ЛитМир - Электронная Библиотека

— Дальше баллада рассказывает о некоторых подвигах этого странника, — продолжал Эдрик, одновременно поглядывая на Сорака. — Рассказывается, как он разоблачил заговор осквернителей, направленный на захват власти в Тире, и спас город от нашествия немертвых. Как он пересек Пустые Земли, в компании с прекрасной монахиней-виличчи, и как он украл принцессу из Королевского Дома Нибеная, которую держал в плену один аристократ. Эта дочь Нибеная принесла клятвы сохранителей, и была изгнана из Нибеная своим отцом, но тут появился наш герой, спас ее и вернул домой. Для этого Кочевник вместе с ней пересек Каменные Пустоши, которые никто не мог пересечь до него. Аристократ преследовал его, Кочевник убил его в честном бою, а потом привез принцессу обратно в Нибенай, где она присоединились к Союзу Масок, чтобы помочь им воевать с темпларами ее отца.

В ответ Король-Тень послал на уничтожение Кочевника целую армию великанышей, но тот перебил их всех, а потом ловко убежал, исчезнув в пустыне вместе с прекрасной монахиней-виличчи.

— И что же случилось с ним? Является ли он Короной Эльфов, как это было предсказано в легенде? Объединит ли он племена, чтобы вернуть эльфам былую славу? Осуществится ли старое пророчество? Осквернители задрожали по всему Атхасу. А среди эльфов растет надежда. Они все ищут странника, который называет себя Кочевник, и спрашивают себя, где он появится в следующий раз. Так кончается эта баллада, на мучительной нотке тайны и неразрешенной загадки. Но на самом деле она звучит намного лучше, когда ее поют, а не рассказывают.

— Ну и ну, — сказал Киеран, глядя на Сорака с интересом и изумлением. — Я даже не подозревал, что нанял себе на службы такую знаменитую личность. Судя по цене, я заключил великолепную сделку.

Сорак вздохнул и покачал головой. — Бардам всегда надо о чем-то петь, я так понимаю. Воображение — вот товар, который они продают. Они слышат какую-нибудь малость и превращают ее в мекилота.

— Ммм, — протянул Киеран, взглянув на Сорака с разочарованием. — Жаль. За всю мою жизнь у меня никогда не было короля в подчинении.

— И что, тогда эта история неправда? — спросила Крикет, в упор глядя на Сорака. — Когда мы подошли, я слышала, как кто-то говорил о том, что украл принцессу из каравана.

— Да, я тоже хотел бы услышать об этом побольше, — сказал Киеран.

— А я бы хотел увидеть, как леди танцует! — сказал Грак, ударяя кулаком по столу.

— Здесь нет музыки, — сказала Крикет.

— Так получилось, что я принес свою арфу, — сказал Эдрик, вынимая ее из-под плаща. — За небольшую сумму я с удовольствием сыграю.

Грак бросил пригорошню мелких монет на стол. — За твою музыку, бард, — сказал он, — и за то, как ловко ты сумел не спеть. А теперь, миледи, мы хотим увидеть ваш танец. — Он встал и проревел, призывая к молчанию. — Друзья! Мои друзья! У нас здесь есть замечательная леди, которая станцует для нас. Освободим ей место!

Столы и скамьи быстро убрали из центра комнаты и Крикет вышла вперед и оказалась в центре зрительского круга, в котором стояли все посетители таверны. Эдрик заиграл на арфе, и она начала медленный танец, все ее тело заиграло, заволновалось, изогнулось, зрители, забыв обо всем на свете, глядели только на нее. Сорак воспользовался возможностью и ускользнул.

Он молчаливо проклинал Эдрика, пока выходил из здания и не торопясь шел по направлению к лагерю. Было такое ощущение, что бард намеренно дразнил его, рассказывая содержание баллады. Он и не собирался петь, решил Сорак. Он просто хотел рассказать всю эту историю и посмотреть на его реакцию.

Они еще даже не доехали до Аларука, а все уже пошло наперекосяк. Лорд Энке заключил договор о партнерстве с Домом Джамри… а ведь именно в его караване находилась принцесса Коранна, которой он помог убежать. В результате Виконт Ториан, друг и деловой партнер Лорда Энке, гнался за ними всю дорогу через Каменные Пустоши, и хотя он и не убивал его в бою, как это придумали барды, но, по крайнем мере, приложил руку к его смерти. Ториан убил себя сам, признавая свое поражение, и не дал Сораку совершить финальный акт этой трагедии. Однако единственными, кто знал об этом, были Сорак, Риана и сама Принцесса Коранна, которые были там.

Когд Коранна вернулась в Нибенай и присоединилась к Союзу Масок, члены подпольного движения сопротивления не преминули воспользоваться возможность получить потенциальную выгоду, дав всем узнать, что Принцесса из Королевского Дома Нибеная принесла клятвы сохранителей и присоединилась к ним в их борьбе. Дочка короля-дракона, предавшая своего собственного отца, стала серьезным оружием в их арсенале. А дальше они, по всей видимости, постарались, чтобы эта история разошлась как можно шире, и какой-то бард написал Балладу о Кочевнике — к вечному сожалению Сорака.

Он остановился около раскидистого дерева пагафа на маленьком пригорке около бассейна оазиса. Палатки каравана были раскинуты неподалеку, в нескольких десятках футов, костры для приготовления пищи уже горели. Там, внизу, была Риана, она ждала его возвращения, отдыхала и присматривала за их вещами. Она беспредельно верила в него. Ради него она ушла из монастыря, ради него разорвала свои клятвы, ради него перенесла все опасные и тяжелые путешествия, ради него не раз рисковала жизнью. Она доверяла ему и верила, что он знает, что делает. Хотел бы он разделять с ней эту уверенность…

— Что же ты хочешь от меня, дед? — прошептал он, опершись спиной о дерево. — Что я должен сделать? Дай мне меч в руку, дай врага напротив, и я вполне справлюсь; это дело я понимаю. Но эти игры, интриги… — Он потряс гловой. — Я не понимаю их правил.

Тут на него опять накатило, и с такой силой, что голова закружилась. В глазах все закружилось, и не опирайся он спиной о дерево, точно упал бы на землю. Он повернулся и схватился за ствол дерева, а в глазах все крутилось и вертелось. Когда зрение прояснилось, стены, окружавшие оазис, исчезли. Не было видно и палаток. Луны-близнецы бросали слабый свет на темную пустыню, а сторожевые костры неярко горели. На расстоянии возможно тридцати-сорока миль поднимались предгорья Гор Дельты, постепенно изгибавшихся на северо-запад. Караван был не больше, чем в дне от Алтарука.

Он увидел, как стражники, заскучавшие на своих постах, собрались около сторожевого огня и кинули кости. Затем, внезапно, один из них подпрыгнул и схватился за горло, из которого торчала черная стрела. Другой мгновенно вскочил на ноги только для того, чтобы упасть со стрелой в груди. Третий закричал и помчался к лагерю, но не успел он сделать и несколько шагов, как стрела воткнулась ему в спину, между лопаток, он упал на землю и замер, уткнувшись в нее лицом.

И из темноты, как призраки в ночи, появились они, одетые в черное налетчики, их черные крадлу топатали пустыню, а черные доспехи из панциря канка сверкали в лунном свете.

— Сорак!

Его видение затуманилось, но он успел увидеть, как они накинулись на лагерь, их были дюжины, они на полной скорости мчались к лагерю-

— Сорак! Сорак, что с тобой? Что случилось?

Он лежал на земля, на корнях дерева пагафа, и когда его зрение прояснилось, он увидел Киерана, склонившегося над ним и глядевшего на него с тревогой.

— Сорак, ты в порядке? Что это было?

Он тяжело сглотнул и сделал несколько глубоких вздохов, пока Киеран помогал ему сесть.

— Сорак?

— Сейчас я буду в порядке, — сказал Сорак. Голова болела, и он почувствовал легкое остаточное головокружение.

— Что случилось? Ты заболел? — спросил Киеран.

— На нас нападут, — сказал Сорак.

— Нападут? Когда? Кто?

— Завтра ночью, я думаю, — сказал Сорак. — Налетчики. Одетые в черное… Я видел их. Я видел, как все случилось.

Киеран уставился на него, потом медленно кивнул. — Очень хорошо. Мы подготовим им хорошую встречу.

— Ты веришь мне? — удивленно спросил Сорак.

— Меня научили не спрашивать того, у кого есть дар Ясновидения, — ответил Киеран.

— А как ты догадался? — удивленно спросил Сорак.

37
{"b":"12210","o":1}