ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она откинулась обратно на подушку. Жизнь будто утекала из нее с каждым произнесенным словом.

– Все время, пока вы росли, я за вами наблюдала. Наблюдала за обоими, пыталась разглядеть знаки. Не знаю, способны вы к переходу или нет. Но если этот дар у вас все-таки есть, вы должны скрываться от Табулы.

Она крепко зажмурилась, словно боль пронзила все ее тело. Майкл в отчаянии прикоснулся к лицу матери.

– Я здесь, мама, с тобой. И Гейб тоже здесь. Мы никому не дадим тебя обидеть. Я найму врачей. Любых, каких понадобится…

Миссис Корриган глубоко вздохнула. Ее тело напряглось, а затем сразу обмякло. Внезапно в комнате как будто стало холоднее, словно в маленькую щель под дверью утекла какая-то энергия. Майкл развернулся и, выбежав из комнаты, стал звать на помощь. Габриель, однако, понял, что все кончено.

После того как доктор Чаттарьи констатировал смерть, Майкл взял со стола медсестры список местных похоронных бюро и позвонил в одно из них по сотовому телефону. Назвав свой адрес, он попросил о стандартной кремации и продиктовал номер кредитной карточки.

– Как ты? В порядке? – просил он младшего брата.

– Да.

Габриель чувствовал только усталость и оцепенение. Он посмотрел мельком на закрытое простыней тело. Оболочка без света.

Они с Майклом сидели возле кровати до тех пор, пока не появились двое сотрудников похоронного бюро. Тело поместили в мешок, положили на носилки и отнесли вниз, в машину «скорой помощи» без опознавательных знаков. Машина уехала, а двое братьев остались стоять у хосписа, под лампой охранного освещения.

– Я собирался заработать побольше денег и купить ей дом с большим садом, – сказал Майкл. – ей понравилось бы.

Он оглядел стоянку так, словно только что потерял какую-то очень ценную вещь.

– Вот такая у меня цель была… Дом ей купить…

– Мы должны поговорить о том, что она рассказала.

– О чем именно? Я ничего не понял. Мама рассказывала истории и о призраках, и о говорящих животных, но никаких «странников» не упоминала, а сами мы, если и странствовали, то на одном и том же чертовом пикапе.

Габриель знал, что Майкл прав: мамины слова не имели никакого смысла. Всю жизнь Габриель верил – рано или поздно она обязательно объяснит, что случилось с их семьей. Теперь узнать правду не осталось никакой возможности.

– Может, хоть что-то из ее слов правда. Хотя бы отчасти…

– Я не в настроении спорить. Ночь была длинная, мы оба устали. – Майкл протянул руку и обнял младшего брата. – Теперь нас только двое осталось, Гейб. Надо поддерживать друг друга. Давай сначала отдохнем, а поговорим утром.

Майкл сел в свой «мерседес» и выехал со стоянки. Когда Габриель оседлал мотоцикл и завел двигатель, автомобиль его брата уже поворачивал на бульвар Вентура.

Луна и звезды прятались за толстым слоем тумана. В воздухе плавали частицы пепла, оседая на пластиковом щитке мотоциклетного шлема. Габриель включил третью скорость и пронесся через перекресток. Впереди он видел, как автомобиль брата направляется по бульвару к наклонному въезду на автостраду. В нескольких сотнях ярдов от «мерседеса» двигались еще четыре автомобиля. Набрав скорость, они выстроились в ряд и направились следом за машиной Майкла.

Все произошло очень быстро, но Габриель понял, что эта четверка держится вместе не случайно. Они следили за Майклом. Переключившись на четвертую передачу, он прибавил газу. Вибрация двигателя передавалась в руки и ноги. Резкий поворот влево, затем вправо, и Габриель уже несся по автостраде.

Проехав примерно милю, мотоцикл поравнялся с четверкой автомобилей. Два из них были фургонами без всяких надписей или опознавательных знаков, а еще два – внедорожники с номерами штата Невада. У всех четырех стояли тонированные стекла, и разглядеть, кто внутри, Габриелю не удалось. Майкл ехал как ни в чем не бывало, не обращая на маневры подозрительной четверки никакого внимания. Один из внедорожников тем временем обошел «мерседес» слева, а второй пристроился сзади. Все четыре водителя явно держали связь, двигаясь слаженно и, очевидно, к чему-то готовясь.

Когда Майкл приближался к повороту на Сан-Диего, Габриель плавно перестроился в правый ряд. Теперь они ехали так быстро, что огни фонарей будто размазывались полосами. На повороте выстроились в кривую. Потом чуть притормозили. Затем кривая распрямилась, и вся процессия двинулась вверх по холму к перевалу Сепульведа. Проехав еще милю, тот из внедорожников, что ехал перед «мерседесом», сбросил скорость. Первый фургон перестроился в правый ряд, а второй в левый. Майкл оказался в ловушке между четырьмя автомобилями. Габриель услышал, как брат сигналит, требуя уступить дорогу. Майкл сдвинулся на несколько дюймов влево, но водитель фургона тоже резко свернул, ударив «мерседес» в бок. Пока Майкл пытался выбраться из западни, четверка стала одновременно сбрасывать скорость.

У Габриеля зазвонил мобильный телефон. Он ответил на звонок и услышал испуганный голос брата:

– Гейб! Где ты?

– В пятистах ярдах за тобой.

– У меня неприятности. Какие-то парни меня в кольцо взяли.

– Продолжай ехать. Я попробую тебя вытащить.

Подпрыгнув на выбоине, Габриель почувствовал, как в курьерской сумке что-то передвинулось. Он вспомнил об отвертке и разводном гаечном ключе. Ухватившись за руль правой рукой, Габриель открыл сумку, запустил в нее руку и достал отвертку. Прибавив скорость, проскользнул между «мерседесом» брата и фургоном в крайнем правом ряду.

– Приготовься, – сказал Габриель Майклу. – Я уже рядом.

Свернув поближе к фургону, он со всех сил ударил отверткой в боковое стекло. Стекло хрустнуло и покрылось замысловатым узором из трещин. Габриель ударил еще раз, и окно разбилось.

На короткое мгновение он увидел водителя – бритого молодого человека с серьгой в ухе. Габриель швырнул отвертку в удивленное лицо бритоголового. Фургон резко свернул вправо и ударился об ограждение. Металл заскрежетал о металл, и в темноту посыпались искры. «Не останавливайся, – сказал себе Габриель. – Не смотри назад». Свернув вслед за автомобилем брата, Габриель съехал с автострады.

7

Четверка преследователей с автострады сворачивать не стала, однако Майкл вел автомобиль так, словно его все еще догоняют. Габриелю становилось все труднее успевать за братом. Он позвонил Майклу по телефону. Тот не стал брать трубку, а только махнул рукой: «Не отставай». Вдавив педаль газа в пол, Майкл въехал по дороге на крутой склон, где на тонких металлических сваях стояли особняки, упираясь крышами в небо. Какое-то время «мерседес» и мотоцикл неслись с огромной скоростью, затем остановились на одном из холмов с видом на долину Сан-Фернандо. Свернув с дороги, Майкл припарковался на стоянке у церкви с заколоченными окнами. На асфальте валялись пустые бутылки и банки из-под пива. Наверное, по ночам сюда приезжали подростки, глазели на луну и напивались, сидя в автомобилях.

Габриель снял шлем, а Майкл выбрался из «мерседеса». Выглядел он уставшим и злым.

– Это была Табула, – сказал Габриель. – Они знали, что мама при смерти и что мы обязательно приедем в хоспис. Ждали нас на улице, а потом решили захватить тебя первым.

– Никакой Табулы не существует. И никогда не существовало.

– Да брось, Майкл. Я же видел, те парни пытались вытолкнуть тебя с дороги.

– Ты не понимаешь. – Майкл прошелся по стоянке и пнул пустую бутылку. – Помнишь, я купил свое первое здание на Мелроуз-авеню? Откуда я, думаешь, деньги взял?

– Ты сам сказал, у инвесторов с восточного побережья.

– Точнее, у людей, которые не любят платить налоги. У них куча наличных, но на банковские счета эти деньги не положить. Большая часть финансирования шла из Филадельфии, от мафиози по имени Винсент Торрелли.

– Зачем ты с такими людьми связался?

– А что оставалось делать? – с вызовом ответил Майкл. – Ссуду мне в банке не дали. Настоящим именем я не пользовался. Вот и взял у Торрелли наличные да купил на них здание. Год назад в новостях передали, что Торрелли был застрелен у входа в казино в Атлантик-Сити. Ни его семья, ни друзья со мной не связались, вот я и перестал деньги возвращать. Я их раньше на абонентский ящик в Филадельфии отправлял. Секретов у Винсента было до черта. Я думал, он никому не сказал о вложении в Лос-Анджелесе.

14
{"b":"12214","o":1}