ЛитМир - Электронная Библиотека

Итак, какова точная природа заклинания меча? Оба раза, когда он видел меч в руках Сорака, оружие его врагов разлеталось на куски, ударившись о клинок. Конечно, обсидиановый меч может разлететься на куски, накнувшись на сталь или железо, случается, но не так, как будто он сделан из стекла. Итак, возможно, это и есть то самое магическое свойство, которое он ищет. То есть никакое обычное оружие не в состоянии противостоять ему, как ни печально, и он не в состоянии сражаться с Сораком обычным способом. Когда время придет, ему придется каким-нибудь образом добиться, чтобы Сорак был без меча, или не коснулся его собственного доброго стального меча.

А теперь еше и выражение ужаса на лицах мародеров, которых убил Сорак. Как к этому относиться? Мародеров совсем не просто испугать, а уж тем более запугать. Виела сказала ему, что эльфлинг — Мастер Пути. И, если это правда, может быть он умеет и псионически нагонять страх на своих врагов. В паре с зачарованным эльфийским мечом это делает его не просто страшным врагом, но непобедимым бойцом. Однако и у него есть слабости, у всех они есть. Одна его слабость очевидна — монахиня, но и кроме нее должно быть что-то особое, присущее только ему, что делает его уязвимым. Пока он не найдет эту слабость, ему придется играть в свою игру очень осторожно.

А что касается монахини… Валсавис никогда не видел, чтобы женщина так сражалась. А он видел много сражающихся женщин. Он знал, как и все, что монахини-виличчи умеют сражаться и тренируются много лет, но обычно они предпочитают использовать свою псионическую силу, чтобы разоружить своих врагов или подчинить их себе. Но Риана бросилась в бой и даже не подумала использовать свои псионические способности, как если бы она получала удовольствие, сражаясь с врагами меч против меча. А как она расправилась с ними, просто прелесть! Он сам не сумел бы сделать лучше. Да, подумал он, у этой женщины есть много достоинств. Умная, прекрасная и смертельно опасная. Впечатляющее сочетание.

— Ты сражаешься замечательно, — сказал он ей.

— Да, — ответила она. — Неплохо.

Валсавис усмехнулся. — У нас получилась неплохая команда, — сказал он. Она бросила на него недовольный взгляд, и он поторопился добавить, — Из нас троих, я хотел сказать. Если по этой маленькой стычке можно судить о том, что произойдет в Бодахе, очень скоро мы будем сказочно богаты.

— Ты очень быстро найдешь, что убить живого намного легче, чем убить немертвого, — спокойно сказала она.

Он с интересом взглянул на нее. — Это звучит так, как если бы ты уже имела с ними дело.

— А ты когда-нибудь сражался с немертвыми? — спросила она.

— Нет, — ответил Валсавис. — Я сражался с людьми, эльфами, гигантами, дварфами, даже с халфлингами и три-кринами, но с немертвыми — никогда. Я уже предвкушаю этот интересный опыт. Я, можно сказать, рвусь к нему.

— А я нет, — сказала Риана. — Это не тот опыт, который нормальные люди рвутся повторить.

— И тем не менее ты идешь в Бодах с Сораком, — сказал Валсавис, глядя на эльфлинга, который шел слегка впереди. — Мне кажется, что это очень интересно и необычно. Я всегда думал, что монахини-виличчи и друиды живут простой и суровой жизнью, посвящая себя мистическому Пути Друида. Поиск сокровищ как-то не вписывается в такую жизнь.

— Каждый выбирает свой путь в жизни, — ответила Риана. — Ты, например, выбрал твой.

— А как же Сорак? Это он выбрал дорогу, по которой ты идешь, или ты сама?

— А какое значение это представляет для тебя? — возразила она.

— Мне просто интересно.

— Я вижу, — слегка иронически ответила она. — Так что же тебя интересует, сокровища Бодаха или я?

— А если, предположим, я скажу, что оба? — спросил Валсавис.

— Тогда я тебе отвечу, что у тебя есть надежда только на одно, — сказала она, ускорила шаг и догнала Сорака.

— Возможно, — тихо сказал Валсавис сам себе. — А возможно и нет.

Седьмая Глава

Была уже глубокая ночь, когда они снова оказались в своем номере в Оазисе. Риана сняла пояс с мечами и устало растянулась на кровати. Сорак стоял около окна, задумчиво глядя в ночь. — Валсавис становится проблемой, — сказала Риана, как если бы читая его мысли.

— Да, я знаю, — сказал Сорак, все еще глядя в окно.

— Он добивается меня, — сухо сказала Риана.

— Да, я тоже заметил. — Его ответ был спокоен и неэмоционален, простая констатация факта.

Она удивленно посмотрела на него. — И что ты при этом чувствуешь? — спросила она, тщательно пытаясь, чтобы ее голос прозвучал нейтрально. Она не хотела, чтобы хоть что-нибудь в ее голосе заставило его сказать не то, что он думает.

Он повернулся и наконец взглянул на нее. — Ты хочешь услышать, что я ревную? — спросил он.

— Я хочу услышать что ты при этом чувствуешь, — ответила она.

— Пожалуй я чувствую осторожный оптимизм.

Риана уставилась на него абсолютно потрясенная, с открытым ртом от изумления, не в силах поверить в то, что услышала. Из всех ответов, которые он мог дать, этот был последним, которого она ожидала.

— Что?

— Я все еще не полностью уверен, — ответил Сорак, повернулся и опять задумчиво уставился в окно, — но постепенно я все более и более убеждаюсь, что Валсавис агент Короля-Тени. А если так, то его…склонность к тебе может послужить нам, отвлечь его от настоящей цели. Это может быть полезно для нас.

— И это все, что я значу для тебя? — спросила Риана, на ее прекрасном лице появилось такое выражение, как если бы ее ударили. — Я для тебя просто средство отвлечения и ничто другое?

Он повернулся и поглядел на нее. — Прости меня, — сокрушенно сказал он. — Я имел в виду совсем другое. — Он тяжело выдохнул. — Ты очень хорошо знаешь, что я к тебе чувствую, и ты очень хорошо знаешь, что ты для меня значишь. Но у меня нет причины ревновать к Валсавису. Я знаю, что он за человек, и я знаю тебя, Риана. Независимо от твоих чувств ко мне, я знаю, что ты никогда не сможешь полюбить такого человека.

— Его не заботит то, что я чувствую, — иронически заметила Риана. — На самом деле, я сомневаюсь, что он вообще когда-нибудь думает от мыслях и чувствах других.

— Скорее всего ты права, — сказал Сорак. — Такие люди, как Валсавис, обычно берут то, что хотят, и не думают о желаниях других. Но ты совсем не беспомощная жертва, и, кроме того, я никогда не оставлю тебя без защиты. Я думаю, что мы хорошо выучили урок, который дала нам жизнь, спасибо мародерам. Но я сильно подозреваю, что Валсавис никогда не встречал женщину, похожую на тебя. — Он усмехнулся. — Если вообще есть кто-нибудь, похожий на тебя. Валсавис такой человек, который очень высоко ценит себя. А остальных, безусловно, считает намного ниже себя. Я догадываюсь, что в прошлом женщины охотно отдавались Валсавису, иначе он брал их силой. Но ни одна из них не была для него чем-то большим, чем очередным удовлетворением его животных желаний. Ни одна из них не была вызовом для него, а именно вызов, соревнование, сражение, вот что на самом деле движет Валсависом. Я сомневаюсь, что есть что-нибудь другое в мире, что интересует его.

— Итак, по-твоему, я и есть вызов для него? — спросила Риана.

— Я хотел бы быть уверен в этом, — сказал Сорак. — Ты красива, но у Валсависа, без сомнения, было много красивых женщин. Ты также в высшей степени умна. Большинство умных женщин держатся подальше от людей типа Валсависа, но некоторых из них могут соблазниться на окружающую его ауру опасности и непредсказуемости. Они, в свою очередь, могут посмотреть на него, как на вызов себе. Результат, естественно, предсказуем заранее, чего бы они не ожидали от этого. Но ты также и боец, возможно наиболее умелый воин-женшина, каких он видел в своей жизни. Монахини-виличчи хорошо известны своим умением сражаться, и ты была лучшей в монастыре среди них.

— Второй, — поправила она его. — Я никогда не могла сравниться с тобой в умении владеть мечом.

Он пожал плечами. — В любом случае ты мастер в том искусстве, изучению которого Валсавис посвятил всю свою жизнь. Кем бы он ни был, но прежде всего он воин. А ты не только умна и прекрасна, но одновременно и воин, возможно не уступающий ему в мастерстве. Мне кажется, что для человека типа Валсависа это является вызовом, которому почти невозможно сопротивляться. Я допускаю, что он может постараться овладеть тобой силой, просто для того, чтобы увидеть, может ли он это сделать. Но и тогда, даже если он сумеет это сделать, это только уменьшит его вожделение, но не удовлетворит его полностью. Нет, главный вызов для него добиться тебя, завоевать тебя, особенно когда он знает, что ты уже любишь кого-то другого.

34
{"b":"12209","o":1}