ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я теперь представь себе свое будущее, Рокан, — сказал Тимор. — Немой, с таким ужасным лицом, тебе придется просить милостыню на улицах. Сидеть там и квакать, как ящерица, надеясь, что какой-нибудь прохожий пожалеет тебя, несмотря на твой отталкивающий внешний вид, и кинет мелкую монетку в твою ладонь. Такое наказание хуже смерти, Рокан. Я могу просто оставить тебя таким, как ты сейчас, и дать тебе жить.

Он разнял пальцы, Рокан вдохнул воздух и облегченно закашлялся.

— Я думаю, мы поняли друг друга, не так ли? — мягко сказал Тимор.

— Да, милорд, — ответил Рокан, обретя голос.

— Замечательно, — сказал Тимор со слабой улыбкой. Потом он обратился к своим темпларам. — Возьмите этого человека вниз, дайте ему поесть и отдохнуть. Приготовьте для него комнату в помещениях для слуг. Ему потребуется оружие. Я уверен, что он хорошо знает, что ему надо.

Потом он опять повернулся к Рокану. — Они проводят тебя в твою комнату. Оставайся там пока я не пошлю за тобой. И не забывай об этом эльфлинге, Сораке. Твое падение — его рук дело. Ты должен разобраться с ним.

Когда темплары увели Рокана, Тимор налил себе еще немного вина. Он начал чувствовать внутри себя тепло и довольство самим собой. Дела идут хорошо, подумал он, просто замечательно.

Десятая Глава

Сорак понаблюдал, как банкомет перетасовал карты и передал их следующему человеку. Виноторговец сдвинул колоду и вернул ее банкомету, купцу из каравана, пришедшего из Алтарука. За столом было пять человек, не считая Сорака. И один из них был шулером.

Сорак взял свои карты, развернул веером и взглянул на них.

Ставка была десять серебряных монет. Как только все положили свои деньги в железный ящичек, виноторговец сбросил три карты, и банкомет положил на стол перед ним три новых. Виноторговец взял их и присоединил к оставшимся двум. Его полное лицо с двойным подбородком не выразило ничего.

Молодой черноволосый аристократ взял две. Плотный торговец животными взял три. Сорак пропустил, а лысый тоговец керамикой взял две.

— Банкомет берет две, — громко объявил банкомет и сдал самому себе две карты.

Виноторговец открыл торг с десятью серебряными.

— Поддерживаю десять и добавляю еще десять, — сказал черноволосый аристократ.

— Тебе надо добавить двадцать, — сказал банкомет торговцу животными. Здоровенный мужчина крякнул и еще раз взглянул на свои карты. — Поддерживаю, — сказал он, отсчитывая двадцать монет и бросая их в черный ящичек в центре стола.

— Я поднимаю еще на двадцать, — сказал Сорак, не глядя в свои карты. Он бросил монеты в шкатулку.

— Слишком много для меня, — сказал торговец керамикой, смешивая карты и бросая их на стол, рубашкой вверх.

— Поддерживаю твои двадцать, — сказал купец, его глаза встретились со взглядом Сорака, — и добавляю еще двадцать.

Виноторговец спасовал, продавец животных и черноволосый аристократ остались, как и Сорак.

— Открываем, — сказал Сорак.

Купец улыбнулся и выложил свои карты на стол. — Вы можете плакать крупными слезами, мои друзья, — сказал он, самодовольно откидываясь назад на стуле. У него была тройка и четыре волшебника. Торговец животными негромко выругался и бросил карты на стол.

— Это бьет мои, — со вздохом сказал аристократ, купец улыбнулся и потянулся к ящичку.

— Четыре дракона, — сказал Сорак, открывая карты. Купец прыгнул на ноги, его стул покатился по полу.

— Невозможно! — выкрикнул он.

— Почему? — спросил Сорак, спокойно глядя на него.

Остальные игроки обменялись нервными взглядами.

— И в самом деле, — сказал аристократ, — почему?

— Он вытащил их из рукава, — заявил купец злым, обвиняющим тоном.

— Нет, на самом деле я вытащил их из-за голенища твоего левого сапога, — сказал Сорак.

Глаза купца расширились и его взгляд невольно скользнул к его высоким, выше колена сапогам.

— Карты, которые ты сбросил, были шестерка чаш и двойка жезлов, — сказал Сорак. — Из колоды ты взял дракона мечей и четверку пентаклей. Вот откуда ты знал, что я никак не мог иметь четырех драконов, поскольку сам положил дракона мечей и четверку пентаклей за голенище левого сапога, пока делал ход.

— Лжец! — крикнул купец.

Двое стражников-великанышей тихо подошли к нему сзади.

Сорак взглянул на других игроков. — Если вы посмотрите голенище его левого сапога, то найдете четверку пентаклей, все еще скрытую там. А за голенищем его правого сапога есть еще два волшебника. Он начал с четырех, по одному каждой масти.

— Я думаю, что стоит проверить его сапоги, — сказал молодой аристократ, глядя тяжелым взглядом на купца.

Два великаныша, стоявших позади купца, попробовали схватить его за руки, но он оказался слишком быстр для них. Локтем правой руки он заехал одному из великанышей в солнечное сплетение, заставив того отшатнуться, а пяткой ноги резко ударил по стопе второго. Пока великаныш громко выл от боли, купец ударил его кулаком в пах. Он двигался очень быстро, все это заняло не более мгновения, и когда остальные великаныши сообразили, что надо бежать на помощь, железный меч купца уже вылетел из его ножен.

Собственная рука Сорака метнулась к рукоятке его меча, но не успели его пальцы сомкнуться на ней, как внезапно он почувствовал, что падает вглубь своего сознания. Новая личность заняла его место, а сам Сорак закрутился в темноте, голова пошла кругом. Ледяной озноб сковал его тело, когда Темный Маркиз отодвинул его в самые глубины подсознания.

Купец с рычанием рубанул мечом сверху вниз, собираясь разрубить голову Сорака пополам, но Маркиз уже выхватил меч и отразил удар. Железное лезвие жалобно зазвенело, наткнувшись на эльфийскую сталь и разлетелось на куски, как если бы оно было из стекла. Купец изумленно разинул рот, но быстро пришел в себя и ударил ногой по столу. Карты, деньги и бокалы полетели на пол, а сам стол опрокинулся на бок, став эффективным щитом между Сораком и мнимым купцом. Маркиз поднял Гальдру и резко ударил им по столу. Тяжелый и прочный стол из древесины агафари распался на две половинки, как будто был сделан из сыра.

Купец глотнул и повернулся, чтобы сбежать. Поздно. Дверь была блокирована великанышами и вооруженными полуэльфами. Он выругался и опять повернулся к Сораку. — Умри, полукровка! — крикнул он, выхватывая обсидиановый кинжал и швыряя его в Сорака.

Темный Маркиз резко ушел вглубь, и кинжал замер в воздухе, замороженный в нескольких дюймах от груди Сорака Стражем, которая сменила Маркиза. Глаза Сорака засверкали, кинжал медленно развернулся в воздухе острием к купцу. Челюсть мужчины отвисла от изумления, а потом удивление перешло в панику, когда кинжал понесся к нему как рассерженный шершень. Он повернулся и бросился бежать, но кинжал догнал его и по рукоятку вонзился ему между лопаток. Еще мгновение, и купец рухнул на пол, по инерции проехал по нему, наткнулся на стол, сбил его и замер на полу безжизненной массой.

Потрясенная тишина воцарилась на мгновение в игорном доме, а потом со всех сторон раздались приглушенные возгласы и шепот посетителей. Сорак подошел к телу бывшего банкомета, и снял с него сапог. Потом он наклонился и вытащил оттуда спрятанную карту. Это была четверка пентаклей. Он подощел к другим игрокам и показал ее им.

— Вы можете разделить деньги за игру между собой, — сказал он, — пропорционально, согласно вашей ставке. Что касается денег банкомета, разделите их на равные доли. — Он повернулся и бросил карту обратно на труп. Она приземлилась точно на грудь. — В этом игорном доме не любят шулеров, — громко сказал он, обращаясь ко всему залу. Потом добавил тише, уже потрясенным игрокам. — Вы можете взять мою долю тоже и разделить между собой, небольшое вознаграждение за произошедшее … беспокойство. — Он махнул рукой служанке. — Пожалуйста, принеси этим джентельменам вина за мой счет.

— Благодарю вас, — сказал виноторговец, нервно сглатывая.

Молодой аристократ уставился на куски стола, потом перевел взгляд на меч Сорака. — Этот стол был из твердого дерева агафари, — сказал он, как бы не веря собственным глазам. — А вы раскололи его пополам!

44
{"b":"12208","o":1}