ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, — настойчиво сказал Сорак. — Больше всего на свете.

Мудрец кивнул. — Как хочешь. Но сначала допей свой чай. Мне надо слегка приготовиться.

Когда Мудрец вернулся обратно к своему столу, Сорак залпом допил горячий чай. У него загорелось все внутри, и холод, проникшей в него в Бодахе, тут же исчез. Он едва мог поверить, что после всех этих испытаний, страданий и переживаний, он наконец-то сможет узнать правду о самом себе. Он спросил себя, сколько времени у Мудреца займут приготовления.

Старый волшебник развязал и развернул свиток, потом аккуратно расстелил его на столе. Затем он придавил концы свитка маленькими камешками, взял острый нож, надрезал себе палец и дал нескольким каплям крови пролиться на свиток. Окунув перо в кровь, он написал насколько рун, потом взял свечу и палочку красного воска для печатей, держа их над свитком. Пробормотав неслышно несколько слов, он пролил немного красного воска на свиток так, что на свертке возникло подобие печати, на которую он пролил еще несколько капель крови. Он повторил процесс трижды, над каждым уголком свитка, однако каждый раз используя другую печать.

С интересом глядя на приготовления к заклинаю, Сорак одновременно отметил что тело мага странно вытянуто, без сомнения результат ранней стадии идущей метаморфозы. Для эльфа естественно быть выше человека, но рост мага был больше шести футов, он был не ниже Сорака, у которого не было пропорций эльфа. К тому же Мудрец был стар, а с возрастом люди становятся ниже, и эльфы не исключение. Тем не менее, подумал Сорак, когда он был молодой, он, видимо, был довольно низок, для эльфа. Но даже и так, метаморфоза здорово изменила его, кости должны были вытянуться. Сорак даже поежился, когда представил себе, насколько это болезнено. Даже сейчас Мудрец двигался медленно, почти боязливо, так движутся те, у которых ноют все их старые кости. А если добавить изменения, вызванные трансформацией, эффект должен был просто ошеломляющий.

И странность его глаз должна была быть следствием метаморфозы. Наверно постепенно они станут полностью синими, даже белки, так что впечатление будет такое, что у него в глаза вставлены сияющие сапфиры. Интересно, спросил себя Сорак, а как видят такими глазами. Шея мага была даже длиннее, чем у обычного эльфа, и хотя его руки были достаточно длинные, в целом он скорее выглядел больше похожим на высокого человека, чем на эльфа, если не смотреть на ноги. Ходил он слегка сгорбившись под своим объемистым плащом, Сорак видел это более отчетливо теперь, когда маг стоял спиной к ним. Его лопатки неестественно выпятились, было такое ощущение, что у него горб. Они были в процессе превращения в крылья.

Что же такое аванжеон? Сорак спросил себя на что это будет похоже, когда трансформация завершится. Будет ли он напоминать дракона, или какое-то совершенно другое создание? А знает ли он сам, какой будет результат? И когда он подумал о том, сколько прошли они вместе с Рианой, чтобы оказаться здесь, Сорак осознал, что это ничто по сравнению с тем, через что прошел Мудрец. А в те годы, когда он был Странником, знал ли он, куда приведет его дорога, на которую он встал? Определенно уже тогда он должен был решиться на это, Журнал Странника содержит ясные, хотя и замаскированные намеки, скрытые среди описания стран Атхаса. Сколько же лет провел он, странствуя как пилигрим, записывая свои впечатления и наблюдения, да еще и шифруя их, указывая путь, по которому должен идти сохранитель? И как долго он изучал забытые древние книги и свитки, чтобы стать Мастером-Магом, и начать длинный, трудный и болезненный путь превращения в аванжеона?

Нет, подумал Сорак, то, через что мы прошли, ничто по сравнению с тем, через что прошел он.

Он взглянул на Риану, и увидел, что она очень странно глядит на него. Она очень устала, и пока он глядел на нее, он осознал, что он сам тоже очень устал. Все-таки они прошли через очень многое. Его руки ныли после того, как ему пришлось помахать Гальдрой, уничтожая бесчисленное количество немертвых, через которых они прошли. Они оба страшно замерзли и промокли, до кончиков пяток, кости ныли, а тепло от камина в комнате Мудреца вместе с горячим чаем, которым напоил их Мудрец, безусловно усыпили бы их, если бы они не были так возбуждены, достигнув своей цели. И пока он глядел на Риану, он увидел, как ее глаза закрылись, а голова склонилась на грудь. Чашка, которую она все еще держала в руке, упала и разлетелась на куски, ударившись о пол.

Он сам едва сопротивлялся желанию закрыть глаза. Он почувствовал, как глубокая усталость охватила все его тело, и его зрение начало затуманиваться. Он взглянул на пустую чашку, которую держал в руке, и внезапно осознал, почему ему внезапно так сильно захотелось спать. Он взглянул на Кару, и увидел, что она глядит на него. В его глазах все закружилось. Кара расплылась и он видел на ее месте неясный силуэт.

— Чай… — сказал он.

Мудрец повернулся и взглянул на него. Сорак непонимающим взглядом взглянул на него.

— Нет… — сказал он, вскакивая на ноги и с силой бросая чашку в стену. Она разлетелась на куски, ударившись о стену.

Шатаясь, он заковылял к Мудрецу.

— Почему? — спросил он. — Я сделал…все…что ты…просил…

Комната начала кружиться, и Сорак упал. Так-ко схватил его раньше, чем он ударился о пол и бережно усадил обратно на стул.

— Нет… — слабо сказал Сорак. — Ты обещал…обещал…

Его собственный голос звучал так, как если бы доносился до него издали. Он опять попытался встать, но ноги отказались подчиняться. Он увидел, как птерран бесстрасно смотрит на него, потом он попытался перевести взгляд на Кару, но не сумел увидеть ее. А потом сознание внезапно ускользнуло, вокруг стало темно, у него закружилась голова и он полетел, полетел неизвестно куда…

Одиннадцатая Глава

— Сорак. — Голос пришел снаружи. — Сорак, слушай меня.

Он парил в темноте. Он попытался открыть глаза, но не сумел. Он чувствовал себя отсоединенным от своего тела.

— Сорак, не пытайся сопротивляться. Тебе нечего бояться, если твоя вера крепка. Ты пришел сюда после очень долгого путешествия, но это только начало. Теперь тебе предстоит другое путешествие, путешествие внутрь собственного сознания. Ответы, которые ты ищещь, находятся там.

С ним говорил голос Мудреца, осознал Сорак, но он пришел издалека, хотя он отчетливо слышал каждое слово. Он потерял чувство пространства и времени, не было и никаких физических ощущений. Как если бы он всплыл из своего тела и сейчас летел неизвестно куда, лишенный формы и не ощущая ничего.

— Если тебе кажется, что мой голос все слабее и слабее, это означает, что ты летишь все глубже и глубже, забираешься в самые глубокие тайники своего сознания, — сказал Мудрец. Не пытайся остановить полет, дай себе свободу. Избавься от всех мыслей и соображений, от всех тревог и проблем, страхов и даже забудь о своей воле. Дай себе принять в свой рассудок новый-старый опыт, дай ему развернуться в себе.

И тут внутри себя Сорак услушал испуганный крик Кивары, Сорак, я боюсь! Остановись!

— Цыц, Кивара, — сказал Мудрец, и Сорак поразился тому, что старый маг услышал ее. Быть может он произнес слова Кивары вслух, своим физическим телом? Но тут голос стал слабее, как Мудрец и предсказывал.

— Я не пойду с тобой, — сказал Мудрец, подтверждая его мысль, — но я останусь здесь и буду наблюдать за тобой. Это путешествие ты должен проделать один. Долгое путешествие в глубь себя, и за пределы себя. Пока ты летишь в глубины своего сознания, ты возвращаешься назад, назад к тому времени, когда ты родился…

Сорак почувствовал, как будто медленно теряет сознание, примерно так, когда тело тонет в воде, а в легких уже нет воздуха. Голос Мудреца становился все слабее и слабее…

— Ты возвращаешься в то время, когда та часть тебя, которая была твоим отцом, встретила ту часть тебя, которая была твоей матерью, возвращаешься для того, чтобы узнать, кто они были и как встретились, возвращаешься к тому времени, когда все началось…

54
{"b":"12209","o":1}