ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А теперь, значит, они узнали?

– Думаю, да. Никакие это не «странники», и мамины безумные истории тут совершенно ни при чем. Просто мафиози хотят получить свои деньги обратно.

Габриель вернулся к мотоциклу. К востоку от холма виднелась долина Сан-Фернандо. Свет от ее уличных фонарей, искаженный сквозь линзу грязного воздуха, казался тускло-оранжевым. Единственное, чего Габриелю хотелось в тот момент, это вскочить на мотоцикл и умчаться в пустыню, где никого нет, ярко светят звезды, а луч света от единственной фары скользит вдоль пыльной дороги. Потеряться – вот чего хотел Габриель. Он отдал бы все, что угодно, лишь бы забыть прошлое, избавиться от чувства, будто он заперт в огромной тюрьме.

– Прости, – сказал Майкл. – Дела вроде бы шли совсем неплохо. Теперь все полетит к чертям.

Габриель посмотрел на брата. Как-то раз, когда все они жили в Техасе, мама так закрутилась, что забыла о наступающем Рождестве. Накануне праздника у них еще не было ничего рождественского, а на следующий день Майкл явился домой с елкой и несколькими видеоиграми, которые стащил из магазина. Что бы ни случилось, они всегда останутся братьями – двое против целого мира.

– Не бери в голову, Майкл. Уберемся из Лос-Анджелеса дело с концом.

– Дай мне день-другой. Я попробую все уладить. Только давай пока в мотеле остановимся. В город возвращаться опасно.

Ночь братья провели в мотеле к северу от города. Номер располагался в пятистах ярдах от автострады Вентура, и через окна пробивался шум проезжающих мимо автомобилей.

В четыре часа утра Габриель проснулся и услышал, как старший брат в ванной разговаривает по сотовому телефону.

– Есть у меня выбор, есть, – шептал Майкл. – Не стоит делать вид, будто мне больше деваться некуда.

Утром, натянув покрывало на голову, Майкл отсыпался дольше брата. Габриель вышел из номера и отправился в ближайший ресторан, где купил кофе с пирожками. На стойке лежали газеты с фотографией двух человек, убегающих от целой стены пламени, и с заголовком: «На юге от сильных ветров разгораются пожары».

К тому времени как Габриель вернулся в номер, Майкл уже встал, принял душ, а теперь чистил туфли влажным полотенцем.

– Сюда один человек приедет, со мной встретиться. Думаю, он сумеет решить проблему.

– Кто такой?

– По-настоящему его зовут Фрэнк Салазар, но для всех он мистер Пузырь. В юности он работал в танцевальном клубе на генераторе мыльных пузырей.

Майкл сел перед телевизором смотреть выпуск финансовых новостей, а Габриель остался лежать на кровати, глядя в потолок. Закрыв глаза, он представлял, как несется на мотоцикле по шоссе. Оно поднималось на холм и вело к горной дороге Анджелес-Крест. Заходя на очередной поворот, Габриель понижал передачу, а мимо мелькали зеленые деревья. Майкл поднялся на ноги и стал расхаживать взад-вперед по узкой полоске ковра перед телевизором,

В дверь постучали. Отодвинув штору, Майкл выглянул в окно и открыл дверь. На пороге стоял огромный полинезиец с широким лицом и густыми черными волосами. Поверх футболки на нем была расстегнутая гавайская рубаха, а под ней открыто висела наплечная кобура с автоматическим пистолетом сорок пятого калибра.

– Здорово, Дьяк. Где твой шеф?

– Внизу в машине. Сперва надо все проверить.

Полинезиец вошел в номер, заглянул в ванную, потом в крохотный туалет. Пошарил крупными ладонями под простынями и наконец приподнял все диванные подушки. Майкл продолжал улыбаться так, словно ничего странного не происходило.

– Оружия тут нет, Дьяк. Ты ведь знаешь, я ничего подобного не ношу.

– Безопасность прежде всего. Так говорит мистер Пузырь. С утра до вечера говорит.

Обыскав обоих братьев, Дьяк вышел, а через минуту вернулся с лысым охранником-латиноамериканцем и пожилым человеком в солнцезащитных очках и бирюзовой рубашке для гольфа. На коже у мистера Пузыря были пятна, а у самой шеи виднелся розовый рубец от операции.

– Подождите снаружи, – сказал он двум охранникам и закрыл дверь.

Майкл пожал гостю руку.

– Рад тебя видеть, Майкл, – сказал мистер Пузырь мягким, тихим голосом. – Кто твой друг?

– Мой брат, Габриель.

– Семья – хорошо. Человеку следует всегда держаться своей семьи. – Мистер Пузырь подошел к Габриелю и пожал ему руку. – Умный у тебя брат. Только на этот раз он слегка перемудрил.

Мистер Пузырь устроился в кресле рядом с телевизором. Майкл уселся на краешек кровати, лицом к гостю. С тех самых пор как они сбежали с фермы в Южной Дакоте, Габриель не раз наблюдал, как его старший брат уговаривает незнакомых людей что-нибудь купить или принять участие в его проекте. Мистер Пузырь не выглядел легкой добычей. Его глаза прятались за темными стеклами очков, а на лице – словно в ожидании комического шоу – бродила легкая улыбка.

– Вы переговорили с друзьями из Филадельфии? – Майкл.

– Чтобы все устроить, понадобится несколько дней. Пока проблема не решена, я возьму вас с братом под свою защиту. Здание на Мелроуз мы отдадим семье Торрелли. В качестве оплаты я возьму твою долю в здании на Фэрфакс.

– За одну услугу это чересчур большая оплата, – сказал Майкл. – Тогда у меня вообще ничего не останется.

– Ты сделал ошибку, Майкл. Теперь тебя хотят убить. Так или иначе, но проблему надо решать.

– Все верно, но…

– Безопасность прежде всего. Ты потеряешь контроль над двумя зданиями, зато останешься в живых. – Мистер Пузырь с улыбкой откинулся в кресле. – Считай это хорошим уроком.

8

Майя забрала из отеля видеокамеру и треногу, а чемодан со всей одеждой оставила в номере. В поезде на Германию она тщательно проверила все оборудование, но никаких устройств слежения найти не смогла. Майя понимала, что жизнь простого обывателя для нее закончилась. Обнаружив убитого таксиста, Табула сделает все, чтобы выследить и уничтожить Арлекина. Майя понимала, что спрятаться будет непросто. За годы, что она провела в Лондоне, Табула, вероятно, сделала множество ее фотографий. Кроме того, у врага наверняка имелись отпечатки ее пальцев, запись голоса и образец ДНК с бумажных салфеток, которые Майя выбрасывала в мусорную корзину на работе.

Доехав до Мюнхена, она вышла из поезда и прямо на станции подошла к женщине-пакистанке, чтобы спросить, где найти магазин мусульманской одежды. Майе хотелось целиком закутаться в синюю паранджу, которую носили афганские женщины, однако под таким тяжелым нарядом спрятать оружие было очень трудно. В конце концов она купила черную чадру, чтобы скрыть европейскую одежду, мусульманский платок – хиджаб и очки с темными стеклами. Вернувшись на станцию, Майя выбросила британское удостоверение личности и достала запасной паспорт на имя Гретхен Босс, студентки медицинского колледжа, немки по отцу и иранки по матери.

Лететь самолетом было опасно, поэтому она доехала на поезде до Парижа, добралась до станции метро Галлени, а там села в ежедневный чартерный автобус до Англии. Майиными попутчиками оказались рабочие-иммигранты из Сенегала и семьи из Северной Африки с тюками грязной одежды. Когда автобус достиг Ла-Манша, все пассажиры выбрались из салона и стали разгуливать по огромному парому. Майя наблюдала, как британские туристы покупают беспошлинное спиртное, бросают монетки в игровые автоматы и смотрят по телевизору какую-то комедию. Для обычных обывателей текла обычная, даже скучная жизнь. Никто не догадывался или не придавал значения тому, что за ним постоянно наблюдает Система.

В Великобритании установлено около четырех миллионов камер слежения, примерно по одной штуке на каждые пятнадцать человек. Торн однажды сказал Майе, что человек, который живет и работает в Лондоне, попадает под объективы видеокамер приблизительно триста раз в день. Когда камеры появились на улицах городов впервые, правительство развесило повсюду плакаты, убеждавшие людей, что теперь они находятся «под защитой бдительного ока». Под предлогом борьбы с терроризмом все развитые страны последовали примеру Великобритании.

15
{"b":"12214","o":1}