенно прочитала в его мыслях. Дигон не мог не думать об этом. — Как они вооружены?

— Хватит! — крикнул мародер. — По меньшей мере дай мне ответить! Оставь мне хоть кусочек самоуважения!

— Самоуважение? — спросил Сорак. — Чувство собственного достоинства? У человека, вроде тебя?

Уголки рта Дигона поползли вниз, он отвернулся, избегая взгляда Сорака.

— Убирайся, — сказал Сорак.

Мародер удивленно уставился на Сорака, не веря собственным ушам. — Что?

— Я сказал, уходи.

— Ты освобождаешь меня? — Потом он боязливо взглянул на Тигру.

— Тигон не тронет тебя, — сказал Сорак. — И я тоже. Ты свободен, можешь идти, хотя и заслуживаешь смерти.

Едва веря в свою удачу, Дигон медленно поднялся на ноги, каждую секунду ожидая, что Сорак изменит свое решение.

— Прежде чем ты уйдешь, — сказал Сорак, — подумай, что случится, если ты решишь поскакать к твоим друзьям, ждущим в пустыне, или пойдешь в Тир и разыщешь там Рокана. Ваше долгое путешествие не дало вам ничего, шпионы разоблачены, план грабежа приказал долго жить, и все из-за тебя.

Дигон укусил себя за нижнюю губу. — Они убьют меня. Но … почему ты сохранил мне жизнь?

Потому что я так хочу, — ответил Сорак. — И ты можешь еще сослужить мне службу.

— Назови мне ее.

— Я ищу выход на Союз Масок, — сказал Сорак.

Дигон покачал головой. — Я слышал о них, но никогда не встречал никого из них. Извини, я не могу помочь тебе.

— Я знаю об этом, — сказал Сорак. — Но ты можешь спуститься в город и пособирать информацию. Походи среди народа, позадавай вопросы. Посмотри, что ты сможешь узнать. И если они выйдут на тебя, сообщи им обо мне. И, кстати, держись подальше от твоих друзей, мародеров. Это в твоих собственных интересах.

— Тебе не нужно напоминать мне об этом, — сказал Дигон.

— Так ты сделаешь это?

Дигон коротко выдохнул. — Ты же знаешь, что сделаю, бесполезно пытаться обмануть того, кто может читать твои мысли. Конечно то, о чем ты просишь, рискованно, но это ерунда по сравнению с тем, что Рокан может сделать со мной, и очень маленькая цена за сохраненную жизнь. Когда я буду говорить о тебе, какое имя мне назвать?

— Меня зовут Сорак.

— Кочевник, который странствует один? Тогда Эйвар ошибался. Ты эльф?

— Я эльфлинг.

— Тогда он был прав. Ты полукровка. Но это совершенно неслыханно, чтобы эльфы и халфлинги трахались между собой. Как это произошло?

— Тебя это не касается.

— Извини. Я не хотел тебя обидеть. Могу я взять своего крадлу?

— Да, но оставь остальных.

Дигон кивнул. — На рынке за них можно выручить хорошие деньги. А оружие? Ты оставишь меня безоружным?

— Я оставлю тебя с твоим кошельком, — сказал Сорак. — Ты сможешь купить новое оружие в городе.

Дигон кивнул. Сорак незаметно последовал за ним, когда тот обогнул стену. Когда мародер направился к кустам, к которым были привязаны крадлу, он заколебался и остановился возле тела одного из своих товарищей. Он склонился над ним, и Сорак увидел, как у него в руках появился кошелек.

— Оставь его, — крикнул он Дигону. — Тебе вполне хватит твоих собственных денег.

— Если я должен искать ради тебя, я должен почаще бывать в тавернах, — возразил Дигон. — А это стоит денег. И я буду не слишком богат после того, как куплю новое оружие, без которого только полный дурак мог бы взяться за твое поручение.

А ведь в том, что он говорит, есть смысл, подумал Сорак. — У них всех есть кошельки? — спросил Сорак, указывая на трупы.

— Ну, мы надеялись, что пойдем в город и взяли с собой деньги, — кисло сказал Дигон. — Мы, все шестеро, не ожидали, что нас выберут для такого вшивого дела.

— Возьми половину, остальное оставь мне, — сказал Сорак.

Дигон кивнул, быстро извлек кошельки из трупов, выбрал три и протянул Сораку. — Порядок? — спросил он.

Сорак взвесил кошельки на ладони. Они были полны звонких монет. — Очень хорошо, — сказал он. — Ты можешь идти. Но постарайся не предавать меня. Если тебе это захочется, помни, что я уже касался твоего рассудка. И найти тебя — для меня что раз плюнуть.

— Верь мне, я не дам тебе повода для слежки за мной, — сказал мародер. — А если моя дорожка не пересечется с твоей, я буду считать, что родился в рубашке.

Он отвязал одного из крадлу, сел на спину ящерице и галопом поскакал по тропе, ведущей вниз, в долину. Сорак еще немного понаблюдал за ним, потом велел Тигре вырыть яму для трупов. Не то, чтобы он беспокоился, будут они зарыты или нет, но он не хотел искушать никого из своего внутреннего племени. Халфлинги едят человеческое мясо.

Шестая Глава

Если смотреть с горного кряжа, нависшего над долиной, окруженный стенами город Тир напоминал безногого паука. Главная часть города образовывала его брюхо, а голова содержала королевский дворец и квартал темпларов. Примерно в центре главной части города стояла пирамида Калака, гигантская, многоуровневая башня, сделанная из массивных блоков камня, скрепленных известковым раствором. Странник писал, что потребовалось много тысяч рабов, работавших от восхода до заката в течении двадцати лет, чтобы построить этот невообразимо огромный зиккурат. Пирамида возносилась высоко над городом, окруженная трущобами и рынками, и была видна за много миль от стен города.

На противоложной стороне стадиона, отделенная от остального города толстой, высокой стеной, стояла Золотая Башня, королевский дворец, где когда-то жил король-волшебник Калак. Окруженная пышными садами, колонадами и аллеями, Золотая Башня была центром квартала темпларов, в котором самые преданные слуги короля жили в роскоши и под защитой его власти.

Было трое больших ворот, через которые можно было проникнуть в этот хорошо-защищенный город. Великие Ворота были обращены к горам, и давали доступ в сложный комплекс дворцовых построек. Ворота Стадиона, расположенные между кварталом темпларов и торговым районом, вели на стадион и арену. Караванные Ворота, расположенные на противоположном от дворца конце города, были основным входом в город. Они открывались на самую большую и многолюдную улицу Тира, Караванную Тропу, которая вела через купеческий район на центральную рыночную площадь, расположенную недалеко от основания пирамиды Калака.

24
{"b":"12208","o":1}