ЛитМир - Электронная Библиотека

— Основная мысль, которая стоит за всеми этими предложениями: Тир должен сам обеспечивать себя, если наш город хочет существовать и дальше. Мы должны поменьше ввозить чужих товаров и побольше вывозить своих. И, наконец, у меня есть третье предложение: давать кредит любому, кто предлагает создать новое предприятие, которое займет граждан и будет производить товары на экспорт. Например, наши запасы железных руд больше, чем в любом городе Атхаса, однако они никогда не добывались как следует.

— Но если мы выдадим все эти кредиты из городской казны, тогда мы останемся совсем без средств, — возразил Советник Кор.

— Очень ненадолго, — ответил Тимор. — Конечно, в первый год поступления в казну будут намного меньше, чем обычно, но затем, когда программы начнут приносить доход, ссуды начнут возвращаться, и поступления в казну будут даже больше, чем сейчас, потому что у нас будет больше богатых налогоплательщиков. И все это великолепие от налога на импорт. Мы создадим, фактически, новый налог, который не затронет наших граждан, таким образом мы покажем им, что мы заботимся об их благополучии, так как они будут освобождены от него. Частично этот новый налог возместит нам временное уменьшение доходов в казну из-за реализации новых программ, и, кстати, остальные налоги не изменятся, и так же будут приносить нам деньги.

— А что о уменьшении налогов на ссуды, о которых ты говорил? — спросила Садира.

Тимор пожал плечами. — Это одноразовые кредиты, и они будут просто стимулом для людей начать программу. Как только они будут выданы, мы увидим увеличение доходов, как результат, но не сразу. Тем временем мы объявим, что, вместо увеличения налогов для решения текущих проблем, мы решили заморозить их, чтобы не увеличивать груз проблем, и так лежащий на наших гражданах, и что мы даже решили использовать существующие налоги для создания новых рабочих мест. Как только эти рабочие места будут созданы, они увеличат наши доходы без ненавистного народу увеличения налогов. Совет должен держаться твердо, демонстрировать свою заботу о народе, и тогда увеличение доходов от налогов пройдет незамеченным.

— Это звучит нечестно, — сказал Рикус, нахмурясь.

— О, прости меня, я думал, что мы обсуждаем путь, как спасти наш город от разрушения, — насмешливо сказал Тимор. — Я и не знал, что ведем дискуссию о морали Тира. Я боюсь, что недостаточно подготовлен, чтобы обсуждать эту тему. Кроме того, я думаю, что наши граждане не очень интересуются моралью. Люди не хотят умирать с голода, но оставаться честными. Они хотят видимость честности и настоящую еду. Если ты скажешь им всю правду, они просто разорвут тебя на куски.

— Доверь темплару навести тень на правду, — кисло сказал Рикус.

— Доверь темплару знать, что у правды много обличий, — с улыбкой ответил Тимор. — У меня есть еще одно предложение, последнее, и оно касается человеческих и получеловеческих ресурсов Тира.

— Давай! — сказала Садира.

Тимор кивнул. — Я уверен, что вы согласитесь со мной, что основное богатство города — его население, и что любое умное правительство должно использовать это богатство до конца. К сожалению, мы не используем это богатство в полной мере, потому что некоторые жители нашего города выбрали спрятать свой свет под корзинами, или, возможно, выражаясь более точно, сохранить под землей.

— Ты имеешь в виду Союз Масок? — спросил Советник Кор.

— Абсолютно точно, — ответил Тимор. — Ну, в прошлом, темплары и Союз Масок были политическими врагами, мы служили королю-волшебнику, осквернителю, а они все сохранители. Так они заявляют, по меньшей мере. Эти политические различия больше не существуют. Калак мертв, Тихиан исчез, и у совета нет причин для ссор с сохранителями. Остаются, конечно, несколько важных причин, по которым Союз Масок не снимает маску, и главная среди них — антипатия народа к магам.

— Едва ли ты можешь обвинять людей за это, — сказал Рикус, — ведь именно магия разрушила наш мир.

— Возможно, — сказал Тимор, пожимая плечами, — но это очень спорная точка зрения. Есть те, кто обвиняет так называемую «осквернительную магию» в разрушении Атхаса, причем сами они себя называют «сохранителями», а ведь магия, которую они используют, одна и та же. И очень спорный вопрос, действительно ли магия превратила наш мир в пустыню, а не научные эксперименты наших предков. А может быть и так, что за это ответственны некоторые естественные факторы, на которые никто не может повлиять. Однако, это не наша проблема. Правильно или нет, но большинство народа верит, что во всем виновата магия, которая уничтожает природу, и в результате они во всем обвиняют магов. Я думаю, что вы все согласитесь, что такая позиция нечестна по отношению к сохранителям, которые, наоборот, следуют путем друидов и считают себя защитниками природы.

— Мои уши обманывают меня? — сказала Садира с удивлением. — Или ты становишься на сторону сохранителей?

— Я становлюсь исключительно на сторону практических соображений, — сказал Тимор. — Мы все стараемся наполнить казну Тира и сделать так, чтобы наш город сам себя обеспечивал едой. Для этого нам понадобиться развивать наши фермы и поднять урожайность, что в свою очередь подразумевает аккуратное и бережное использование воды, высаживание кустов и деревьев для недопущения эрозии почвы и так далее. Ну, и кто лучше всех способен руководить такими проектами, как не сохранители, из которых и состоит Союз Масок? Мы также хотим усовершенствовать нашу индустрию — и магия, правильно примененная, также может помочь нам и здесь.

— Дай мне понять, — сказал Рикус. — Темплары предлагают, чтобы Союз Масок, организация, которую они все эти годы старались уничтожить, приняла активное участие в реорганизации Тира? — Он потряс головой. — Я не верю в это. У меня слуховые галлюценации.

— Темплары старались уничтожить Союз Масок, в прошлом, только потому, что так приказал Калак. Эта организация представляла для него угрозу, и мы, темплары, действовавали как верные слуги короля. Но сейчас Калак мертв. И мы — верные слуги нового правительства Тира.

— Куда ветер дует, а? — сказал Рикус.

— Это правительство может не любить нас, — сказал Тимор, бросив веселый взгляд на бывшего гладиатора, — но ему придется считаться с нами, как бы неудобно это не было, в основном потому, что обходиться без нас будет еще более неудобно. А мы, в свою очередь, благодарны за роль, которую нам разрешили играть в будущем этого города, который всегда был нашим домом.

— И ты всерьез ожидаешь, будто мы поверим, что ты не замышляешь никакого зла по отношению к Союзу Масок? — спросила Садира.

— Я не замышляю никакого зла ни к кому, — сказал Тимор. — Я темплар, и я только выполняю свой долг. А раз так, я не могу поддерживать существование любой подпольной организации — какими бы прекрасными целями она не руководствовалась — которая действует независимо ни от кого и жестоко нарушает наши законы. Я всегда был убежден, что Союз Масок является, в сущности, подрывной групкой недовольных, которая состоит из настоящих преступников, скрывающихся под маской патриотизма и высоких моральных принципов. Они не согласятся с этим, конечно.

— Однако, чтобы уменьшить беззаконие и ради процветания нашего города, я хотел бы, чтобы они доказали, что я не прав. Калак мертв, и никаких причин для такой секретности больше не существует. Пускай они докажут, что действительно их цели чисты и благородны, пусть они снимут маску и помогут правительству построить будущее нашего города. Пусть они докажут нашему народу, что магию можно использовать для добрых дел, и таким образом завоюют его любовь и уважение. В замен я предлагаю объявить всеобщую амнистию тем, кто откликнется на это предложение.

— И ты думаешь, они вот так, сразу, снимут маску и кинутся к нам в объятья? — скептически спросила Садира.

— Те, кто действительно верит в то, за что Союз Масок, по их словам, борется, не имеют никаких причин отвергнуть такое предложение. Тем не менее, я ожидаю, что некоторые из них откажутся. Эти и те, кто всегда были преступниками, конечно не бросятся нам навстречу, и отказавшись от нашего предложения, они покажут всем, кем они на самом деле являются. Но, по меньшей мере, те, кто действительно хочет улучшить будущее Тира и всего Атхаса, смогут выйти из подполья и влиться в наше общество.

29
{"b":"12208","o":1}