ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Руда Александра

Кнопка

Что такое не везет, или О магах

"Для того, чтобы помыть один коридор огромного академического здания уходит полчаса и два ведра воды. Всего коридоров пять. Да пятьсот пятьдесят две ступеньки.

Я — счастливый человек. У меня есть самая лучшая в мире работа, когда над головой не стоит злое начальство. Я — сама себе голова. Я сама устанавливаю себе график. Главное — чтобы все пять коридоров да пятьсот пятьдесят две ступеньки блестели к приходу студентов и профессоров в восемь утра.

Я работаю уборщицей в Академии Духа.

И учусь на аптекаря. Совсем скоро я буду уважаемым человеком. Если у кого-то что-то заболит, они будут обращаться ко мне. Они будут говорит: "Уважаемая Таша, пожалуйста, обратите на меня свое драгоценное внимание! Я вас умоляю, помогите! У меня болит живот!". И тогда никто, никто не будет вспоминать то, как я мыла коридоры и убирала в домах богатых соседей.

Да, я — счастливый человек. У меня есть работа, есть любимое дело, есть семья — мама, папа и двое братишек-близнецов. И еще несколько лет — и я буду аптекарем! У меня уже даже продуман интерьер моей будущей лавки. У нее будут красные стены. В нашем городе ни в одной аптеке нет красных стен, а у меня будут. И все будут знать, что это — Ташина аптека. Нет, это аптека уважаемой Таисии Ворон, вот!

Это в будущем, а пока я мою полы. Моя подруга Инна говорит, что это — унизительно. А я считаю, что нет унизительной работы, если ты трудишься от души. Сама Инна работает в лавке, торгующей лекарственными растениями. Ее хозяйка — баба злобная и жадная, она постоянно кричит, стоит Инне уронить хоть былинку. Впрочем, я считаю, что это происходит из-за того, что у хозяйки болят зубы. Когда болят зубы, хочешь — не хочешь, а станешь тараканьим отродьем.

О, а это что за пятно? Какое здоровенное, фиолетовое. На весь коридор растеклось! Вот не повезло! Наверное, пробирку с какой-то дрянью разбили".

Я потерла пятно тряпкой. Хоть бы чуть-чуть побледнело. Вот невезенье! Я уж надеялась скоро домой пойти, поспать. Завтра еще коллоквиум по витаминным порошкам писать. Я порылась в сумке, где-то должно было быть мыло. Ага, вот оно!

Это мыло по своему сверхсекретному рецепту варила моя соседка. Мыло отъедало любые пятна, и я всегда носила с собой на работу кусочек. Размочив его в воде, я старательно натерла пол и присела, опершись о стенку. Чтобы пятно исчезло, надо немного подождать.

Вдруг…

Вообще-то в моей жизни практически нет места таким словам, как "а вдруг". Я стараюсь все четко планировать, чтобы ни минуты не пропало зря, чтобы все успеть. Учеба, домашние задания, работа, отдых. Вдруг случался тогда, когда моим братцам было лень нести в мусорное ведро лягушку, жертву их научных опытов, и они подкалывали ее мне в сумку. И тогда — вот тогда а вдруг случался такой, что хотелось их придушить — по середине реферата обнаруживалось подозрительное пятно, а с подкладку сумки приходилось долго вычищать от воняющих останков. Отомстить похожим мне не давала гордость старшей сестры.

Так вот, вдруг я услышала шаги. Ну, что за ночь сегодня! Сначала пятно на полу, теперь вот, кто-то из магов припозднился. Согласно инструкции, при виде мага я должна была вести себя тихо-тихо, как мышка, чтобы ни словом, ни жестом не нарушить его концентрацию. Ведь магия — дело очень и очень ответственное, требующее напряжения всех сил и строжайшей концентрации внимания. К счастью, за год работы мне ни разу не приходилось встречаться с магами, кроме нанимателя.

Фигура, закутанная в балахон вышла из-за угла, помедлила и направилась ко мне. О, нет, нет, нет!!! Только не по мыльному полу! Он же скольз…

Маг упал на пол с жутким грохотом. Кажется, что-то у него сломалось. Или сломалось то, что он нес.

Проклятье! Проклятый Таракан!

Я на четвереньках подползла к магу. Он лежал, не двигаясь, но, кажется дышал. Стиснув зубы, я заставила себя пальцем дотронуться до пострадавшего. В народе ходили жуткие слухи, что маг, потерявший концентрацию, взрывается, и мне оставалось только молиться, чтобы эти слухи не имели под собой реальной почвы. Я приложила палец к шее мага и зажмурилась. Ничего не произошло, ни взрыва, ни даже хлопка, как от петарды. К моему величайшему облегчению, жилка на шее билась.

— Эй, маг! — прошептала я.

Он, конечно же, не ответил. Зря надеялась.

На четвереньках, чтобы не упасть, я направилась к ведру. Жаль, что вода грязная, но какая есть. Придется магу потерпеть.

Никогда не думала, что волочь ведро с водой по скользкому полу на четвереньках будет так тяжело! Глубоко вздохнув, я вылила часть воды на мага.

— Ааах, — сказал он, широко открывая глаза.

Резко сев, он застонал, схватился за голову и попытался опять упасть. Хорошо, что я успела подставить руки! Через густые волосы прощупывалась здоровенная шишка. Но хоть крови нет, и то хлеб.

Проклятье! Проклятье! Интересно, меня сразу выгонят с работы или дадут возможность оправдаться?

— Что со мной? — простонал маг.

— Вы упали на пол, — сказала я. — Полежите немного, вам лучше сейчас не вставать.

Маг застонал и, кажется, снова потерял сознание.

Вот тараканье отродье!

Я уже представила себе заголовки газет: "Уборщица из бедного квартала убила мага!". И моя физиономия на половину первой страницы! Конечно, я мечтала о том, чтобы попасть в газеты или украсить собой первую страницу модного журнала, но никак не быть героиней криминальной хроники! И что мне светит? Двадцать, тридцать лет каторжных работ?

А если… а если он всего лишь покалечился? Тогда мне дадут всего пять-десять лет, а это куда меньше, чем двадцать, правда?

Осторожно я нашарила на спине мага капюшон и натянула его ему на голову. Переползла к сухому месту на полу, встала, взяла мага за ноги и поволокла по коридору. Не хорошо, что он так вот лежит, у всех на виду. Еще пройдет кто-то и задаст мне вполне законный вопрос: "а что это у вас, уборщица, на полу маги валяются?" Ведь маг в нашем государстве — личность куда ценнее, чем двести уборщиц, вместе взятых. А может, и триста.

Маг оказался страшно тяжелым. Его с виду не такое уж и упитанное тело волоклось по полу очень трудно. Ух, хоть бы спину не потянуть. А, вроде, худой. Хотя, может быть, у него там ляжки, как у борова, которого на продажу откармливают. А может, это магическая энергия его таким тяжелым делают.

Слава всем Богам, что хоть не взорвался до сих пор.

Ну почему мне с моим вечным невезением, если уж такое приключилось, не попался хотя бы маленький, какой-нибудь субтильный маг. Или старый-старый профессор, смерть которого можно было бы списать на естественные причины? Нет же, здоровенный бугай, чтоб ему пусто было. И чего вот это в полночь ему дома не спалось, а? Ну почему, если я тяну билет на экзамене, то мне попадается самый сложный, если я стою в очереди за чем-то, то продукт заканчивается прям передо мной, когда распределяют больных на лечение, то мне достается не прекрасный молодой юноша с переломом руки, а вредный и въедливый старикан, у которого все болит.

Превысив свой лимит по проклятиям и обращениям к Таракану лет на пять, я покорилась сегодняшней судьбе, на которой, вероятно вышеупомянутый злобный бог потоптался.

Затолкав бессознательного мага в подсобку, где хранились метлы, швабры и прочий уборщицкий инвентарь, я пошла домывать полы. А то еще кого нелегкая принесет, а еще одна подсобка аж двумя этажами выше. По лестнице наверх мне еще одно тело никак не затащить.

Как и ожидалось, чудо-мыло тетушки Маши отъело фиолетовое пятно напрочь. Я быстро сполоснула пол, закончила с оставшимся кусочком коридора, выплеснула в туалет грязную воду. Тщательно помыла ведро и налила туда холодной воды. Пора оживлять тело в подсобке.

При тусклом свете лампочки маг лежал в такой же позе, в какой я его оставила. Размахнувшись, я окатила его водой.

1
{"b":"122087","o":1}