ЛитМир - Электронная Библиотека

Король-Тень молчал. Рассуждая логически, без Валсависа он не мог сделать ничего, и хотя угроза наказания повисла над Валсависом, Нибенаю придется подождать, пока он не найдет Серебряный Нагрудник или узнает секрет, где скрывается этот некоронованный король. Он усмехнулся сам себе, поворачивая на улицу, по которой прошел эльфлинг и обе его бабы. Не всякий человек может управлять королем-волшебником. При всей своей совершенно невообразимой силе, Нибенай нуждался в нем. А это означает, что Валсавис контролирует ситуацию. По меньшей мере пока.

Молния ударила с неба и немедленно прогрохотал гром. Вой немертвых стал громче. Дело становится все интересней и интересней, подумал Валсавис.

Он быстро побежал по улице, следуя по тому же пути, что они выбрали для себя. Они бежали на север. Он нахмурился. Очень странно. Почему они бегут на север? Их летающий плот находится совсем в другой стороне. Конечно, они понимают, что не смогут добежать до него вовремя. Улицы будут полны немертвыми раньше, чем они пробегут полдороги. Да, но что же находится на севере? Ничего, кроме внутренних иловых озер.

Это безумие, подумал он. Они что, сошли с ума? В самом лучшем случае они попадут в ловушку между городом, полным немертвых и внутренними иловыми озерми. Живые трупы погонятся за ними, а бежать им будет некуда, за исключением этих самых озер, где они смогут только задохнуться, смерть хотя и мало приятная, не настолько, как от руки бродячих скелетов. Все это не имеет ни малейшего смысла. Тогда почему они бегут туда?

Прогрохотал гром, наполнив город огрушающим ревом, и с неба полились потоки дождя. Валсавис оказался на развилке. И тут он потерял след. Тот попросту исчез, дождь в доли секунды смыл слабые следы крови рока, которая была на мокассинах Сорака, а на булыжной мостовой их макассины следов не оставляют. И куда же они направились? Налево или направо?

Валсавис внезапно почувставовал, как кто-то схватил его за плечо. От повернулся, одновременно выхватывая меч и одним мягким движением отрубил руку грязного трупа, стоявшего позди него, его пустые глазницы смотрели на него, мясо мумии висело на древних костях, на месте носа была дыра, а вместо рта был ухмыляющийся оскал челюстей, нетерпеливо и голодно пережевываших невидимую еду.

Рука скелета упала на землю, но кровь из нее не потекла, а труп вроде бы даже и не заметил этого. Валсавис ударил кулаком и сбил голову с плеч скелета. Она упала на скользкую от дождя мостовую с громким шлепком, его челюсти все еще двигались. Труп отвернулся от него и наклонился вниз туда, где лежала его отрубленная рука. он нашел свою отпавшую часть, взял ее другой рукой и приложил на место. Рука мгновенно соединилась с телом. Потом труп потянулся за головой.

— Кровь Гита! — выругался Валсавис.

Он перехватил меч двумя руками, взмахнул им и одним ударом разрубил тело ходячего трупа напопалам. Обе отрубленные половины упали на улицу, в лужу быстро прибывавшей воды, покрывавшей мостовую. Мгновенно обе половины потянулись друг к другу, подобно грязным слизням, и пока пораженный Валсавис глядел на них, объединись, и труп снова занялся поисками своей головы.

— Как, клянусь всеми демонами, их можно убить? — сказал вслух Валсавис. Он оглянулся и увидел еще несколько трупов, ковылявших через дождь прямо к нему. — Нибенай!

Нет ответа.

— Нибенай, что б ты пропал, помоги мне!

О, теперь ты захотел моей помощи, что за чудо? послышался в его голове неприятный голос Короля-Тени.

Все больше и больше немертвых появлялось на улице. И каждый из них ковылял к нему. Один был уже совсем рядом, Валсавис махнул мечом и отрубил ему голову. Труп не заметил этого, продолжая ковылять к нему. Он опять махнул мечом, разрубив пополам и этот скелет. Кости, загремев, упали на залитую водой мостовую, и, как и в случае с первым трупом, начали тянуться друг к другу, собирая себя снова.

— Проклятье, Нибенай, — крикнул Валсавис, — если я умру сейчас, ты никогда не получишь того, что хочешь! Сделай что-нибудь!

Он почувствовал, как что-то схватило его сзади и резко повернулся, ударив ногой. Труп отлетел от него, шлепнувшись в ручеек, бегущий по мостовой. Он перекатился и опять начал вставать.

Проси, сказал Король-Тень. Проси моей помощи, Валсавис. Умоляй меня, пресмыкайся передо мной, ты, ничтожный червь.

— Да я скорее умру, — сказал Валсавис взмахивая мечом, когда еще один труп появился перед ним.

Тогда…умри.

— Так ты думаешь, что я сдамся? — крикнул Валсавис, ударяя своим мечом плоско, так как трупы безостановочно подступали к нему. — Да я умру, проклиная твое имя, ядовитая змея. Я умру как мужчина, а не буду выть у твоих ног как побитая шавка, и твоя собственная жалкая гордыня вырвет у тебя из рук, что тебе нужно.

Дассссс, прошипел с разочарованием Нибенай. Я верю, ты действительно так и сделаешь. И, к сожалению, я еще нуждаюсь в тебе. Очень хорошо, тогда…

В этот момент Валсавис почувствовал, как что-то схватило его за левую руку. Он закричал от боли, так как один из трупов, которого он свалил раньше, незаметно подкрался к нему и запустил свои зубы в его левое запястье. Валсавис закричал и затряс рукой, пытаясь сбросить его, но все больше и больше трупов подходило к нему, и он не мог перестать орудовать мечом ни на секунду, если хотел остаться в живых. Он не мог сделать даже крошечную паузу. Воя от боли, он ударил по трупу, который запустил зубы в его запястье, но не мог его сбросить, как не мог и ударить его мечом, так как немертвые тут же накинулись бы на него. Каждый раз, когда он разваливал на куски очередного, на его месте возникал другой. Новые подходили, старые восстанавливались. Он сражался за свою жизнь, он никогда так не дрался раньше.

Боль стала просто нетерпимой, а труп продолжал жевать его запястье острыми как кинжалы зубами. Валсавис почувствовал, как боль охватила все его тело, он еще раз изо всех сил махнул своей левой рукой, пытаясь избавится от зубов трупа, одновременно его меч продолжал крушить другие трупы, и внезапно он услышал резкий треск, что-то лопнуло, и он освободился.

Труп сжевал его левую кисть.

Рыча от боли и ярости, он пробил дорогу через оставшиеся трупы и побежал по улице, стиснув зубы от боли. Кровь безостановочно лилась из обрубка его левой руки. На бегу он зажал меч левой подмышкой, и одной рукой расстегнул свой пояс, на котором висели ножны с мечом. Он тряс им до тех пор, пока ножны не освободились и не упали, затем обвязал пояс вокруг левой культи, сделав импровизированный жгут. Он сделал узел, затянул его зубами, а потом и еще сильнее. Голова кружилась, перед глазами все плыло и раплывалось. И, несмотря на потоки дождя, он опять увидел немертвых, ковыляющих к нему.

Нибенай ушел, вместе с кольцом. Чем бы он не собирался помочь ему, теперь это уже было невозможно. Левая кисть исчезла, кольцо исчезло, магическая связь исчезла. Валсавис остановился под потоками проливного дождя, тяжело дыша, боль опять набросилась на него, он стиснул зубы, стараясь справиться с ней, и пока ходячие трупы ковыляли к нему, он внезапно осознал, что никогда в своей жизни не чувствовал себя настолько живым.

Его правая рука сжала рукоятку меча. Он почувствовал ее знакомое, успокаивающее прикосновение, он снова ощутил ее, как продолжение своей руки. Дождь все лил и лил, вода промочила его всего, до самых пяток, прилепила его длинные седые волосы к лицу, побежала по бороде, вселяя в него новые силы. Он откинул голову назад и заорал, бросая вызов смерти, подступавшей к нему со всех сторон. Это был вызов человека, готового к смерти, готового умереть как подобает мужчине, а не на одинокой старческой кровати, тяжело дыша как загнанная крыса, нет умереть в бою, с криком ярости и в горячке боя. Держа свой меч перед собой, он бросился вперед.

* * *

Сорак безостановочно орудовал мечом, рубя подступающие трупы. Гальдра взлетал вправо и влево, почти без усилий пролетая через их тела, и с каждым его взмахом они падали, чтобы не встать, заклинание волшебного меча оказалось сильнее старинного проклятья, которое оживляло их. Если бы Сорак остановился и прислушался, то мог услышать, как в тот момент, когда меч пролетал через очередного зомби, слышался слабый вздох облегчения, а дождь смывал ту жизнь-смерть, на которую они были осуждены.

51
{"b":"12209","o":1}