ЛитМир - Электронная Библиотека

Вечером они повстречают Молчаливую и отправятся в путь через Великую Желтую Пустыню в город немертвых. Он решил зайти в их комнату и пригласить их составить ему компанию за завтраком. Им надо много о чем поговорить.

Он был уверен, что они подозревают его, но он также знал, что вряд ли они захотят отказаться от его искусного меча, когда им придется отчаянно сражаться за жизнь на узких улочках Бодаха. Да, действительно, с удовольствием подумал он, доверяют они ему или нет, они нуждаются в нем. А пока они нуждаются в нем, преимущество у него и им будет нелегко от него отделаться.

Он постучал в дверь, ему никто не ответил. Внезапно ему представилась картина, как они оба лежат в одной кровати, и он почувствовал, как в нем загорелась злость и кровь застучала в ушах. С трудом, но он заставил себя успокоиться. Нет, подумал он, не сейчас. Еще нет. Не время. Но скоро. Он постучал еще раз. Нет ответа. Он прижал ухо к двери. Быть может они не слышат? Совершенно невероятно. Они оба опытные путешественники, прошли не одну пустыню, а это значит, что они должны просыпаться мгновенно. В пустыне нужно уметь спать так, чтобы быть готовым вскочить в любой момент, иначе можно не проснуться.

Он опять постучал. — Сорак! — позвал он. — Риана! Откройте дверь! Это я, Валсавис!

Нет ответа. Он попробовал дверь, она оказалась незапертой. Он с силой распахнул ее. Никого, в комнате никого. Он сразу отметил, что оконные ставни распахнуты. Их вещей нет, а кровати не разобраны, в них не спали. Плохо дело! Он быстро пошел в зал для еды, но среди завтракающих постояльцев гостиницы их не было. Он помчался в лобби.

— Мои два товарища, — сказал он клерку, — я еще заплатил тебе за то, чтобы ты смотрел за ними…ты видел их сегодня?

— Нет, сэр, — ответил клерк. — Вчера ночью вы пришли все вместе, и с тех пор я их не видел.

— Они, что, уехали?

— Даже если они и уехали, сэр, мимо меня они не проходили, уверяю вас. Но вы можете проверить у привратника, сторожащего ворота.

Валсавис так и сделал, но человек, дежуривший у ворот, тоже их не видел. Валсавис вспомнил распахнутые ставни их окна, побежал обратно в сад. Он сошел с мощеной плиткой дорожки, ведущей ко входу в Оазис и пошел между деревьями, пока не оказался в точности под окном их номера. Он проверил землю ниже окна, потом негромко выругался. Так и есть, они сбежали через окно. Скорее всего прошлой ночью, пока он, как идиот, занимался сексом с этой смазливой девчонкой. Он пошел по следу до стены. А вот и объяснение, почему их не видел привратник. Он отчетливо увидел место, где Риана держала ногу Сорака, помагая ему забраться на стену, а вот здесь она сама лезла на стену, а Сорак помогал ей карабкаться.

Он немедленно помчался в свою комнату, собрал вещи и, покинув гостиницу, побежал к Проспекту Мечты. Он пронесся мимо притонов беллавида и через площадь, на которой они сражались с мародерами. Ничто уже не указывала на бурные события прошлой ночи, кроме нескольких сухих пятен крови на плитках мостовой. Он прибежал к аптеке и ворвался в дверь.

— Аптекарь! — крикнул он. — Старик! Забери тебя демоны, не помню твоего имени, где ты?

Каллис прошел через занавес из бус. — О, — сказал он, увидев Валсависа, — ты вернулся, молодой человек, и так быстро? Я слышал, что прошлой ночью была какая-то заварушка. Надеюсь, что ты ранен? И ищешь мазь, которая тебя бы вылечила?

— Проклятье всем твоим мазям и зельям! — сказал Валсавис. — Где Молчаливая?

Старик потряс головой. — Ушла, — сказал он.

— Ушла куда?

— Не знаю, — ответил Каллис. — Она никогда не доверяет мне, ты понимаешь.

— Думаю, что я догадываюсь, куда она ушла, — сквозь зубы прошипел Валсавис. — Когда она ушла?

— На самом деле абсолютно точно я не могу сказать, — ответил Каллис, — но я не видел ее с последней ночи, когда ты был здесь со своими друзьями.

— А эти, мои друзья? С которыми я был здесь прошлой ночью. Они возвращались?

— Нет, — сказал Каллис, качая головой. — Я не видел и их. Но зато я вижу, что ты, молодой человек, очень возбужден и взволнован. Это очень и очень нездорово, при твоем сложении, ты же понимаешь. А ты уверен, что я не могу предложить тебе…

Но Валсавис был уже за дверью. Ругая себя, как последнего идиота, он побежал к стойлам канков, находившихся около восточных ворот. Но и смотритель не видел их. А их канки спокойно паслись в своих стойлах. И ни один из них еще не был продан. Без сомнения мародеры собирались забрать их на обратном пути, но вернуться им не удалось. Валсавис быстро проверил остальные стойла в этом районе, быть может они взяли канков в другом месте. Но ни один из смотрителей других стойл не видел никого, похожего на Риану или Сорака, и тем более ни одного, кто бы подходил под описание Молчаливой.

Возможно ли это? сам себя спросил Валсавис. Неужели они собираются идти пешком? Они, конечно, могли решить, что канки оставляют ясный след, по которому их легко выследить, но, уж если он знает, куда они идут, и он поедет на канке, они должны понимать, что он легко догонит их. Точно, подумал Валсавис, они должны понимать это, и, тем не менее, ушли пешком. Полная бессмыслица!

Он вышел за ворота. Взад и вперед по этой дороге шастает множество людей, так что невозможно взять их след на пути, ведущим к воротам деревни. Но он понимал, где-то они должны сойти с дороги и повернуть на юг, через пустыню к Бодаху. Он уже спокойнее пошел обратно к стойлам, забрал своего канка и запасы еды, которые были там. Потребовалось немного времяни для того, чтобы освежить их, набрать достаточно воды из общественного колодца и наполнить все его меха, но, если они действительно пошли пешком, как ему представляется, догнать их не будет большой проблемой. Труднее понять их логику.

Путешествие от Соленого Поля до Бодаха будет намного длиннее, чем от Нибеная до Соленого Поля. Придется не только пересечь южную часть Желтой Пустыни, но, когда они достигнут внутренних иловых озер, которые преграждают путь к Бодаху, им придется пойти либо на запад, либо на восток, чтобы обойти озера. Прямого пути нет, а расстояние что так, что этак одно и то же. Им придется обойти эти иловые озера и пройти по узкой полоске земли, которая отделяет эти озера от Дельты Раздвоенного Языка, а это означает, что надо сделать широкий, долгий полукруг, вокруг полуострова, который вдается в эти озера. На самом конце этого полуострова и лежит Бодах. Идти за ними по этой дороге будет очень легко, если, подумал Валсавис, они не найдут способ пересечь озера напрямик. Но он был не в состоянии понять, как это можно сделать.

Эти иловые озера широки и глубоки, и представляют из себя на самом деле неперывную цепочку озер, в центре некоторых из них есть острова, на которых есть только песок и ничего, кроме песка. Ничего не растет на их берегах, даже самые мельчайшие растения Атхаса. Безусловно, это одно из самых безжизненных и печальных мест на Атхасе. Там невозможно построить плот и пересечь озера, так как строить его не из чего. Нет ничего, на чем можно переправиться, и нет никого, кто бы их переправил. Ни одна живая душа не живет вокруг этих иловых озер, и вообще на много миль от Бодаха.

Единственная возможность для них — добраться до небольшого поселения Северный Ледополус, на северном берегу Дельты, и там, может быть, найти плот, на котором можно переправиться, но тогда они должны будут тащить с собой этот плот весь путь до озер, а сделать круг и дойти до Северного Ледополуса займет и них столько времени, что быстрее будет добраться до Бодаха по земле.

Нет, подумал Валсавис, они пойдут вокруг озер, пешком, это будет очень тяжелое и долгое путешествие. И о чем они только думают? Если, возможно, у них в запасе нет трюка, о котором он не знает.

Он добавил еще немного воды и припасов, сел на канка и выехал за ворота. Дорога из восточных ворот деревни вела обратно в каньон, идущий через Мекилоты. Где-то они должны свернуть с нее не доходя до каньона. Через западные ворота они не выходили. Он описал их в деталях стражнику у восточных ворот, человек припомнил, что видел, как они выходили из ворот сразу после того, как он начал свою ночную смену. И он настаивал, что они шли пешком.

38
{"b":"12209","o":1}