ЛитМир - Электронная Библиотека

И когда это кончилось, Сорак и Мудрец без сил повалились на пол, контакт между ними прервался, и меч высвободился из тела старого мага.

Кара встала, подошла к Сораку и склонилась над ним, проверяя его пульс. Удовлетворенная, она вздохнула и проверила Мудреца, который, постанывая, лежал и тяжело дышал, из его раны на груди текла алая кровь. Она взяла Серебряный Нагрудник, как и сказал ей Мудрец, пока Сорак совершал свое внутренне путешествие, и надела его на старого эльфа. Пока она смотрела, талисман ярко вспыхнул и исчез из вида.

Она ждала, полная тревоги, несколько мгновений, которые прошли для нее как часы, а потом Мудрец опять начал появляться, медленно и неторопливо. Наконец он стал виден полностью, рана от зачарованного меча закрылась, как будто ее и не было, не было и следов крови. Серебряный Нагрудник тоже исчез. Она расстегнула его тунику и увидела, что он стал частью его плоти, его серебряные звенья, которые были светящимися чешуйками кольчуги, стали серебряными перьями у него на груди, груди птицы.

И тогда Мудрец открыл глаза. Они были полностью синие, без белков, без зрачков, просто синие сферы, которые, казалось, светились.

— Теперь мы все вместе, — сказал он. А потом он слабо улыбнулся. — Это началось.

Двенадцатая Глава

— Итак мой поиск завершен, — сказал Сорак, просыпаясь. Кара смотрела на него сверху вниз.

— Вся жизнь — это поиск, — ответил она. — Поиск ответов, смысла, поиск цели жизни. И твоя еще далеко не завершена.

— Единственный ответ, который я всегда искал — узнать кто были мои родители и что стало с ними, — сказал Сорак. — И единственная цель, которую я имел в жизни, я тоже выполнил, найдя Мудреца.

— Хорошо, ты нашел ответ на свой вопрос, нашел и Мудреца. Это больше, чем большинство людей на Атхасе добиваются за всю свою жизнь. И тем не менее это только начало. Есть очень много целей в этой жизни, и за многое можно взяться. Ты можешь посвятить свою жизнь Пути Друида и Дороге Сохранителя, сражаясь с осквернителями за будущее Атхаса. Одновременно ты, быть может, найдешь смысл и в твоих отношениях с Рианой, между вами и так есть невидимая связь, а ваш совместный поиск только усилил ее. Ты можешь найти свою цель и смысл в исследовании нового себя, кто ты такой теперь, и кем можешь стать.

Сорак облизал губы. — Они ушли, — сказал он, думая о племени. — Я чувствую себя так странно…одиноко. Неужели это и означает, чувствовать себя как все, чувствовать непрерывное одиночество? — Он потряс головой. — Я не знал этого.

— Но это же не стало для тебя полной неожиданностью, как и для них?

Он тяжело вздохнул. — Они боялись, что если я найду Мудреца и попрошу его о помощи, тогда он что-то такое сделает, и они исчезнут, умрут. И тем не менее, во время всего поиска они помогали мне, зная, что это может означать их смерть.

— Не, не смерть, но освобождение, как и твое, — сказала Кара. — И в этом ты тоже можешь найти даже еще больший смысл.

— Как такое может быть?

Пирена улыбнулась. — В жизни все может быть. Дорога Сохранителя очень длинна и зачастую тяжела, но Путь поведет тебя. Короли-волшебники становятся сильнее каждый день, и каждый день планета теряет все больше и больше жизненных сил, и каждый день растет угроза появления драконов. Мы все встанем лицом к лицу с драконам, когда придет время. Но сейчас время торопится еще не пришло. Ворота закрыты. Эти ступеньки приведут тебя не в Бодах, а в сад, где тебя ждет Риана, и ты расскажешь ей то, что ты узнал. Иначе она накинется на меня с бесконечными вопросами, желая узнать, что случилось, пока она спала, но не мне отвечать ей. Иди к ней.

Сорак тяжело сглотнул, затаил дыхание и уставился на пирену. — А что с Мудрецом?

— Сейчас он спит, — сказала Кара. — И он будет спать еще очень долго. Он завершил очень трудную и болезненную стадию своей метаморфозы, и ему потребуется много времени, чтобы восстановиться после нее. Он проспит несколько дней, а возможно и недель, и его нельзя тревожить. Он попросил меня пожелать тебе всего хорошего и сказать до свидания. Пока.

— Я надеюсь, теперь они счастливы, — сказал Сорак, думая о своем племени. — Мне уже сейчас не хватает их. Я чувствую что-то странное…пустоту.

— Да, — сказала Кара, — это чувство хорошо известно всем нам, как мужчинам, так и женщинам. Я уверена, Риана сможет тебе рассказать о нем много интересного. Иди же, Кочевник. Она и так долго ждала.

Он спустился по каменным ступеням, проходя через комнаты башни, которые выглядели совершенно иначе, даже отдаленно не напоминая остатки сгнивших этажей, которых он видел, когда в первый раз карабкался по ступенькам на самый верх. Когда он оказался в самом низу, он увидел тяжелую деревянную дверь, которая была там, где была только развалившаяся каменная арка. Он открыл дверь и вышел в великолепный сад, наполненный ароматными цветами и зелеными растениями, которые мягко покачивались под порывами легкого летнего ветра. Под его ногами была трава, сочная и толстая, зеленая трава, которой он никогда не видел раньше, а пенье птиц наполняло воздух.

На дальнем конце сада стояла невысокая каменная стена, за которой можно было видеть огромную, безграничную равнину. И ветер, дувший оттуда, доносил до него резкий, незнакомый запах, освежающий и бодрящий. И когда он повернулся и взглянул на башню, он внезапно понял, что это запах моря. Сине-зеленое безграничное пространство перед ним это не Иловое Море, а просто море, наполненное водой, и воды было больше, чем он мог себе представить. Не было ни малейшего признака Бодаха. Они были во времени, настолько отдаленным от его эпохи, что город еще не был построен. Была только башня, и ничего вокруг нее. Ничего, кроме моря с одной стороны и мира, о котором он мечтал в детстве, с другой. Зеленого мира. Мира не тронутого и не разоренного магией осквернителей. Это было настолько великолешно, что у него перехватило дыхание.

— Разве это не чудесно? — сказала Риана. Он повернулся и увидел ее недалеко от себя, в ее руке был касивый красный цветок.

— Это называется роза, — сказала она. — Я даже представить себе не могла, что что-нибудь может так замечательно пахнуть.

Она протянула цветок ему, Сорак покорно вдохнул воздух и ощутил сладкий, тонкий аромат.

— Да, это действительно замечательно, — сказал он. — Я даже представить себе не мог, что может быть что-то похожее на это.

— Мы не сможем здесь остаться, ты знаешь, — сказала Риана. — Кара сказала, что мы будем должны вернуться. Мы не принадлежим этому времени.

— Я знаю, — сказал Сорак.

— Эх, если бы мы могли остаться, — мечтательно сказала она. — Когда я своими глазами увидела мир таким, каким он был раньше, и когда я думаю о том, каким он стал сейчас, мне хочется рыдать.

— Возможно, однажды мы вернем его назад, — сказал Сорак. — Зато теперь, когда мы знаем, каким мог бы быть этот мир, мы твердо уверены, что никогда не свернем с Пути Друида и Дороги Сохранителя. Это и будет наша новая цель жизни.

— Да, — сказала она. — Пустыня может быть прекрасна, хотя бы даже своим покоем и бесконечностью, но на Атхасе есть достаточно места и для пустыни и для этого. — Она заколебалась. — Как ты себя чувствуешь?

— Странно, — сказал Сорак. — Очень странно. Внутри меня пустота, которой я раньше не знал.

— То есть они все ушли?

— Да, они все ушли. И я ужасно скучаю по ним. Я не понимал раньше, что это значит, быть…нормальным, как все. Ты знаешь, я чувствую себя только тенью себя самого, прошлого. Или нас самих, — саркастически добавил он. — Да, я буду скучать по ним, всегда. Но я должен научиться жить без них.

— У тебя все еще есть я, — сказала она, взглянув на него, потом она покраснела и посмотрела на землю. — Если ты, конечно, все еще хочешь меня.

— Я всегда хотел тебя, Риана, — сказал он. — Ты же знаешь.

— Да, я знаю. И я знаю, что стояло между нами. А теперь…что стоит между нами?

60
{"b":"12209","o":1}