ЛитМир - Электронная Библиотека

Голова отрицательно качнулась.

— Мне почти две сотни лет. О, тебя это удивило. Я выгляжу старой, но не настолько, верно? И тем не менее так оно и есть. Магия легко может продлить твою жизнь, если ты знаешь как использовать ее. — Темплар вздохнула. — Магия моего мужа. Его сила настолько велика, что я по-прежнему трепешу перед ним, и это после стольких лет… Меня привели к нему, когда мне было пятнадцать, но я уже кое-что знала о любви. О, я была девственница, иначе меня бы не выбрали в жены Королю-Тени, но я не была совершенно невинной, понимаешь ли. Был мальчик, сладкий мальчик, которому было семнадцать… Когда я закрываю глаза, я могу видеть его так ясно, как будто он стоит здесь, передо мной. Я все еще помню наши осторожные прикосновения, неуклюжие и тем не менее нежные. Мы поклялись, что всегда будем любить друг друга, но мы боялись заходить дальше, чем робкие поцелуи и объятия. А потом меня выбрали для гарема Короля-Тени, и я никогда больше не видела его.

— Нет, неправда, — продолжала темплар, немного помолчав. — Однажды я видела его, много лет спустя. Я прошла мимо него по улице. Он даже побоялся взглянуть на меня. Я легко могу представить, что он нашел себе толстую маленькую жену, которая родила ему толстых маленьких детей, жил своей жизнью… и умер. Пожалуй я в первый раз говорю о нем вслух, а ведь прошло больше ста пятидесяти лет, и хотя его кости давно уже гниют в могиле, он никогда не уходит из моих мыслей. Я постоянно мысленно возвращаюсь к тем дням, когда молоденькая девочка целовалась с мальчиком, и хотела бы только одного, чтобы тогда мы были немного посмелее…

Темплар надолго замолчала, задумчиво глядя в никуда. Наконец она очнулась, тоска исчезла из ее глаз, Сорак глядел на холодную, величавую женщину, старшего темплара Короля-Тени, его ближайшую помощницу.

— Воспоминания. Они не помогают ничему, не служат никакой полезной цели. А мы здесь для того, чтобы сделать кое-что полезное.

Сорак почувствовал, как непередаваемая дрожь, даже наслаждение пробежало по его телу. Впрочем, это было не его чувство. По его телу пробежали мурашки, и, одновременно, он почувствововал то, что чувствует этот другой, и ему стало противно.

— Пошли, мой молчаливый друг, — сказала темплар, поднимаясь на ноги. — Пришло для тебя время сделать то, что ты умеешь, и сделать это самым лучшим образом. Там не будет того сорта зрителей, к которым ты привыкла, но я буду рядом. Один единственный зритель, но такой, который оценит все твое мастерство. И скоро, очень скоро, у тебя будет возможность проверить свои способности против того, кто, судя по всему, будет для тебя достойным соперником. Тебе ведь хочется этого, а?

Энергичный кивок.

— Да. Конечно ты хочешь. Но сегодня ночью, если наши донесения верны, у тебя будет просто замечательное развлечение. А завтра весь Алтарук будет гудеть от того, что ты сделала… и Союз Масок поймет, что такое страх.

* * *

— Сорак! Сорак! О, Сорак, очнись, пожалуйста!

Риана беспокойно склонилась над ним. Он несколько раз мигнул и потер руками лоб. Голова раскалывалась, он весь был в поту.

Он лежал на спине на своем спальнике, расстеленном прямо на земле. Первые оранжевые лучи восхода появились на горизонте, темное солнце медленно поднималось из-за Илового Моря. Он медленно сел, постанывая.

Киеран подошел к нему и встал на колени рядом с ним. — Ты заставил нас беспокоиться, мой друг, — сказал он. — Тебя не было очень долго. Больше четырех часов. И судя по твоим стонам и крикам, ты видел какой-то ночной кошмар, если не хуже.

Сорак медленно вдохнул и глубоко выдохнул, по-прежнему держась руками за голову.

Риана нежно обвила его рукой. — Все в порядке, — ласково сказала она. — Что бы это не было, оно прошло.

Он потряс головой. — Нет, не прошло, — глухо сказал он. — Это только начинается.

— Что ты видел? — сказал Киеран, пристально глядя на него.

— Смерть, — ответил Сорак.

— Чью? — спросил Киеран, нахмурившись. — Одного из нас?

Сорак покачал головой. — Нет. Я не знаю их.

— Их? — удивилась Риана. — Сколько их было?

— По меньшей мере полдюжины. Члены Союза Масок. Мы должны ехать в Алтарук, и чем быстрее, тем лучше, — сказал он. — Их всех безжалостно убили.

— Кто сделал это? — спросил Киеран.

Сорак покачал головой. — Я не могу сказать, хотя, на этот раз, все было совершенно иначе. Я думаю, что это тот же самый убийца, может быть женщина, которую я видел раньше, но на этот раз я смотрел ее глазами, чувствовал то, что она чувствует, и это было… — Его передернуло, он не стал заканчивать мысль.

— Ты можешь вспомнить что-нибудь еще? — спросил Киеран.

Сорак кивнул. — Да, там была темплар. Одна из старших темпларов Короля-Тени.

— В Алтаруке? — недоверчиво спросил Киеран.

— Похоже, что именно она направляла убийцу, — сказал Сорак. — И она знала, что Тени нападут на нас. Я думаю, что она каким-то образом вовлечена во все, что происходит. И может быть, что все это из-за меня. Я — тот, кто им нужен. Но не только я.

— Итак, — сказал Киеран. — Осквернители решили захватить власть в Алтаруке. Ну, я думаю, что это довольно простое, скучное дело. Но причем здесь ты? Что они хотят от тебя?

— Потому что я — это я, Кочевник, — сказал Сорак. — Из-за того, кем я являюсь.

— Тогда бард сказал правду? — сказал Киеран.

— Частично, — сказал Сорак. — Но есть еще кое-что, намного более важное. Вы слышали об аванжеоне?

— А, этот миф о драконе-сохранителе? — сказал Киеран. — Легенда о Мудреце?

— Аванжион не миф и не дракон, — ответил Сорак. — А Мудрец совсем не легенда.

— Ты хочешь сказать, что он действительно существует?

— Когда-то его называли Странником, — сказал Сорак.

— Пилигрим который написал Журнал Странника? Он, что, волшебник?

Сорак кивнул. — Да. И еще он мой дед.

Киеран тяжело выдохнул. — Кровь Гита, — мрачно выругался он. — Я знал, что ты больше, чем кажешься на первый взгляд, но такое… — Он покачал головой. — Ведь ты знаешь, где он, разве не так?

Сорак кивнул.

— Кто еще знает?

— Только одна из старейшин пирен. И Риана, конечно. Моя задача — сделать то, что не может сделать дед. И не только служить ему руками, но и сообщать ему обо всем. И каким-то способом, я все еще не понимаю каким, он подготовил меня для этого.

— Ты имеешь в виду дар Ясновидения? — сказал Киеран.

Сорак опять кивнул. — И меч. И может быть что-то еще, чего я пока не знаю. Есть так много, чего я не знаю о самом себе и чего мне надо узнать. Это трудно объяснить. Я надеялся, что у меня будет для этого время, но, похоже, такой роскоши у меня нет. У Короля-Тени совсем другие планы на меня.

— И не только у Короля-Тени, — сказал Киеран, — если все, что ты рассказал, правда.

— Вы сомневаетесь в его словах? — спросила Риана. — Я могу подтвердить, что любое его слово — правда. Я была с ним везде.

— О, у меня нет ни малейших сомнений в ваших словах, миледи, — сказал Киеран, — хотя, откровенно признаться, я с трудом заставляю себя поверить в них. Как я хотел бы не верить в то, что вы оба стали мишенью для всех осквернителей на Атхасе. И вы должны согласиться, что это не располагает к долгой жизни, как для вас, так и для тех, кто рядом с вами.

— И ты все еще хочешь меня к себе в лейтенанты, Киеран? — иронически спросил Сорак.

— Ну, ты знаешь, это делает жизнь намного интереснее, — с улыбкой ответил Киеран. — И, кроме того, в отставке мне было очень скучно.

— Я уверена, мы сделаем из вас сохранителя, — сказала с усмешкой Риана, толкнув его в плечо.

— Для этого надо по меньшей мере прожить немного подольше, — сказал Киеран. — У меня ведь нет магического меча, а ваш друг совсем недавно выбросил его.

— Я уже делал это раньше, — ответил Сорак, — но есть такие обязательства, которые невозможно выбросить. — Глаз Киерана полезли на лоб, когда Сорак протянул руку и вытащил из-за пояса Гальдру. Он поднял перед собой сломанный меч, и голубая аура окружила его.

43
{"b":"12210","o":1}