ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Майя вернулась на кухню и открыла сетчатую дверь. Габриель сидел на бетонной дорожке, снимая разодранную шину с колеса. Под кожей его рук и плеч двигались мускулы.

– Габриель, я хотела бы взглянуть на твой меч.

– Бога ради. Он у меня в рюкзаке лежит. Погляди в гостиной, возле дивана.

Майя не двинулась с места, не зная, что сказать. Похоже, Габриель не понимал, насколько неуважительно он откосится к оружию.

Габриель перестал работать.

– Что-то не так?

– Твой меч особенный. Будет лучше, если я получу его из твоих рук.

Он удивленно замер, потом улыбнулся и пожал плечами:

– Ну, ладно. Раз уж тебе так хочется. Погоди минутку.

Майя принесла в гостиную свой чемодан и села на кушетку. В кухне зашумела вода – Габриель отмывал руки от смазки и машинного масла. Наконец он появился в гостиной и взглянул на Майю так, словно она невменяемая и может в любую секунду на него напасть. Майя поняла, что под рукавами ее тонкого пуловера видны очертания ножей.

Торн не раз предупреждал дочь о том, что отношения между Арлекинами и Странниками довольно неловкие. Хотя первые и рисковали собственными жизнями, охраняя вторых, это вовсе не означало, что они друг другу симпатичны. Тот, кто владел даром странствовать по другим мирам, обычно становился чувствительнее и одухотвореннее. Арлекины же, отмеченные печатью смерти и жестокости Четвертой сферы, всегда оставались приземленными.

Когда Майе было четырнадцать, она проехала через всю Западную Европу вместе с матушкой Блэссинг. Как только ирландка-Арлекин отдавала приказ, и простые обыватели, и трутни бросались его выполнять. «Да, мадам. Слушаюсь, мадам. Надеюсь, все в порядке, мадам». Матушка Блэссиш будто переступила в своей жизни через какую-то черту, и люди тотчас это чувствовали. Майя понимала, что пока недостаточно сильна и не может похвастаться такой властью над окружающими.

Габриель взял рюкзак и, вынув меч в черных лакированных ножнах, протянул его Майе. Она взяла оружие. Почувствовала, как идеально оно сбалансировано, и тут же поняла, насколько этот меч особенный. Его рукоять обтягивала кожа ската и украшали накладки из темно-зеленого нефрита.

– Отец передал этот меч твоему отцу, когда ты был еще ребенком.

– Я не знал, – сказал Габриель. – Сколько себя помню, меч мы всегда с остальными вещами возили.

Майя положила ножны на колени и медленно достала меч. Затем вытянула его перед собой и посмотрела вдоль клинка. Меч был сделан в стиле тачи, и носить его следовало острием вниз. Форма клинка была идеальной, но истинная красота заключалась в «хамон» – кромке, которая отделяла закаленную сталь лезвия от незакаленной стали остальной части клинка. Блестящие участки металла назывались «най» и контрастировали с матовыми, жемчужно-белыми. Майе они напомнили островки темной земли среди слепящего весеннего снега.

– Почему он такой особенный? – спросил Габриель.

– Раньше меч принадлежал Спарроу, последнему из японских Арлекинов. Он был единственным, кто оставался в живых из рода великих воинов. Спарроу уважали за храбрость и находчивость. В конце концов он поддался слабости.

– Какой слабости?

– Влюбился в студентку университета. На Табулу работали японские якудза. Они узнали, что у Спарроу есть невеста, и выкрали ее. Спарроу пытался спасти девушку и погиб.

– А как его меч попал в Америку?

– Мой отец поехал в Японию, разыскал ту студентку. Она ждала ребенка и пряталась от якудза. Он помог ей бежать в Америку, а она разрешила отцу забрать меч Спарроу.

– Если меч такой особенный, почему твой отец не оставил его себе?

– Потому что это талисман. Очень старый и обладающий какой-то собственной силой. Талисманом может быть амулет или зеркало. Или меч. Когда Странники переходят в другие измерения, они могут брать с собой талисманы.

– Значит, поэтому меч теперь принадлежит нам с Майклом?

– Талисман, Габриель, никогда никому не принадлежит. Его сила не зависит от человеческих желаний и амбиций. Мы только используем талисман или передаем его кому-то другому. – Майя снова посмотрела на клинок меча. – А этот талисман неплохо бы почистить и смазать. Если ты не против…

Габриель смутился.

– Ну, конечно. Я, если честно, за ним особенно-то не следил.

Вместе с остальными вещами Майя привезла и средства для ухода за мечом. Открыв чемодан, она достала лист мягкой бумаги «хошо», сделанной из коры тутового дерева. Китайский Арлекин Уиллоу научила ее относиться к оружию с почтением. Слегка наклонив меч, Майя начала бережно стирать с клинка пыль и грязные пятна.

– У меня плохие новости, Габриель. Несколько минут назад я связывалась по интернету с другим Арлекином. У него есть свой человек в одной из организаций Табулы. Тот человек говорит, что твой брат у них.

Габриель, сидя на стуле, подался вперед.

– Мы можем что-нибудь сделать? – спросил он. – Где его держат?

– Он сейчас в научно-исследовательском центре, где-то недалеко от Нью-Йорка. Даже если бы я знала, где именно он находится, пробраться туда было бы очень непросто. Их здания всегда под надежной охраной.

– Может, обратиться в полицию?

– Среди обычных полицейских, наверное, немало честных ребят, но нам они не помогут. Наши враги способны манипулировать Системой – всемирной сетью компьютеров, которые наблюдают и управляют обществом.

Габриель кивнул.

– Родители называли это «клеткой».

– Табула может проникнуть в полицейские архивы и разместить там ложные отчеты. Не исключено, что они уже успели отправить сообщение, что нас с тобой разыскивают за убийство.

– Ладно, забудем о полиции. Давай сами туда поедем и найдем Майкла.

– Я ведь одна, Габриель. Я наняла Холлиса как бойца, но не уверена, можно ли на него положиться. Мой отец называл бойцов просто «мечами». Это такой способ сосчитать тех, кто на твоей стороне. В данный момент у меня нет достаточно мечей, чтобы идти штурмом на научный центр Табулы.

– Мы должны помочь Майклу.

– Я сомневаюсь, что его собираются убить. Табула планирует использовать способности Странника в сочетании с каким-то квантовым компьютером. Они хотят научить Майкла переходить в другие измерения. Это что-то совсем новое. Не знаю, как они собираются его обучать. Обычно учителями у Странников были Следопыты.

– Это еще кто?

– Погоди минуту. Сейчас объясню…

Майя осмотрела лезвие еще раз и заметила на поверхности металла крохотные царапины и оспинки. Такой меч мог заточить только японский мастер. Единственное, что она могла сделать, это покрыть клинок маслом, чтобы металл не разъела ржавчина. Майя достала коричневую бутылочку, взяла лоскут мягкой ткани и капнула на него гвоздичного масла. Затем стала бережно протирать клинок. По комнате растекся сладкий аромат гвоздики. На секунду Майе показалось, что одну вещь она теперь знает с полной уверенностью. Знает, что этот меч очень силен. Знает, что он убивал и будет убивать снова.

– Следопытом называют наставника Странников. Обычно им бывает человек духовно развитый. У самих Следопытов нет дара Странников, они не могут путешествовать по другим измерениям, но помогают тому, у кого такой дар есть.

– И где их найти?

– Мне дали адрес одного Следопыта из Аризоны. Он может выяснить, есть у тебя дар или нет.

– Лично я хочу только одного – привести в порядок мотоцикл и убраться отсюда к чертям.

– Глупо. Без моей защиты Табула рано или поздно тебя найдет.

– Не нужна мне ничья защита, Майя. Я основную часть жизни только и делал, что старался не попасть в Клетку.

– Дело в том, что теперь они будут искать тебя, используя все свои резервы и всю мощь Системы. Ты даже представить себе не можешь, на что они способны.

Габриель сердито нахмурился.

– Я видел, что случилось с моим отцом. Арлекины нас тогда не спасли. Никто нам не помог.

– И все-таки ты должен поехать со мной.

– Зачем? Какой смысл мне ехать с тобой?

Майя стиснула в руках меч и заговорила медленно, стараясь вспомнить то, чему ее учил Торн:

42
{"b":"12214","o":1}