ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Однажды генерал Нэш пригласил Лоуренса в свою команду и дал ему то, что Братство называло Знанием. Лоуренсу рассказали только самое основное – в мире существует группа террористов, которые называют себя Арлекинами и охраняют еретиков, которых называют Странниками. Во имя общественной безопасности Арлекинов требовалось уничтожить, а Странников взять под контроль. Получив от Братства первые коды доступа, Лоуренс вернулся на рабочее место, ввел имя отца в информационную базу данных и получил долгожданный ответ. «Спарроу, известен под именем Хироши Фурукава. Прославленный японский Арлекин. Вооружение: меч, нож, огнестрельное оружие. Ресурсы: уровень второй. Эффективность: уровень первый. Место ликвидации: отель „Осака“.

Со временем Лоуренс узнавал все больше. Получив новые коды доступа, он выяснил, что большую часть Арлекинов наемники Братства уже истребили. Лоуренс работал на организацию, которая убила его отца, однако, подобно актеру театра Но, все время носил на лице маску.

Когда генерал Нэш оставил службу в Белом доме, Лоуренс вместе с ним перешел на работу в фонд «Вечнозеленые». Ему позволили прочесть Зеленую, Красную и Синюю книги, в которых описывались Странники, Арлекины и кратко давалась история самого Братства. В новом веке Братство отказалось от грубого тоталитарного контроля Сталина или Гитлера, взяв на вооружение более утонченную модель паноптикума, разработанную английским философом Джереми Бентамом.

– Вам не надо следить за всеми, если каждый думает, что за ним следят, – объяснял генерал Нэш. – Наказанию не обязательно быть неотвратимым. Главное, чтобы в его неотвратимость все верили.

Джереми Бентам полагал, что никакой души не существует, а материальный мир считал единственной реальностью. В завещании он написал, что оставит все свое состояние Лондонскому университету, если после смерти его тело не будут хоронить, а оденут в лучшие одежды и поместят под стекло. Члены Братства считали тело философа собственной святыней и непременно навещали его во время каждого визита в Лондон.

Год назад, летом, Лоуренс летал в Амстердам, чтобы встретиться с одной из команд Братства по наблюдению за интернетом, и на один день заехал в Лондон. Добравшись на такси до Лондонского университета, он прошел по Гауэр-стрит и свернул к главному входу. Погода стояла теплая. На мраморных ступенях корпуса Уилкинса сидели студенты в шортах и футболках, и Лоуренс вдруг позавидовал их свободе и беззаботности.

На входе в южную галерею, в витрине из дерева и стекла сидел Джереми Бентам. Со скелета английского философа отделили всю плоть и, набив ватой и соломой, нарядили в костюм. Когда-то в сосуде у ног Бентама хранилась его голова, но студенты однажды стащили ее, чтобы поиграть в футбол на внутреннем дворе. Теперь голова лежала в университетском хранилище. Вместо нее поставили восковую маску – бледную, похожую на лик привидения.

В двадцати футах от философа, рядом с такой же витриной из дерева и стекла, обычно сидел университетский охранник. Члены Братства, отдавая дань вежливости изобретателю паноптикума, часто шутили, что отличить, кто мертвее – Бентам или послушный трутень, его охраняющий, – практически невозможно. Однако именно в тот день охранника почему-то не было, и Лоуренс оказался в галерее совсем один. Он медленно подошел к стеклянной витрине и вгляделся в восковое лицо. Французский скульптор, создавший голову философа, постарался на славу. Уголки восковых губ Бентама слегка приподнимались вверх, словно тот выражал полное удовлетворение тем, как идут дела в новом тысячелетии.

Несколько секунд Лоуренс разглядывал тело, а затем отступил в сторону, посмотреть небольшую выставку, посвященную жизни Бентама. Опустив глаза вниз, он заметил, что на тусклой медной отделке по низу витрины жирным красным карандашом нарисован знак – овал и три прямые линии. К тому времени Лоуренс уже знал, что это лютня Арлекинов.

Что обозначал тот рисунок? Жест презрения? Дерзкий вызов противнику? Нагнувшись, Лоуренс изучил знак внимательнее и заметил, что одна из прямых линий похожа на стрелу и указывает на набивной скелет Бентама. Значит, это был не просто знак, а послание. Лоуренс посмотрел в конец галереи на виднеющийся вдали гобелен. Где-то в здании хлопнула дверь, но никто не появился.

«Действуй, – сказал себе Лоуренс. – Это твой единственный шанс». Створки витрины были закрыты на медный навесной замочек. Лоуренс дернул посильнее, и дужка замка сорвалась. Открыв скрипучую дверцу, он просунулся вовнутрь и обшарил карманы Бентама. Ничего. Лоуренс расстегнул на скелете черный сюртук, потрогал набивку и заметил внутренний карман. В нем что-то лежало. Открытка? Да, почтовая открытка. Лоуренс сунул находку в портфель, закрыл стеклянную дверцу и быстро покинул галерею.

Час спустя он сидел в пабе недалеко от Британского музея и изучал открытку с изображением кафе «Ля палетт» на улице Рю-де-Сьен в Париже. Зеленый навес. На открытой террасе кафе стоят несколько столиков и стульев. Один из столиков на снимке был помечен крестом, но что он обозначает, Лоуренс понять не мог. На оборотной стороне открытки кто-то написал по-французски: «Когда пал храм».

Вернувшись в Америку, Лоуренс снова взялся изучать открытку и провел долгие часы, разыскивая информацию в интернете. Оставил ли какой-то Арлекин эту карточку, как ключ? Или как билет в определенное место? Какой разрушенный храм имелся в виду? Единственное, что приходило Лоуренсу в голову, это храм Соломона в Иерусалиме. Хранилище свитков Торы. Ковчег Завета. Святая святых.

Как-то вечером Лоуренс выпил целую бутылку вина и вспомнил вдруг, что в прежние времена с Арлекинами сотрудничал старинный орден храмовников или тамплиеров. Их последнего верховного магистра схватили по приказу короля Франции и, обвинив в ереси, сожгли на костре. Когда же это случилось? Лоуренс вышел в интернет с портативного компьютера и тут же отыскал ответ. Октябрь 1307 года. Пятница, тринадцатое.

В текущем году было две пятницы, выпадавшие на тринадцатое число, и одна из них наступала всего через пару недель. Лоуренс взял отпуск и полетел во Францию. Утром тринадцатого он вошел в парижское кафе «Ля палетт» в свитере с ромбовидным рисунком. Кафе располагалось неподалеку от бульвара Сан-Мишель, в переулке с множеством маленьких художественных галерей. Лоуренс устроился за одним из столиков и, заказав кофе со сливками, стал с волнением ждать. Прошел час, но ничего не случилось.

Еще раз взглянув на открытку, Лоуренс обратил внимание, что крестик на ней нарисован на определенном столике – с левой стороны площадки, в самом углу. Двое молодых французов дочитали газету и отправились по своим делам. Лоуренс тут же пересел за отмеченный на открытке столик и заказал ветчины с французским хлебом.

Около двенадцати часов дня к столику Лоуренса подошел немолодой официант в белой рубахе и черной жилетке. Сначала он заговорил по-французски, но Лоуренс покачал головой, показывая, что не понимает. Официант перешел на английский.

– Вы кого-нибудь ждете?

– Да.

– Кого именно?

– Не знаю, но когда он подойдет, я пойму.

Пожилой официант сунул руку под жилетку и, достав сотовый телефон, вручил его Лоуренсу. Телефон зазвонил почти сразу, и Лоуренс ответил на вызов. В трубке зазвучал чей-то низкий голос. Сначала человек заговорил по-французски, затем по-немецки и только потом перешел на английский:

– Как вы узнали об этом месте?

– По почтовой открытке из кармана мертвеца.

– Насколько я понимаю, вы случайно наткнулись на одну из точек доступа. У нас несколько таких точек по всему миру – собирать союзников и связываться с наемниками. Так что вы нашли только точку доступа. Это пока не значит, что вам позволят войти.

– Я понимаю.

– Итак, скажите мне, что сегодня за день?

– День, когда уничтожили Орден тамплиеров. Только уничтожили не всех.

– И кто выжил?

– Арлекины. Мой отец был одним из них. Его звали Спарроу.

Последовала тишина. Наконец собеседник Лоуренса тихо рассмеялся.

29
{"b":"12214","o":1}