ЛитМир - Электронная Библиотека

— И я, — ответила Риана, — но беспокойся или не беспокойся, это ничего не изменит. Постарайся расслабиться и наслаждаться жизнью. У нас еще не скоро будет другая такая возможность, если вообще будет.

Она опять скользнула в воду и глубоко вздохнула, полностью удовлетворенная и расслабленная. Но Сорак продолжал озабоченно глядеть на проход в задней части пещеры, прикидывая, что на уме у Валсависа.

* * *

Валсавис, голый, лежал на животе на толстых полотенцах, постеленных на деревянном столе, пока две прекрасные юные женщины массировали его мускулистую спину и не менее мускулистые руки и ноги. Оно хорошо знали свое дело, и он чувствововал с радостью, как их сильные пальцы глубоко проникают в его мускулы, убирая напряжение и усталость. Он знал, что находится в идеальной физической форме для человека его возраста — для человека любого возраста, на самом деле — и все еще не поддается разрушающему воздействию времени. И тем не менее он был уже не так гибок, как раньше, а его мышцы уставали намного быстрее, чем тогда, когда он был помоложе.

Я становлюсь слишком стар для этих игр, подумал он. Слишком стар, чтобы охотиться в пустыне, слишком стар, чтобы спать на голой земле, слишком стар, чтобы заниматься этими интригами. Он совершенно не собирался встречаться с эльфлингом и монахиней, как он это сделал. Его первоначальный план состоял в том, чтобы следовать за ними по пятам, и только потом, не сразу, чтобы добавить остроты к охоте, разрешить им узнать, что он охотится за ними, и он смог бы получить большое удовольствие наблюдая, как они пытаются стряхнуть его со следа. Однако, перед ним оказалась намного более интересная возможность, и он быстро поменял план и воспользовался ей.

Когда он нашел эльфлинга, лежащего на земле с арбалетным болтом в спине, он побоялся, что тот мертв. Не было ни малейшего признака монахини, и было совсем не трудно догадаться, что случилось. Быстрая проверка следов немедленно подтвердила его догадку. Оба этих сохранителя, как дети, попали в засаду, монахиню похители, а эльфлинга бросили, посчитав мертвым. Да, на этом все могло закончиться, но, к счастью, эльфлинг остался жив. И когда Валсалвис понял это, он решил поменять свой план.

Почему бы не присоединиться к ним? Помочь эльфлингу найти похитителей и спасти монахиню. Это, безусловно, заставило бы их почувствовать себя в долгу перед ним и помогло бы ему завоевать их доверие. Он невольно поморщился, когда одна из девушек начала обрабатывать его массивную руку, пока другая занималась его ногой. Да, присоединиться к ним он сумел, а вот завоевать их доверие оказалось более трудной проблемой.

В ту ночь, когда они спали в лагере мародеров, они еще долго не спали, тихо разговаривая между собой около костра. Он мог чувствовать, как они глядят на него. Он изо всех сил старался услышать их слова, но увы, они говорили слишком тихо. Неважно, он слишком много времени изучал людей, и очень хорошо отмечал любые особенности их поведения.

И сейчас он был абсолютно уверен, что они подозревают его. С его точки зрения он не сделал ничего подозрительного, никак не выдал себя, и тем не менее эльфлинг пытался прочесть его мысли. В начале он почувствовал что-то вроде щекотки в мозгу. Он был еще совсем молод, когда выяснилось, но он защищен от псионического проникновения в свой мозг. Даже Король-Тень не мог сделать это, хотя и пытался, неудачно, и не один раз. Естественно, когда Нибенай пытался проникнуть в его мысли, он был не слишком мягок, а король-дракон был очень силен. Валсавис хорошо помнил одну такую попытку, его голова гудела еще несколько часов после этого. Возможно, это была одна из причин, по которой Нибенай решил использовать его. Никакой Мастер Пути не мог залезть ему в голову, Валсавис понятия не имел, почему, но был очень благодарен природе за это. Ему не нравилась мысль о том, что любой может пошарить в его голове, как в собственном кошельке, и узнать, что он думает. Это дало бы его врагам слишком большое преимущество.

Тем не менее, он никак не ожидал от эльфлинга такой прыти, и был просто поражен. Король-Тень предупреждал его, что эльфлинг Мастер Пути, но это не слишком обеспокоило Валсависа. Раньше он уже имел дело с такими людьми. Да, они были чудовищно сильны, но не неуязвимы. И превзойти их, стать лучше чем они, убить их всегда было очень увлекательно.

Однако, когда эльфлинг попытался в первый раз прочесть его мысли, Валсавис ожидал, что он будет чувствовать себя примерно так же, как и тогда, когда другие пытались проделать это. Он ошибся.

Первая попытка была похожа на щекотание воображаемым пером в его сознании. Он постарался никак не показать, что он ощутил ее, так как не хотел, чтобы эльфлинг знал, что он в состоянии ощущащь такие вещи. Но второй рывок был намного сильнее, ничуть не слабее Нибеная, а ведь Нибенай был король-волшебник. Это очень удивило Валсависа, и ему было не слишком просто не выдать своего удивления. Потом последовало еще несколько несколько попыток, одна сильнее другой, и наконец он почувствовал себя так, как будто кто-то пытается вытащить его мозг через череп. В первый раз в своей жизни Валсавис усомнился в себе и не знал, сможет ли он сопротивляться дальше.

Он не понимал природу своеей защиты и никак не мог контролировать ее. Это было что-то, что он делал бессознательно, инстинктивно. Просто он был таким, и все дела. Но он никогда не встречался ни с чем, похожим на попытки эльфлинга пробить его природную защиту. Ему потребовалась вся его выдержка и самообладание, чтобы не выдать себя, не показать, что он ощущает, что творится в его голове. Он был просто ранен. Ужасная головная боль преследовала его весь следующий день и отпустила только сейчас.

Эльфлинг был невероятно силен, значительно сильнее, чем он думал о нем, сильнее, чем можно было себе представить. Даже Король-Тень не пытался с такой силой войти в его сознание. Это было просто потрясающе. Ничего удивительного, что Нибенай боялся его, и вызвал своего лучшего наемного убийцу из заслуженного отдыха только для того, чтобы расправиться с ним. Конечно, попытка прочитать его мысли не удалась, и Валсавис был уверен, что эльфлинг скорее всего не повторит ее. И это было очень удачно, так как у него не было ни малейшего желания повторять опыт. И так ему было очень трудно скрыть от них свое состояние. Да он получал настоящие раны в голову, которые болели меньше. Это очень выбило его из колеи.

Тем не менее эти попытки о чем-то говорили. Например о том, что эльфлинг не доверяет ему. Никто не будет пытаться лезть в чей-то мозг, если ты можешь доверяешь своему компаньону. Вопрос в том, в чем именно эльфлинг подозревает его? Может быть он так подозрителен только потому, что встретил незнакомца в глуши, и этот незнакомец предложил свою помощь непонятно почему? Быть может Сорак подозревает, что у него есть скрытые мотивы для этого. Но догадывается ли он об этих мотивах?

Валсавис вынужден был допустить такую возможность. Эльфлинг не дурак. И монахиня, к сожалению, тоже. Эльфлинг уже заметил, кто из них лучший следопыт. Да, возможно он ошибся, подумал Валсавис. Надо было дать эльфлингу самому выслеживать мародеров, но он сам, по дурости, обнаружил свое умение, сказав ему сколько было мародеров. Непозволительная ошибка! Нужно было промолчать, но он не смог устоять перед искушением, слово просто выскользнуло из него. Теперь эльфлинг знает, что он замечательный следопыт, а это, в свою очередь, означает, что Сорак понимает, что он вполне способен проследить его путь из Нибеная через Великую Желтую Пустыню.

Может быть он слегка развеял его подозрения, сказав ему о Галге, но Сорак легко может предположить, что он лжет. Н-да, ну и положеньице, подумал Валсавис. Они подозревают его, в это нет никаких сомнений. Ну и что, это делает игру еще более интересной. Тем более теперь, когда он полностью контролирует ситуацию.

Они подозревают, подумал он, но они не знают точно. И, в отличие от него, они не могут действовать на основании одних подозрений. Если бы он просто запозрил, что один из тех, с кем он едет вместе, его враг, Валсавис точно знал, что бы он сделал. Перерезать глотку во время сна, и спокойно поехать дальше, вот и все дела. Но Сорак и Риана, с другой стороны, сохранители, они следуют Путем Друида, а это значит, что у них есть совесть. Они дали клятвы во имя какой-то там морали, сам он не обременен никакой, и это дает ему очень существенное преимущество.

22
{"b":"12209","o":1}