ЛитМир - Электронная Библиотека

— Хммм, — протянул Тимор. — Интересно. В высшей степени интересно. Итак, мародеров послали в Тир, чтобы внедрить шпионов в торговые дома и заодно запасть на краван, идущий в Алтарук?

— Да, милорд.

— И где вы должны были напасть на караван?

Дигон в точности объяснил, где находится место, в котором ждали мародеры.

— И кто эти шпионы?

Дигон с готовностью рассказал, и Тимор был поражен, когда осознал, что его рассказаз совпадает с сообщением Сорака совету вплоть до последней детали. Это уничтожало последнюю возможность того, что сам Сорак шпион из Нибеная, тем более, что он спустился с Поющих Гор. Нибенай лежал по другую сторону пустых земель. Тогда, что же это за игра?

— Пожалуйста, милорд, — заныл Дигон. — Я рассказал вам все, что знаю. Я умоляю вас, не убивайте меня. Я сделаю все, что вы мне скажете. Я могу проводить ваших солдат к тому месту, где мародеры ждут караван. Я могу показать наших людей в самом караване.

— Ты, жалкое пресмыкающееся, кусок дерьма канка, — сказал Рокан хриплым голосом, в отвращением взглянув на своего бывшего товарища-мародера.

Дигон сглотнул. Лицо Рокана было полностью обезображено. Даже родная мать не узнала бы его. Кислота глубоко въелась в его мясо, в некоторых местах обнажив кость. На его лицо нельзя было смотреть не содрогнувшись. Его руки были связаны за спиной, и он не мог защищаться. Но, рефлекторно, он отвернулся в последнее мгновение, и большая часть кислоты пришлась на одну сторону лица. Один глаз вытек, оставив пустую глазницу. Обнажившиеся кости скулы отливали белым, а уголков рта вообще не было, так что его рот не закрывался, а в целом все это напоминало страшную гримасу скелета. Там, где капли кислоты попали на щеки, они выжгли след в мякоти, так что впечатление было такое, что по его лицу прошлись острыми когтями.

— Ты можешь убить меня, если хочешь, темплар, — сказал Рокан, взгляд его единственного глаза буравил Дигона, — но если у мертвого есть последнее желание, освободи мне руки, на мгновение.

Тимор улыбнулся. — Я не собираюсь убивать тебя, мой друг, — сказал он. — Я ненавижу бесцельно растрачивать потенциально полезные ресурсы. У тебя сильная воля и дух, ты всегда и во всем идешь до конца, а я всегда готов использовать людей вроде тебя. Но этот презренный червь, — добавил он, поворачиваясь к Дигону, — не имеет никакого значения, в моих глазах.

— Милорд темплар, нет! — закричал Дигон. — Я могу помочь! Я буду служить!

— Ты будешь служить любому, так как у тебя ни силы воли, ни силы духа, — сказал Тимор. — Но я не буду пачкать о тебя свои руки. Твое желание будет выполнено, Рокан.

Он сделал небрежное движение пальцами, и с рук Рокана свалились путы. С рычанием он бросился на Дигона. Руки того были все еще связаны, и Дигон был беззащитен. Он закричал и попытался ударить ногой напавшего на него Рокана, но тот двигался слишком быстро. Он схватил руками горло Дигона, начал его душить, затем заставил встать на колени, лечь спиной на пол, наконец сам сел на него сверху. Рот Дигона был широко открыт, он напрасно пытался вдохнуть последние глотки воздуха. Тимор налил себе еше немного вина, потом удобно устроился в кресле с высокой спинкой, наблюдая за местью Рокана.

Одной рукой Рокан продолжал безжалостно сдавливать горло Дигона, а вторую запустил в его рот и схватил язык. С диким воплем он выравал язык изо рта, потом сунул его обратно в рот, заставляя его дойти до горла. Мародер было закричал, но тут же крик сменился бульканием, в его горле был кляп из его собственной крови и языка.

— Твой язык всегда слишком много болтал, Дигон, — сказал Рокан. потом его пальцы глубоко погрузились в трахею Дигона. Жестким, могучим движением он сломал тому шею.

— Я вижу, что ты держишь свое слово, — сказал Тимор, вспомнив угрозу Рокана. — Похвальная черта.

Рокан встал и, тяжело дыша, поглядел ему в лицо. — Если бы я мог, я сломал бы и тебе шею, темплар.

— Не сомневаюсь, что ты бы сделал это, — сказал Тимор, — если бы ты мог. Но почему ты направил свой гнев на меня? Мой путь чисто случайно пересекся с твоим. Это Сорак, который заставил стать предателем твоего, вовремя усопшего, приятеля, это он выведал все ваши планы, и именно он сообщил эти планы Собранию Советников. Он дал нам детальное описание всех вас, он сказал нам ваши имена, он сказал, где вас можно найти. Он предупредил нас о вашем плане атаковать караван, как только он выйдет из Тира. Наши солдаты будут ждать их там и убъют всех, до последнего человека. Твоих приятелей-шпионов приведут ко мне всех, возможно еще этой ночью. Вы все приехали сюда от Гор Мекилота только для того, чтобы всю вашу банду разгромили, и все это произошло только из-за одного человека. Впрочем не человека, а эльфлинга-полукровки, которого вы раньше в глаза не видели.

— Не эльфлинг испортил мне лицо, — проскрежетал Рокан, его единственный глаз наполнился ненавистью.

— Нет, конечно, это правда, — сказал Тимор, — но взгляни на это с другой стороны. Ты и твои мародеры описаны нам до малейших деталей, и это описание известно каждому солдату городской стражи. И описание твоей рожи, тоже. Но теперь никто не сможет узнать тебя. Если посмотреть с этой стороны, ты выиграл.

— И ты ожидаешь от меня благодарности?

— Нет, зачем, — ответил Тимор, — только беспрекословного подчинения, которого я легко могу добиться. Однако, человек служит хозяину намного лучше, если одновременно служит и самому себе. Ты потерял все, Рокан. Я предлагаю тебе шанс поквитаться с тем, кто бросил тебя в яму.

— Сорак, — сквозь зубы сказал Рокан.

— Да, Сорак. Я могу сказать тебе, где найти его. И когда остальных твоих приятелей приведут ко мне, они должны будут выбрать между переходом ко мне на службу и смертью. Я думаю, что мы оба знаем, что они выберут.

— Так ты хочешь смерти эльфлинга? — сказал Рокан. — Считай, что это уже сделано. Мне не нужна ничья помощь. Я сам позабочусь о нем.

— О, не думаю, что это так просто, — сказал Тимор. — Эльфлинг — Мастер Пути, и к тому же умело управляется со своим мечом. Было бы лучше, если у него не будет шансов, совсем. Так что выполни эту работу для меня, для себя, и заодно покажи мне чего ты стоишь.

— А потом? — спросил Рокан.

— А потом ты найдешь, что служить мне выгоднее, чем грабить караваны или шпионить для Нибеная.

— А что с моим лицом? — спросил Рокан. — Может ли твоя магия вылечить его?

— Возможно, — с улыбкой ответил Тимор. Его пальцы пробежали по ножке бокала. — В свое время.

— Когда? — спросил Рокан. — И почему я должен верить тебе? Ты просишь много, а обещаешь мало.

— Я обещаю больше, чем ты можешь себе вообразить, идиот, — сказал Тимор. — А что до восстановления твоего лица, считай это дополнительной наградой за выполненную работу.

— Магия осквернителей запрещена в Тира, — сказал Рокан. — Я уверен, что совету будет очень интересно узнать, что верховный темплар втайне занимается этой магией.

Тимор хихикнул. — Да, я уверен, так бы оно и было, но ты никогда не скажешь им.

— А что остановит меня? Ты можешь убить меня в любой момент, как только захочешь. Это только избавит меня от беспокойного ожидания.

— Действительно, убить человека очень просто, — ответил Тимор. — А вот использовать его для своих целей значительно интереснее, и приносит больше дохода. Ты же сам вождь своих бандитов, и понимаешь это не хуже чем я. Может быть ты и не боишься смерти, но до сих пор ты выживал. Ты даже настолько нагл, что пытаешься торговаться, в поисках дополнительной выгоды. Я уважаю это. Но я — будущее Тира, Рокан, и, без меня, у тебя нет будущего. Смотри.

Тимор вытянул руку и пробормотал какое-то заклинание, потом сжал свои пальцы вместе, как если бы зажал что-то между ними.

Рокан почувствовал, как холодная рука сжала его горло. Он в ужасе схватился за шею и попытался крикнуть, но из его сжатых губ вышел только слабый хрип. Он не мог говорить. Все, что он мог, — едва слышно хрипеть.

43
{"b":"12208","o":1}