ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пять лет назад команда по психологической оценке проникла в компьютеры клуба покупателей, созданного сетями американских гастрономов. Когда человек делал покупку и получал на нее скидку по своей дисконтной карточке, покупка эта автоматически заносилась в общую базу данных.

В самом начале исследований психологи Братства попытались сопоставить политические пристрастия людей с тем, что они едят и пьют. Бун видел полученную статистику и остался под большим впечатлением. Женщины, которые проживали в Северной Калифорнии и покупали не меньше трех сортов горчицы, обычно сочувствовали либералам. Мужчины из Западного Техаса, покупавшие дорогое пиво в бутылках, как правило, были консерваторами. Имея в своем распоряжении домашний адрес и список из двух сотен покупок, группа психологической оценки могла точно предсказать, как отнесется тот или иной человек, например, к введению обязательных идентификационных карт.

Бун с интересом узнал, что именно за люди противятся общественному порядку и дисциплине. Иногда опасность представляли противники технического прогресса, которые ели только натуральную пищу, отказываясь от произведенных Системой полуфабрикатов. С другой стороны, не меньшие опасения вызывали и фанаты высоких технологий, которые обедали шоколадными батончиками и разыскивали в интернете слухи о Странниках.

Когда самолет пролетал над Пенсильванией, на компьютер Буна пришло сообщение из лондонского центра: «По одному из адресов проживает Томас Идущий По Земле, племянник ликвидированного Странника. На сайте его племени „Кроу“ обнаружены отрицательные высказывания о Братстве. Их автором является данное лицо».

На подлете к региональному аэропорту недалеко от научно-исследовательского центра «Вечнозеленых» самолет резко пошел на посадку. Бун сохранил полученное сообщение и повернулся к Майклу. Братство отыскало этого молодого человека и спасло его от Арлекинов, тем не менее он все равно мог отказаться сотрудничать. Буна раздражало, что люди до сих пор отказываются увидеть правду. В ее поисках не стоило обращаться ни к религии, ни к философии. Правду определяли те, кто стоял у власти.

Корпоративный самолет фонда приземлился на аэродроме округа Уэстчестер и подъехал к частному ангару. Через несколько минут Натан Бун уже спускался по трапу. Небо затягивали серые облака, и в воздухе уже чувствовалось, что наступает холодная осень.

Лоуренс Такава стоял у машины «скорой помощи», на которой Майкла Корригана собирались увезти в научно-исследовательский центр фонда. Отдав указания группе медиков, Лоуренс подошел к Буну.

– Рады снова вас видеть, – Такава. – Майкл?

– Будет в полном порядке. В центре все готово?

– Мы были готовы еще два дня назад, но в последнюю минуту пришлось кое-что подкорректировать. Генерал Нэш связывался с группой психологической оценки, и они дали новые инструкции по тому, как надо обращаться с Майклом.

В голосе Лоуренса Такавы послышалась легкая напряженность, и Бун взглянул на молодого человека внимательнее. Всякий раз, когда Натан встречал помощника генерала, в руках у того была папка, или блокнот, или просто листок бумаги – любой предмет, который указывал на его полномочия.

– Вас что-нибудь не устраивает в новых рекомендациях? – спросил Бун.

– Они показались мне довольно агрессивными, – ответил Лоуренс. – Не уверен, что это так уж необходимо.

Бун развернулся на каблуках и снова взглянул на самолет. Санитары под руководством доктора Поттерфилда бережно вытаскивали носилки из салона.

– Габриеля захватили Арлекины, поэтому ситуация сильно изменилась. Мы обязаны сделать все возможное, чтобы Майкл принял нашу сторону.

Лоуренс опустил глаза на папку в своих руках.

– Я просматривал предварительные отчеты о братьях. Судя по всему, они очень привязаны друг к другу.

– Любовь – всего-навсего еще одно средство управления, – сказал Бун. – Ее можно использовать точно так же, как ненависть или страх.

Носилки с Майклом поместили на стальную тележку и покатили по летному полю к машине «скорой помощи». По-прежнему обеспокоенный доктор Поттерфилд держался рядом.

– Вам понятно, в чем заключается наша цель, мистер Такава?

– Да, сэр.

Натан Бун провел правой рукой, охватив жестом и самолет, и машину «скорой помощи», и всех сотрудников Братства.

– Вот она, наша армия, – сказал он, – а Майкл Корриган станет ее новым оружием.

25

Виктори Фрейзер наблюдала, как Майя с Габриелем подняли мотоцикл и погрузили его в кузов фургона. Холлис бросил Вики ключ зажигания и сказал:

– Поведешь ты.

Он спрятался за мотоциклом вместе с Габриелем, а Майя уселась на переднем сиденье с дробовиком на коленях. Вики направила фургон на запад и стала кружить по узким жилым улочкам голливудских холмов. Габриель задавал Майе вопрос за вопросом, стараясь поскорее выяснить о своей семье все возможное.

Вики знала о Странниках и Арлекинах совсем немного, поэтому разговор слушала очень внимательно. Обычно способность переходить в иные реальности доставалась детям от родителей или других родственников, однако время от времени новые Странники появлялись и в обычных семьях. Арлекины всегда следили за потомками известных им Странников, и именно так Торн узнал об отце Габриеля.

Холлис жил всего в нескольких кварталах от своей школы капоэйры. Перед каждым одноквартирным домиком здесь имелся газон и клумбы с цветами, но заборы и рекламные щиты были разрисованы граффити, подпорченными потеками краски. Когда фургон повернул на бульвар Флоренции, Холлис с Майей поменялись местами. Сидя на переднем сиденье, он просил Вики притормозить всякий раз, когда замечал группу парней в просторной одежде и с синими банданами на головах. Вики останавливалась, и Холлис обменивался с ребятами из уличных банд рукопожатиями, называя всех по кличкам.

– Может, тут кое-кто будет обо мне спрашивать, – говорил он. – Говорите, что первый раз про такого слышите.

Подъездную дорожку к дому Холлиса закрывали ворота из цепочек, густо переплетенных пластиковыми лентами. Вики подъехала к дому, и когда ворота за фургоном закрыли, с улицы он стал совершенно незаметен. Холлис открыл заднюю дверь, и вся компания вошла в дом. Во всех комнатах царили чистота и порядок, но Вики не заметила никаких признаков, что у хозяина есть подружка. Вместо штор на окнах висели простыни, в чистом колпаке от автомобильного колеса лежали апельсины, а одну из спален Холлис превратил в тренажерный зал, составив туда все свои штанги и гантели.

Вики вместе с Майей и Габриелем села за кухонный стол. Открыв кладовку для метел, Холлис достал оттуда винтовку, вставил магазин с патронами и положил оружие на стойку.

– Здесь мы в безопасности, – сказал он. – Если на дом вдруг нападут, я останусь и задержу их, а вы перелезете на соседский задний двор.

Габриель покачал головой:

– Я не хочу, чтобы ради меня кто-то рисковал жизнью.

– Мне за риск деньги платят, – ответил Холлис. – Кроме Майи, на такое никто не идет задарма.

Он наполнил чайник и вскипятил воду. Открыв холодильник, Холлис достал буханку хлеба, сыр, клубнику и два спелых манго.

– Есть все хотят? – спросил он. – По-моему, жратвы у меня на всех хватит.

Холлис принялся поджаривать сандвичи с сыром, а Вики решила сделать фруктовый салат. Ей было тяжело сидеть рядом с Майей. Та выглядела очень уставшей, но никак не могла расслабиться. Вики подумала, что, наверное, ужасно трудно всю жизнь быть готовой убить кого-то и постоянно ожидать нападения. Она вспомнила послание, которое Исаак Т. Джонс написал своей пастве. Ад действительно существовал. Пророк видел его собственными глазами. «Однако больше всего, братья мои и сестры, опасайтесь того ада, что вы сами создаете в сердцах своих».

Габриель повернулся к Майе.

– В фургоне ты рассказала про Странников, а что со всем остальным? Расскажи про Арлекинов.

Майя поправила плечной ремень на футляре с мечом.

39
{"b":"12214","o":1}