ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В аэропорту Лос-Анджелеса Майя получила свою сумку с одеждой, видеокамеру и треногу и отправилась на паспортный контроль. Контактные линзы и искусственные отпечатки пальцев не подвели.

– Добро пожаловать в Соединенные Штаты, – сказал человек в форме, и Майя любезно улыбнулась в ответ.

Она прошла по зеленому коридору для пассажиров, которым не надо ничего декларировать, и по длинному проходу направилась к встречающим. За металлическими перилами толпились сотни людей, высматривая среди прилетевших друзей и родственников. Водитель в униформе держал табличку с именем какого-то Кауфмана. Молодая женщина в узкой юбке и на высоких каблуках бросилась на шею американскому солдату. Она по-дурацки хохотала и плакала в объятиях своего костлявого дружка, а Майе стало вдруг завидно. Любовь делает человека уязвимым. Тот, кому ты отдаешь сердце, может оставить тебя или умереть. Однако проявления чужой любви окружали Майю со всех сторон. Люди обнимали друг друга и размахивали написанными от руки табличками: «Дэвид, мы тебя любим! Добро пожаловать домой!»

Как найти в толпе своего встречающего, Майя не знала. Сделав вид, что разыскивает друга, она брела по залу и мысленно проклинала Шеперда. Его дед, латыш по происхождению, спас сотни жизней во время Второй мировой войны. Внук носил прославленное имя своего деда, но всегда был и оставался дураком.

Майя добралась до выхода, затем повернула и направилась обратно. Может, лучше убраться отсюда и разыскать запасного агента, координаты которого дал Линден? Того человека звали Томас, и жил он к югу от аэропорта. Отец Майи провел всю жизнь, разъезжая по незнакомым странам, где нанимал людей и разыскивал Странников. Теперь пришла ее очередь. Она чувствовала себя неуверенно и немного боялась.

Майя дала себе на поиски еще пять минут, а затем увидела у справочного бюро молодую темнокожую женщину в белом платье. В руках незнакомка держала букетик роз. Среди цветов виднелись три блестящих ромба – знак Арлекинов. Подойдя к будке поближе, Майя заметила, что к корсажу белого платья незнакомка приколола маленький снимок серьезного темнокожего мужчины. Это была единственная прижизненная фотография Исаака Т. Джонса.

15

Виктори-Фром-Син Фрейзер стояла с розами в руках посреди аэровокзала. Как и большинство ее единоверцев, она встречала Шеперда во время его нечастых приездов в Лос-Анджелес. Улыбчивый, всегда элегантно одетый, он казался таким обыкновенным, что Вики никак не верилось, что Шеперд – настоящий Арлекин. В фантазиях она представляла Арлекинов чудесными воинами, которые взбираются на отвесные стены и ловят пули зубами. Когда на глазах у Вики с кем-то жестоко обращались, ей хотелось, чтобы Арлекин ворвался в окно или спрыгнул в крыши и восстановил справедливость.

Вики отвернулась от справочной и заметила, что в ее сторону идет женщина с короткими каштановыми волосами и в солнцезащитных очках. В руках она несла брезентовую дорожную сумку, черный тубус на плечевом ремне, видеокамеру и треногу. Фигура у женщины была стройная, а лицо одутловатое и непривлекательное. Когда она приблизилась, Вики почувствовала исходящую от незнакомки опасность и едва скрываемое напряжение.

Женщина остановилась перед Вики, внимательно ее оглядела и спросила с легким британским акцентом:

– Вы не меня ждете?

– Меня зовут Вики Фрейзер. Я жду одного человека, который знаком с другом нашей церкви.

– Вы имеете в виду мистера Шеперда?

Вики кивнула.

– Он просил позаботиться о вас, пока не найдет безопасного места для встречи. Сейчас за ним следят.

– Ясно. Идем отсюда.

Вместе с толпой они покинули здание международного аэропорта и, перейдя через узкую дорогу, направились к четырехуровневой стоянке. Вики хотела помочь англичанке с багажом, но та от предложения отказалась и постоянно оглядывалась через плечо, будто проверяя, не идет ли кто следом. Они поднялись по бетонной лестнице. Тут женщина схватила Вики за руку и развернула к себе.

– Куда мы идем?

– Я… я припарковала машину на втором этаже.

– Пойдем обратно, вниз.

Они вернулись на первый этаж. Мимо них, болтая по-испански, прошла семья мексиканцев и поднялась по лестнице. Женщина быстро огляделась по сторонам. Никого. Они снова поднялись на второй этаж, и Вики повела англичанку к своему «шевроле», на заднем стекле которого была надпись: «Узнай правду! Исаак Т. Джонс умер за тебя!»

– Где мое оружие? – спросила англичанка.

– Какое оружие?

– Вы должны передать мне деньги, оружие и американский паспорт. Такова стандартная процедура.

– Извините, мисс… э-э… мисс Арлекин. Шеперд ничего такого не говорил. Он просто попросил взять с собой что-нибудь в форме ромба и встретить вас в аэропорту. Мама не хотела меня отпускать, а я все равно пошла.

– Откройте багажник.

Вики достала ключи и подняла крышку багажника. Внутри лежали алюминиевые банки и пластиковые бутылки, которые Вики собирала, чтобы отвезти на утилизацию. Она смутилась, что бутылки увидел Арлекин.

Молодая англичанка положила футляр с видеокамерой и треногу в багажник и снова оглянулась по сторонам. Никто на них не смотрел. Ни слова не говоря, она открыла сделанные в треноге тайники, вынула оттуда два ножа и меч. Вики поежилась. Не зная, что сказать, она вспомнила изречение из «Посланий Исаака Т. Джонса».

– «Когда придет Последний Вестник, Зло уйдет в Измерение Тьмы, а мечи обратятся в Свет».

– Звучит чудесно, – отозвалась женщина-Арлекин, вкладывая меч в тубус, – а пока этого не случилось, буду на всякий случай клинок затачивать.

Они сели в автомобиль, и англичанка повернула правое зеркало бокового вида так, чтобы видеть, кто едет сзади.

– Поехали отсюда, – сказала она Вики. – Надо найти какое-нибудь место, где нет камер наблюдения.

«Шевроле» выехал со стоянки и, проехав по кольцевой транспортной развязке аэропорта, повернул на бульвар Сепульведа. Для ноября воздух был на удивление теплым, и в окнах и ветровых стеклах автомобилей отражалось солнце.

Они ехали по торговому району, мимо двух – и трехэтажных домов, современных офисных зданий, бакалейных магазинов и салонов красоты. Народу на улицах было совсем не много: нищие, старики и какой-то полоумный со спутанными волосами, похожий на Иоанна Крестителя.

– В нескольких милях отсюда есть парк, – сказала Вики. – Там нет никаких камер.

– Вы уверены или предполагаете, что нет?

Женщина-Арлекин не отрываясь смотрела в зеркало бокового вида.

– Предполагаю. Но это ведь логичное предположение.

Ответ Вики, судя по всему, показался англичанке забавным.

– Ну, ладно. Посмотрим. Может, в Америке логика работает лучше, чем в Англии.

Парк оказался небольшим участком земли с несколькими деревьями через улицу от университета Лойолы. На совершенно пустой стоянке никаких камер не наблюдалось. Англичанка внимательно осмотрела местность, а затем сняла очки, контактные линзы и каштановый парик. На самом деле волосы у англичанки оказались черные и густые, а глаза – очень светлые, с оттенком голубого. Отеки на ее лице стали проходить. Видимо, одутловатость была вызвана какими-то лекарствами. Теперь их действие заканчивалось, и женщина стала выглядеть еще сильнее и агрессивнее.

Вики старалась не смотреть на тубус с мечом.

– Мисс Арлекин, может, вы поесть хотите?

Англичанка сунула парик в дорожную сумку. Снова взглянула в зеркало бокового вида.

– Меня зовут Майя.

– А мое полное имя – Виктори-Фром-Син Фрейзер, но обычно я прошу людей называть меня Вики.

– Мудрое решение.

– Ну, так как, Майя? Есть хочешь?

Ничего не ответив, Майя достала из сумочки какой-то прибор размером со спичечный коробок, нажала кнопку, и на узком экране появились цифры. Вики не понимала, что именно обозначают те цифры, но знала – Арлекины используют их, когда надо принять решение.

– Ладно, – сказала Майя. – Давай пообедаем. Поехали туда, где можно купить еды, а поесть в автомобиле. Машину паркуй недалеко от дороги.

26
{"b":"12214","o":1}