ЛитМир - Электронная Библиотека

В какой-то момент они были так испуганы, что даже не отреагировали. Их было двенадцать против троих, и вот двое из них уже мертвы, роли поменялись, не они нападают, а на них напали.

Когда четыре человека, стоявших на дальнем конце плошади, сообразили, что их будущая жертва напала на них, Маркиз был уже перед ними. И тут они поняли еще кое-что, за секунду до того, как он ураганом обрушился на них. Они поняли, что означает абсолютный, всепобеждающий, животный страх. За ними пришла смерть. Чувство было внезапно, необьяснимо, ему невозможно было сопротивляться. Их затрясло от холода, и каждому из них показалось, что огромный кулак схватил их кишки и сжимает со страшной силой.

Им было неоткуда знать, что Маркиз был единственной в своем роде, устрашающей личностью, в которой основные, животные инстинкты, которые есть у каждого человека, полностью развились, и получилось создание, которое не только было действительно страшным, но оно еще и излучало невероятно сильное чувство страха при помощи псионической проекции. Черный Маркиз буквально внушал страх.

Двое из мародеров невольно отпрыгнули назад, пока Маркиз несся через площадь. Они еще не совсем сообразили, что происходит и что внушило им этот слепой, нерассуждающий страх, когда главарь толкнул их вперед, громко крича, — Возьмите его, дураки. Он только один.

В то же самое мгновение страх почти исчез, а если бы он и возник снова, бежать было уже поздно. На них обрушилась невообразимая сила, и они начали сражаться, сражаться за свою жизнь. Но как только их мечи попытались противостоять Гальдре, они все разлетелись на куски.

Валсавис попытался было встать так, чтобы защитить Риану, но она оттолкнула его, спокойно бросив, — Займись теми, которые справа, — и бросилась на трех мужчин, стоявших слева.

Валсавис перенес свое внимание на трех мародеров справа. Они уже подбежали к нему на дистанцию удара, и было видно, что они кипят злобой от того, что двое их товарищей уже валяются мертвыми с его кинжалами в груди. Так как проекция Маркиза была направлена не на них, они без колебаний бросились на Валсависа.

Он отразил первый удар и с удовольствием увидел, что меч мародера разлетелся на куски, столкнувшись с его добрым стальным мечом. Продолжая движение, он ударил сверху вниз и одним мародером на земле стало меньше. Его товарищи ударили его одновременно. Валсавис не мог отбить два удара сразу. Он блокировал один, одновременно изогнувшись и пропустив второй мимо себя, а затем ударил мужчину ногой в горло. Человек издал булькающий, сдавленный звук и пошатнулся. Валсавис почувствовал, как кинжал скользнул по его боку и ударил первого мародера локтем в лицо. Когда мародер вскрикнул и отступил назад, Валсавис прыгнул на него и вонзил меч ему в сердце. Оставался только один, схватившийся за горло и не способный сопротивляться. Валсавис быстро пронзил его мечом и повернулся к Риане, чтобы помочь ей, но, как оказалось, та не нуждалась ни в чьей помощи.

Один из мародеров уже лежал в луже своей крови. В тот момент, когда Валсавис повернулся к ней, она как раз проткнула мечом второго и без передышки обрушилась на третьего. Валсавис с восхищением смотрел, как ее меч выполняет изысканный, сложный и смертельный танец. Мародеры не годились ей и в подметки. Двое уже лежали без движения, а третий отступал, отчаянно и безнадежно пытаясь парировать шквал ударов. Еще мгновение, и все было кончено. Последний удар прошел через его грудь.

Валсавис взглянул на дальний конец площади. Когда он в последний раз видел Сорака, тот буквально летел на своих четырех врагов, находившимся в этом самом конце. Сейчас из них всех в живых остался только один, главарь. Потом Валсавис услушал громкий крик, стон, а затем все внезапно смолкло и на конце площади стоял только один Сорак.

Валсавис услышал шум тяжелых шагов и обернулся, подняв меч, чтобы встретить новую угрозу, но это были не мародеры. Взвод городской стражи, состоявший, судя по виду, из наемников, хорошо знавших свое дело, появился на площади. Они не бросились слепо в атаку. Вместо этого, войдя на площадь со стороны главной улицы, они приготовили арбалеты и встали, ожидая команды. Валсавис медленно убрал меч в ножны, а руки скрестил перед собой на животе так, чтобы они были на виду.

Риана подошла к нему, встала рядом и поступила так же. Одновременно к ним не торопясь подошел Сорак, его меч был в ножнах.

Капитан наемников быстро оглядел площадь, оценивая ситуацию. — Что здесь произошло? — спросил он.

— На нас напали, — сказала Риана. — Нам ничего не оставалась делать, как только защищаться.

Капитан наемников еще раз внимательно оглядел площадь. — Получается, что вы трое сделали все это? — недоверчиво спросил он.

— Я все видел сам, — крикнул чей-то голос из окна второго этажа здания, стоявшего на краю площади. — Все было так, как она говорит!

В окнах зданий появились люди, которые, находясь в полной безопасности, следили за боем. Все они начали дружно подтверждать эти слова, а один даже закричал громче всех. — Их была дюжина против троих! Я никогда не видел ничего похожего!

— И я тоже, — сказал капитан наемников, убежденный этим хором голосов. Некоторые люди вышли из домов на улицу, глядя на эту сцену с восхищением, но наемники оттеснили их назад.

— Вы знаете, почему эти люди напали на вас? — спросил капитан.

— Это мародеры, — ответил Сорак. — Некоторые из их товарищей напали на нас, когда мы ехали в город, и нам пришлось сражаться с ними. А эти люди выследили нас и пришли сюда для того, чтобы отомстить.

— И, кажется, они нашли больше, чем смогли переварить, — сказал капитан наемников. Он дал сигнал своим солдатам опустить арнбалеты. — Не будете ли вы так любезны сообщить мне ваши имена?

Они так и сделали.

— И где вы остановились? — спросил наемник.

— Отель Оазис, — ответил Сорак. — Но мы собираемся завтра уехать из Соленого Поля. Если, конечно, нет никаких препятствий для этого.

— Никаких препятствий, — подтвердил капитан наемников. — Свидетели подтверждают вашу историю. Я удостоверяю, что это была самооборона. Да и трудно себе предствить, чтобы три человека устроили засаду на двенадцать, — иронически добавил он. — Хотя я бы сказал что, судя по результатам, вы способны и на это.

— Тогда мы можем идти? — спросил Сорак.

— Вы можете идти, — сказал капитан наемников. Потом он повернулся к своим людям и позвал одного из солдат. — Иди и приведи погребальный фургон для трупов.

Когда они пересекали площадь, направляясь к Главной Улице, Валсавис внимательно оглядел тела мародеров, которых убил Сорак. Он отметил для себя два очень интересных обстоятельства. Оружие каждого мародера разлетелось на куски, как если бы было сделано из стекла. А лицо каждого из них было искажено чувством сильнейшего ужаса. Валсавис видел Сорака в деле только во второй раз. В первый раз они застали мародеров врасплох, к тому же большинство из них было мертвецки пьяно. Но в это раз, однако, они были трезвые как стеклышко и готовы к бою — и что это им дало? Он начал понимать, почему Король-Тень опасается этого эльфлинга.

И что-то очень особое есть в этом стальном мече, не считая, естественно, его редкости. Когда он впервые увидел его, Валсавис мгновенно заметил и серебряную проволоку на рукоятке, и необычную форму, и хотя ему очень хотелось посмотреть на эльфийскую сталь, он не стал вынимать его из ножен. Он прожил долгую жизнь, и этим был обязан не только своим талантам воина, но и своему чувству осторожности. Ему сказали, что это магическое оружие, и сам Нибенай верил в это. В результате победила осторожность. Пока он не узнает побольше о природе магии этого меча, пусть тот остается в ножнах и лежит подальше от него. Легко может оказаться, что этот заколдованный меч защищен могучим заклинанием от попадания в чужие руки, и тогда могут быть любые, самые неприятные последствия. Ну и кроме того, он не вор. Забрать оружие у человека, которого он честно убил в бою, это одно, но украсть у того, кто беспомощно лежит перед тобой, это поступок труса.

33
{"b":"12209","o":1}