ЛитМир - Электронная Библиотека

Сейчас, лишенный всех своих других личностей, Сорак почувствовал незнакомую прежде тягу к запаху мяса, доносящемуся из кухни. С тех пор, как они ушли из Бодаха, он ел только дикие растения пустыни вместе со смесью орехов и сухофруктов. Хотя он и принес клятвы сохранителя, они не запрещали ему есть мясо. Риана принесла свои клятвы как монахиня-виличчи, и хотя она нарушила их, уйдя из монастыря, она продолжала придерживаться их духа. Но он не был ни священником, ни виличчи. Он знал, что раньше его тело регулярно ело мясо, хотя и не помнил этого.

— Я думаю, что попробую эрдлу.

Риана с удивление взглянула на него, подняв брови.

— Замечтельный выбор, — сказал Таджик с сияющим лицом.

Риана поджала губы и не сказала ничего.

Когда мясо появилось, оно было невероятно вкусно. Сорак жадно ел, первый же кусок разбудил его аппетит, он перемалывал кусок за куском. Никогда он не ел ничего похожего.

— Ты, должно быть, был очень голоден, — с улыбкой сказал Таджик, глядя как он ест. — Вот, попробуй этот замечательный эль.

— Благодарю тебя, но я предпочитю воду, — сказал Сорак.

— Воду? — удивленно переспросил Таджик. — Ты предпочитаешь элю воду?

— Я вообше не пью спиртные напитки, — сказал Сорак.

— Даже вино?

Сорак покачал головой. — Никогда не пробовал.

— Жаль, — сказал Таджик, печально качая головой. Как и все дварфы он любил выпить и выпивал свой бокал эля чуть ли не в тот момент, когда прислуживающая за столом девушка-дварф наполняла его. Так что та трудилась без остановки. Сорак и раньше слышал, что дварфы могут выпить столько, сколько захотят, и глядя, как Таджик поглощает эль, он решил, что это чистая правда.

— Вы пришли в Южный Ледополус на поиски работы, или просто на пути в другое место? — спросил Таджик.

Сорак заколебался. — Я еще не решил, — сказал он после паузы.

— А. Ну, если вы захотите остаться на какое-то время, я могу помочь. Я не без влияния в этом городе, и с радостью дам вам любые рекомендации.

— Благодарю тебя. Я ценю это. Но сейчас нам надо просто отдохнуть, прежде чем строить какие-то планы на будущее.

— А откуда вы пришли? — спросил Таджик. — Большинство людей приезжает в Южный Ледополус вместе с караванами, но ведь вы пересекли дельту.

— Нет, мы пришли не с караваном.

— Не хочешь же ты сказать, что вы пришли сюда пешком от Мекилотов?

— Да, мы проделали именно этот путь, — сказал Сорак, и это была правда, хотя и не вся правда.

— Длинное, тяжелов путешествие, — заметил Таджик. — Впрочем, не очень удивительное для тех, кто пересек Каменные Пустоши. То есть вы пришли из Соленого Поля?

Риана кивнула. — Да, мы провели так какое-то время. — И это была правда, но не вся.

— Игорные дома Соленого Поля не то место, где ожидаешь найти монахиню-виличчи, — сказал Таджик.

— Наше паломничество ведет нас через весь мир, — ответила Риана. — А кроме того, зачем ломиться в открытую дверь, проповедовать там, где и так все в это верят? Мы стараемся распространить идеи сохранительства повсюду, и где бы ни была надежда, что нас услышат, там вы нас и найдете.

Таджик кивнул, частично удовлетворенный, но Сорак почувствовал, что капитан парома подозревает, что они что-то не договаривают. Но без телепатических способностей Страж, Сорак не мог знать этого совершенно точно. Он не видел причин не доверять Таджику, но привычная осторожность не давала ему быть полностью откровенным с ним.

— Ты можешь рассказать мне о наемнике по имени Киеран? — спросил Сорак, чтобы изменить предмет разговора.

Таджик нахмурился и покачал головой. — Нет, это имя мне незнакомо.

— Именно он дал мне воды на корабле, — сказал Сорак.

— А, тот самый, который одет как ходячий каталог редких шкур? — спросил Таджик.

— Да, это он, — сказал Сорак.

Капитан парома еще раз покачал головой. — Я заметил его. А кто нет, с такой-то одеждой? Но я никогда не видел его раньше. Ты сказал, его имя Киеран?

— Да, так он назвался.

— Хмм. Хорошо, я поспрашиваю о нем. Есть ли какая-то особая причина для твоего любопытства?

— Он предложил мне работу, — сказал Сорак. — Он сказал, что едет в Алтарук, чтобы стать новым капитаном стражников торгового дома Джамри.

— На самом деле? — брови Таджика поднялись от удивления. — Да, это говорит о его способностях. Джамри нанимают только лучших из лучших старших офицеров. Если этот Киеран предложил тебе работу, быть может стоит ее принять. Ты не найдешь никакой работы в Южном Ледополусе, за которую платят столько, сколько ты получишь, работая на торговый дом Алтарука.

— Я сказал ему, что подумаю, — сказал Сорак. — Но я должен заранее знать хоть что-нибудь о человеке, на которого собираюсь работать.

— Соверщенно согласен, — кивнул Таджик. — Хорошо, я знаю, где мы можем узнать о нем побольше. Если он был нанят заочно, то у него должна быть определенная репутация. А тогда его товарищи-наемники должны знать о нем, и так как большинству из них только что заплатили, я знаю место, где мы найдем кого спросить. Но, возможно, сначала надо отвести Риану в мой дом.

— Это еще почему? — удивленно спросила Риана.

— Потому что Девчонки Пустыни не то место, куда заходят монахини, — ответил Таджик.

— И что же это такое? — опять спросила Риана.

Таджик в замешательстве прокашлялся. — Ну… Девчонки дом для развлечений, самый популярный в Южном Ледополусе, там женщины танцуют и … э… художественно снимают с себя одежду. Кто-то ходит туда только для того, чтобы посмотреть на представление, но там еще есть комнаты на втором этаже, где, за деньги, можно насладиться «личным танцем», если вы понимаете, что я хотел сказать.

— Как интересно, — сказала Риана. — Я бы хотела посмотреть на это.

Таджик выглядел совершенно смущенным. — Вы бы хотели… ?

— Да, очень. Мы можем туда пойти после обеда?

Таджик тяжело сглотнул. — Я… э… я не думаю, что это подходящее место для леди, вроде вас.

— Почему? — опять спросила Риана.

Таджик беспомощно взглянул на Сорака.

— Не смотри на меня, — сказал Сорак. — Риана сама принимает решения.

— Я никогда раньше не была в доме удовольствий, — сказала Риана. — Я очень хотела бы знать, на что он похож.

— Это место похоже на любое другое, где пьянствуют наемники, только еще более злачное, — сказал Таджик. — Я не думаю, что вам там понравится.

— Я хотела бы иметь возможность самой судить об этом, — сказала Риана.

Таджик тяжело вздохнул, сдаваясь. — Хорошо, если вы настаиваете…

* * *

— Сегодня ночью очень грубый народ, — сказал Эдрик, входя в комнату для переодевания и потирая висок, в который ударила брошенная кем-то бутылка. Она разбилась и поранила кожу, тонкие струйки крови стекали на лицо. На месте удара уже вздулась огромная шишка, а потом будет отвратительный шрам.

Крикет немедленно вскочила со стула. — Эй, дай мне взглянуть, — сказала она.

— Ерунда, как нибудь выдержу, — сказал Эдрик. — Это моя последняя ночь.

Крикет смочила чистую тряпочку и аккуратно протерла порез. — Настоящие бандиты, — с отвращением сказала она.

Эрик мигал, пока она чистила рану. — Они ходят сюда не для того, чтобы слушать мои баллады. Я вообще не знаю, зачем Турин нанял меня.

— Чсобы завести их, заставить ждать настоящее представление, — сказала Крикет. — Он хочет чего-нибудь скучного перед началом шоу. — Только потом она осознала, что ляпнула, и закусила нижнюю губу. — О, прости меня. Они все ничего не понимают. Я не хотела сказать, что твои баллады скучные, лично мне они очень нравятся.

Эдрик хихикнул. — Не извиняйся, я понимаю. Только удовольствие от общение с тобой помогло мне вынести эту работу. И ты была самой лучшей публикой, которая у меня когда либо была.

— Жду не дождусь, когла уеду отсюда, — сказала Крикет. — Я уже заказала билет на караван. Хотела бы я уехать сегодня ночью.

— Завтра придет достаточно скоро, — отозвался Эдрик. — Турин все еще не подозревает о твоих планах?

16
{"b":"12210","o":1}