ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
4321
Невольный брак
Пенсионер. История первая. Дом в глуши
Элеанор Олифант в полном порядке
NOS4A2. Носферату, или Страна Рождества
Танки, тёлки, рок-н-ролл
Застолье Петра Вайля
Приключения Серёжи Царапкина
Вход не с той стороны

Он ругал себя, что оставил Риану одну. Да, верно, он не ожидал встретить мародеров так далеко от их лагеря, но он должен был понять, насколько она устала, и совершенно не в состоянии удержаться от сна. Всех этих неприятностей можно было легко избежать. Надо было просто подождать, пока она выспится и восстановит свои силы, и только потом дать возможность Путешественнику поохотиться. Он проклинал себя за это, и если с Рианой что-то случится, он не представлял себе, как он сумеет жить дальше.

Ближе к вечеру они, наконец, нагнали мародеров. Те разбили свой лагерь на тропе, вьющейся через нижние предгорья, в таком месте, которое уже много раз использовалось как место отдыха. На поляне было много старых костровищ и других знаков, которые ясно показывали, что мародеры часто бывали здесь. Сорак отметил для себя, но это скорее охотничий отряд, а не банда для нападения на караваны. Некоторые из канков были нагружены убитыми животными. Он и Валсавис почувствовали запах горовящейся еды задолго до того, как они увидели лагерный костер. Мародеры совершенно не собирались как-то маскироваться или скрываться. Это была их территория, и они были уверены в своей полной безопасности.

Валсавис оказался абсолютно прав. Их было ровно девять. Они даже не дали себе труда выставить дозорных. Все они собрались около костра, весело болтали и готовили себе ужин. По кругу шел мех с вином, и они, кажется, были очень довольны сами собой.

А почему бы им и не быть, подумал Сорак, когда они с Валсависом глядели на лагерь из-за кустов. Они не только удачно поохотились, но заодно наткнулись на неожиданный приз.

Риана сидела неподалеко, прислонившись к камню. Ее ладони были связаны за спиной, а руки примотаны к бокам веревкой, которая шла через ее грудь. И ноги были связаны, как колени, так и лодыжки. Она вообще не могла двигаться, и судя по ее положению, ей должно было быть очень больно и неудобно. Сорак не мог сказать, ранена она или нет. Она не шевелилась.

— Мы должны подойти поближе, — сказал он Валсавису.

— Еше нет, — ответил тот, сдерживающе кладя руку ему на грудь. — Твоя монахиня пока в безопасности. Мародеры ничего не сделали ей. За нее можно выручить хорошие деньги на рабском рынке, а посредники не любят попорченный товар. И пусть они наполнят себе животы едой и выпивкой. Человек с полным пузом не может быстро бегать.

Сорак кивнул головй, соглашаясь. — Да, это разумный совет, — сказал он. — И они будут почти беззащитны ночью, после того, как пойдут спать.

— Особенно если они будут продолжать пить в таком же темпе, — сказал Валсавис. — Это может оказаться намного легче, чем мы думали. Жаль.

— Жаль? — с удивлением переспросил Сорак.

— Не слишком интересно резать глотки спящим и к тому же мертвецки пьяным.

— Интересно? Мне нет никого интереса в убийстве этих негодяев. Меня интересует только безопасность Рианы.

— Да, я вижу, — сказал Валсавис. Но меня беспокоит кое-что. Монахини-виличчи обалдают псионичской силой от рождения, а после тренировок они вообще становятся Мастерами Пути. И вот я спрашиваю себя, почему она не использовала свои псионические таланты чтобы освободиться?

Сорак покачал головой. Не знаю. Может быть она выжидает, как и мы, более лучшее время и возможность.

— Она не похожа на виличчи, — сказал Валсавис. — Я бы никогда не подумал о ней так. Очень сомнительно, что у мародеров глаз лучше чем у меня, и они будут опасаться ее. Он помолчал мгновение, потом спросил равнодушным тоном, как если бы вопрос чисто случайно пришел ему в голову, — А какими талантами она обладает?

— Двигать предметы, не прикасаясь к ним, — ответил Сорак. — Это называется телекинез. Это самая распростаненный талант среди них. Практически он есть у всех виличчи, они рождаются с ним.

Валсавис отметил для будущего. — Тогда она может использовать свою силу, чтобы освободиться от веревки, — сказал он. — Это очень поможет нам, когда придет время действовать. Давай надеяться, что она не начнет раньше, чем мы будем готовы.

— Она очень умна, — сказал Сорак. — Она выберет лучшее время.

— А почему она вообще путешествует с тобой? — спросил Валсавис. — По моему опыту монахини-виличчи не слишком нуждаются в компании мужчин, независимо от их расы. Не нуждаются они и в их защите.

— Риана мой друг, — сухо сказал Сорак, как если бы это все объясняло. Он внезапно сообразил, что Валсавис задает слишком много вопросов, и ничего не говорит о себе. — Нам очень повезло, что ты очутился здесь в нужное время. Как так получилось, что ты едешь один в таком пустынном месте?

— Я еду в деревню Соленое Поле, — ответил Валсавис, — и я предполагаю, что и ты направляешься туда же.

— А почему ты так предполагаешь?

Валсавис пожал плечами. — А куда еще ты можешь ехать? За исключением лагеря мародеров, это единственное поселение на много миль вокруг.

— Большинство путешественников едет через каньон, — сказал Сорак.

— Когда человек едет один, на него легко напасть из засады, — сказал Валсавис. — Ты и я в этом отношении очень похожи. Мы оба следопыты и мы оба знаем дороги пустыни. Очевидно, что нам пришла в голову та же мысль. Если пересечь горы на восточном краю кряжа, то выйдешь прямиком к Соленому Полю, и заодно таком образом обойдешь далеко стороной лагерь мародеров, где наверняка находится много хорошо-вооруженных бандитов. Логика и осторожность определили наш путь.

— Тогда получается, что ты пересек Желтую Пустыню? — спросил Сорак.

— Конечно, — ответил Валсавис. — А как иначе можно добраться до Мекилотов? Желтая Пустыня окружает их со всех сторон.

— Но если так, значит ты пришел из Нибеная, а?

— Из Галга, где кончается караванная дорога.

— И зачем тебе Соленое Поле?

Валсавис опять пожал плечами. — Хочу немного развлечься, — ответил он. — В Галге почти нет ночной жизни. Оба чересчур сурово относится к таким вещам. Я слышал, что в игорных клубах в Соленом Поле можно хорошо провести время, а их театры считаются чуть ли не лучшими на Атхасе.

— Глядя на тебя трудно поверить, что ты любишь смотреть трагедии, — сказал Сорак.

— Да, это правда. Сам театр меня не беспокоит, — согласился Валсавис, — но там, где театр, там можно найти молодых актрис и танцовщиц, высоко задирающих ножки.

— А, — сказал Сорак, кивая головй. — Я понимаю.

— А, кстати, что с тобой самим? — спросил Валсавис. — Соленое Поле не самая обычная цель для друида и монахини-виличчи. Я слышал, что там не в восторге от сохранителей.

— Да, но и там можно пытаться проведывать Путь Друида, надеясь обратить кого-нибудь, — сказал Сорак.

— Тогда вы совершаете паломничество?

— Да, Риана совершает свое обычное паломничество в поисках девочек-виличчи, — сказал Сорак, — а я хочу попытаться донести до них слово друида. Соленое Поле очень изолированное место, и, без сомнения, его жители мало видали друидов. Люди всегда подозрительны и недоверчивы к тому, что они не понимают.

— Я, кажется, слышал где-то, что один сохранитель уже живет в Соленом Поле, — сказал Валсавис. — Старый друид, его зовут Тихий. Или, возможно, Молчаливый, а не помню точно.

— Молчаливый? — с равнодушным лицом спросил Сорак. — Странное имя.

— То есть ты никогда не слышал о нем?

Теперь Сорак пожал плечами. — Друид, который всегда молчит, мало может сделать для дела сохранителей. Как он может проповедовать Путь и учить других следовать по нему?

— Хмм, я думаю ты прав, — ответил Валсавис. — Я никогда не думал об этом.

— А какие вообще твои симпатии? — спросил Сорак. — Какой путь предпочитаешь ты?

— Често говоря меня мало волнует борьба между сохранителями и осквернителями, — сказал Валсавис. — Я простой солдат, наемник. Я не вижу, как эта борьба связана лично со мной.

— Она еще как связана лично с тобой, со мной и со всеми жителями этой несчастной планеты, — горячо сказал Сорак. — Он нее зависит судьба мира, в котором мы живем.

— Возможно, — равнодушно ответил Валсавис, — но есть так много вещей, от которых зависит судьба мира и человека, и на большинство из них мы почти не можем повлиять. Политическая борьба касается меня только тогда, когда меня нанимают, та сторона или эта. А что до твоих великих проблем, то маленький человек, вроде меня, ничем не может повлиять на них, так что я и не обращаю на них внимание.

16
{"b":"12209","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Малефисента. История истинной любви
45 татуировок продавана. Правила для тех, кто продает и управляет продажами
Ночь драконов
Пандора. Карантин
7 навыков высокоэффективных людей. Мощные инструменты развития личности
Еда и эволюция. История Homo Sapiens в тарелке
Сценарии кинофильмов Андрея Звягинцева
Девушка в лабиринте
Аномалия