ЛитМир - Электронная Библиотека

— У нас будет о чем позаботиться в Бодахе даже не имея его поблизости, — сказала она.

— Если он рассчитывает, что мы приведем его к Мудрецу, тогда, я считаю, мы вполне можем доверить Валсавису помочь нам прожить достаточно долго, чтобы найти его, — сказал Сорак.

Риана кивнула. — Да, хорошая мысль. Но что будет потом, когда мы уйдем из Бодаха?

Сорак улыбнулся. — Найти Серебряный Нагрудник и сбежать живыми из Бодаха будет вполне достаточно для начала, — сказал он. — А уж потом будет время решить, что делать с Валсависом. Сейчас же самое лучшее для тебя лечь спать. Тебе нужно восстановить свои силы. Я побуду на страже.

Она взглянула на Валсависа и покачала головой. — Если он агент Короля-Тени, то он чересчур спокойно спит, абсолютно не опасаясь нас.

— А почему он должен нас бояться? — с удивлением спросил Сорак. — Он знает, что мы сохранители, и не убьем его во время сна только потому, что у нас есть подозрения на его счет.

Риана саркастичести усмехнулась. — Не сомневаюсь, что он не заколебался бы даже на мгновение именно так и поступить, если бы наши роли переменились. Или и в этом ты со мной не согласен?

— Нет, — сказал Сорак, кивая. — Я согласен, у него не было бы никаких моральных проблем в этом случае.

— Не думаю, что это поможет мне спать со спокойной душой, — сказала она.

— Я не спущу с него глаз всю ночь, — сказал Сорак. — Посмотрим, что он будет делать, когда мы окажемся в Соленом Поле.

— Я была бы не слишком разочарованна, если он решит там и остаться, несмотря на все опасности, с которыми нам придется иметь дело в Бодахе, — сказала Риана.

— Если он действительно агент Короля-Тени, — сказал Сорак, — тогда я предпочел бы, чтобы он был с нами, на виду, и мы могли бы схватить его, в случае чего. Если же он пойдет по нашему следу, мы не сможем от него избавиться. По меньшей мере это я знаю абсолютно точно. Если он действительно работает на Короля-Тень, тогда он прошел на нашему следу через весь Нибенай и через всю Великую Желтую Пустыню. Мы не сможем стряхнуть его следа, что бы мы не делали.

— А это значит что нам придется убить его, — сказала Риана.

Сорак какое-то время глядел на Валсависа, который спокойно лежал в своем спальном мешке спиной к ним. — Боюсь, что у нас не будет выбора, если все так и будет, — наконец сказал он. — И после того, что я видел своими собственными глазами, ясно, что будет совсем не легко.

— Ну, с Темным Маркизом ему не сравниться, — сказала Риана.

— Не уверен, — сказал Сорак. — Но даже если наши подозрения правильны, мы не можем убить человека, который не сделал нам абсолютно ничего плохого. Это будет хладнокровное убийство.

Риана кивнула головой. — Да, я знаю. Но что же тогда делать?

Сорак потряс головой. — Не знаю — сказал он. — Пока не знаю. Но я буду следить за ним, и очень тщательно.

— Как ты думаешь, он знает что мы подозреваем его.

— Возможно, — сказал Сорак. — Не забывай, он может оказаться и обыкновенным странствующим наемником, который любит приключения, как он сам и говорит. С другой стороны, он знает о Молчаливом. Он сказал мне это совершенно определенно. Он либо совершенно честен, либо наслаждается, играя с нами в свои игры, примерно так как горный кот играет со своей жертвой, прежде чем убить. Вопрос в том, как долго он собирается играть с нами, прежде, чем нападет?

Риана расстелила свой спальный мешок. — Этот малоприятный вопрос подождет, пока я не высплюсь, — устало сказала она.

— Спокойной ночи, сестренка, — сказал Сорак. — Приятного сна.

— Спокойной ночи, моя любовь, — тихо сказала она.

Вскоре она заснула. Но Сорак еще долго не спал, глядя в огонь и размышляя о их новом товарище по путешествию. Наконец и он устал, скольнул вниз, и уснул, а Наблюдатель вышла наверх и стала глядеть на мир его глазами.

Всю эту долгую ночь она сидела около огня, не пропуская ничего, от легчайшего звука до самого слабого дуновения ночного ветра. И не на секунду ее острый взгляд не отрывался от спины Валсависа.

Четвертая глава

Деревня Соленое Поле лежала совершенно одна у подножия южного склона Гор Мекилота. Далеко на север, через Великую Желтую Пустыню, шла караванная дорога с севера, заканчившаяся в Нибенае. На запад, через Горы Мекилота и ту же Великую Желтую Пустыню, караванная дорога из Алтарука огибала западный край соленой равнины и уходила на северо-восток, заканчиваясь в Галге. На восток и на юг не было вообще ничего, кроме безжизненных пустых земель, протянувшихся на многие мили. Очень далеко на юге соленая равнина заканчивалась большими внутренними иловыми озерами с пустыми и печальными песчаными островами. Еще дальше на юг озера кончались и полуостров расширялся в узкую полоску земли, отделявшую озера от Илового Моря, а на самом кончике полуострова, очень далеко от цивилизации, лежали развалины Бодаха, города немертвых.

Никто не останавливался в Соленом Поле по дороге куда-то еще, потому что Соленое Поле само по себе было концом всех путей. Соленое Поле не имело никакого стратегического значения, так что войны Атхаса не задевали его. Соленое Поле не обладало никакими природными ресурсами, так что не было никакого соревнования за них, типа соперничества Нибеная и Галга за деревья агафари. Короче говоря, в Соленом Поле не было ничего, что бы привлекало посетителей, за исключением одного товара, за которым люди и гуманоиды гонялись всегда — дикая, ничем не стесненная, вольная атмосфера безостановочных развлечений и дешевых удовольствий.

Деревня была основана сбежавшими рабами, и в начале была просто скопищем грязных хижин и зданий из необжженого кирпича, но с тех пор она прошла долгий путь. И сейчас это не был большой город, но на его единственной главной улице стояли театры и игорные дома, отели, рестораны, таверны и публичные дома, вместе с бойцовскими рингами, и ни один из них не был закрыт. За долгие годы вокруг главной улицы стали строиться и другие здания, в основном жилые дома местных жителей, но также и магазины, в которых можно было купить все, что только можно себе вообразить, от оружия до магических талисманов. Посетитель мог купить как бутылку со смертельным ядом или любовным зельем, так и совершенно невинные скульптуры или декоративные восточные кувшины. В Соленом Поле можно было достать все — за соответствующую цену.

Обычно в Соленое Поле ездили из Галга. Через Великую Желтую Пустыню не шла караванная дорога, но время от времени небольшие группы или караваны организовывались предприимчивыми купцами, которые, за приличные деньги, везли путешественников через пустыню и проход в Горах Мекилота до Соленого Поля. Эти маленькие, случайные караваны не привлекали мародеров, так как они не везли сколько-нибудь приличного количества товаров, а для того, чтобы избежать засад и ограбления путешественников, они заранее платили своеобразную пошлину бандитам, впрочем деньги за эту пошлину они включали в стоимость пути.

Еще одна дорога в Соленое Поле вела из Северного Ледополуса, поселении дварфов на юго-востоке, на северном берегу дельты Раздвоенного Языка. Маленькие караваны из Северного Ледополуса в Соленое Поле ходили достаточно регулярно, следуя на северо-восток вдоль южного края Великой Желтой Пустыни, где они натыкались на внутренние иловые озера. Кружа между этими озерами по пескам юга караваны благоразумно обходили лагерь мародеров как можно дольше и шли параллельно Кряжу Мекилота, а потом ехали прямо на север через небольшой кусок Великой Желтой Пустыни.

Более мудрые путешественники платили за обратный билет заранее, так как путешественники частенько приезжали в Соленое Поле с полным кошельком, а потом были вынуждены вернуться с пустым. По меньшей мере те, кто платил заранее, могли вернуться. Те же, кто этого не сделал, зачастую оказывались перед незавидным выбором. Они могли или заработать себе дорогу назад, работая как слуги у своих проводников, которые использовали ситуацию для того, чтобы выжать из них все, что возможно, или, если проводникам не нужны были слуги — а недостатка в желающих не было никогда — несчастные были вынуждены оставаться в Соленом Поле и искать работу. Естественно, что все хорошие места работы были заняты местными жителями, или теми, кто стал местным жителем годы назад в похожей ситуации, не сумев уехать но сумев медленно и старательно улучшить свою судьбу. Все, что оставалось, была грязная, лакейская работа, или что-нибудь очень опасное, типа сражения на ринге или работа вышибалой в таверне. Шансов выжить на такой работе было не слишком много, особенно в таком вольнолюбивом месте, как Соленое Поле.

19
{"b":"12209","o":1}