ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– У нее меч, как у тебя, – сказал он Шеперду.

Арлекин снисходительно улыбнулся.

– Бесполезная штуковина. Носим как дань традиции. Что-то вроде клубного значка.

– Сколько твой меч стоит? – спросил Бобби-Джей у Майи. – Продать не хочешь?

Майя раздраженно повернулась к Шеперду.

– Где ты такие экземпляры откопал?

– Расслабься. Бобби-Джей покупает и продает оружие всех видов. Он у нас всегда в поисках сделки. Выбирай оружие. Я расплачусь, и они уйдут.

На столике стоял металлический чемодан. Шеперд открыл его и показал пять пистолетов на пенопластовой подушке. Майя подошла поближе и заметила, что один из пистолетов сделан из черного пластика и имеет на конце ствола насадку.

Шеперд взял пластиковый пистолет в руки.

– Видела такой когда-нибудь? Это «тейзер», бьет электрическим током. Конечно, обычного оружия он не заменит, зато дает возможность не убивать.

– Не интересуюсь.

– Я серьезно. Честное слово. Я сам с таким хожу. Когда убиваешь человека, в дело сразу влезает полиция, а тут у тебя есть выбор.

– Единственный выбор – нападать или не нападать.

– Ладно-ладно. Дело твое.

Шеперд ухмыльнулся и нажал на спусковой крючок. Не успела Майя среагировать, как из ствола вылетели два присоединенных к проводу дротика и ударили ее в грудь. Сильный удар тока опрокинул Майю на спину. Она попробовала встать, но получила еще один разряд, потом еще один и погрузилась в темноту.

17

В субботу утром генерал Нэш позвонил Лоуренсу и сообщил, что в четыре часа дня у Натана Буна состоится телеконференция с исполнительным комитетом Братства. Лоуренс немедленно выехал из дома в научно-исследовательский центр фонда и вручил охраннику у главных ворот список участников. Заскочил в свой офис, чтобы проверить электронный почтовый ящик, и поднялся на третий этаж подготовить все необходимое для совещания.

Генерал Нэш уже успел включить Лоуренса в список тех, кому позволено входить в конференц-зал. Когда Лоуренс приблизился к дверям, датчики считали информацию с его идентификационного чипа, и замок со щелчком открылся. В конференц-зале стоял стол из красного дерева, коричневые кожаные кресла и гигантский телевизионный экран. Две видеокамеры снимали комнату из разных углов, чтобы члены Братства, живущие за океаном, могли наблюдать за дискуссией.

На совещаниях комитета алкоголь никогда не употребляли, поэтому на стол Лоуренс поставил только бутылки с водой и стаканы. Основной его задачей было убедиться, что замкнутая телевизионная система работает без сбоев. При помощи пульта управления в одном из углов зала Лоуренс подключился к видеокамере, установленной в арендуемом лос-анджелесском офисе. На экране появился стол и пустое кресло. Когда конференция начнется, в кресле будет сидеть Натан Бун, давая отчет о братьях Корриган.

В течение двадцати минут внизу телеэкрана появились четыре клеточки, а пульт управления показывал, что члены Братства из Лондона, Токио, Москвы и Дубая намерены присоединиться к дискуссии.

Лоуренс старательно изображал на лице почтение и усердие, хотя и радовался тому, что кроме него в зале никого нет.

Он был напуган, и обычная маска плохо скрывала его чувства. Неделю назад Линден прислал ему по почте крохотную видеокамеру на батарейках, которую называли «паук». Спрятанный в кармане, «паук» напоминал Лоуренсу часовую бомбу, которая может взорваться в любую секунду.

Он еще раз проверил стаканы, убедился, что они чистые, а потом направился к дверям. «Я не смогу, – думал он. – Это чересчур опасно». Однако его ноги будто сами отказывались уходить из конференц-зала. «Помоги мне, отец. Я не такой храбрый, как ты».

Собственная трусость так разозлила Лоуренса, что его гнев пересилил инстинкт выживания. Сначала он выключил камеру, которая использовалась во время телеконференций. Потом нагнулся и снял туфли. Торопливо встал на одно из кресел, а с него взобрался на стол. Вынув «паука» из кармана, Лоуренс пристроил его в потолочный вентилятор, убедился, что крепящие магниты встали на металл, и спрыгнул на пол. Прошло пять секунд. Восемь секунд. Десять секунд. Лоуренс включил камеру и принялся расставлять кресла.

В детстве Лоуренс даже не подозревал, что его отец – японский Арлекин по имени Спарроу. Мама рассказывала, что забеременела еще студенткой в Токийском университете. Жениться на ней богатый любовник отказался, а делать аборт она не захотела. Чтобы не воспитывать незаконнорожденного ребенка в Японии, она эмигрировала в Америку и вырастила сына в городе Цинциннати, штат Огайо. Лоуренс верил в рассказанную матерью историю целиком и полностью. Мать научила его читать и говорить по-японски, однако Лоуренсу никогда не хотелось слетать в Токио и разыскать там какого-то эгоистичного бизнесмена, который много лет назад бросил беременную студентку.

Лоуренс учился на третьем курсе университета, когда его мать умерла от рака. В одном из шкафов он случайно отыскал старую наволочку с письмами маминых родственников из Японии. Написанные с нежностью и любовью, письма очень удивили Лоуренса. Мама рассказывала, что, узнав о беременности, семья выгнала ее из дома. Он написал родственникам письмо, после чего в Америку прилетела его тетя Маюми.

После похорон Маюми осталась, чтобы помочь племяннику прибрать в доме и все упаковать. Именно тогда они и нашли вещи, которые мать Лоуренса привезла с собой из Японии, – старинное кимоно, несколько учебников и фотоальбом.

– Это твоя бабушка, – сказала Маюми и показала на немолодую женщину, улыбавшуюся в камеру.

Лоуренс перевернул страницу.

– А это двоюродная сестра твоей матери со школьными друзьями. Какие же они были хорошенькие.

Лоуренс снова перевернул страницу, и из альбома выпали две фотографии. На одной из них мать Лоуренса, еще совсем молодая, сидела рядом со Спарроу. На другом снимке Спарроу был один с двумя мечами.

– Кто это такой?

Мужчина на фотографии выглядел невозмутимо и очень серьезно.

– Кто он такой? Пожалуйста, скажи мне.

Лоуренс пристально посмотрел на тетю, а она вдруг расплакалась.

– Это твой отец. Я видела его всего один раз, в токийском ресторане с твоей матерью. Он был очень сильным человеком.

Тетя Маюми знала о мужчине с фотографии совсем немного. Он называл себя Спарроу, но иногда использовал имя Фурукава и был замешан в чем-то опасном. Не исключено, что отец Лоуренса занимался шпионажем. Много лет назад, во время перестрелки с гангстерами якудза в отеле «Осака», его убили.

В конце концов тетя Маюми улетела обратное Японию, а Лоуренс стал проводить все свободное время, разыскивая в интернете сведения об отце. Разузнать об инциденте в отеле «Осака» оказалось несложно. Статьи о той бойне появлялись не только во всех японских газетах, но и в зарубежной прессе. Тогда погибли восемнадцать якудза. Гангстер по имени Хироши Фурукава числился среди погибших, и в газетах напечатали его посмертную фотографию. Лоуренсу показалось странным, что ни одна из статей не давала происшедшему никакого внятного объяснения. Журналисты называли инцидент «бандитской разборкой» или «дележом сфер влияния». Двое раненых гангстеров выжили, однако отвечать на вопросы полиции отказались.

В университете Лоуренс научился писать компьютерные программы, которые обрабатывали огромное количество статистических данных. Окончив учебу, он выполнял работу для игрового веб-сайта, которым владели американские вооруженные силы. Они изучали поведение подростков, собиравшихся в команды, чтобы сражаться друг с другом в виртуальных городах. Лоуренс помог создать программу, которая генерировала психологический портрет каждого игрока. Составленные компьютером портреты помогали армейским вербовщикам в оценке новобранцев. Программа определяла, кто из них в будущем станет сержантом, кому можно доверить радиосвязь, а кто вызовется добровольцем для опасной операции.

После работы на военных последовала служба в Белом доме на генерала Нэша. Генерал разглядел в Лоуренсе хорошего администратора и сказал, что тому не следует тратить свои таланты на установку компьютерных программ. Нэш имел связи в ЦРУ и Службе национальной безопасности. Лоуренс понял, что, работая с генералом, получит доступ к секретной информации и сможет побольше разузнать об отце. Внимательно изучив фотографию Спарроу с двумя мечами, он не увидел на коже отца тех татуировок, что обычно делают якудза.

28
{"b":"12214","o":1}