ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Искусная ложь, – заметила Майя.

– Вот именно. И она сработала. Дон Тедфорд одолжил нам автомобиль. Мы забросили туда оружие и вещевой мешок и поехали. Мама легла на заднее сиденье. Я накрыл ее покрывалом, и она заснула. Потом я посмотрел в заднее стекло и увидел, что Минерва так и летает в дыму над нашим домом.

Габриель замолчал, а Майя лежала и смотрела в потолок. По автостраде пронесся грузовик, свет его фар пробился сквозь шторы на окнах. Потом комната снова погрузилась в темноту. И Майя, и Габриель молчали. Окружающие их тени, казалось, набирали вес, становились материальными. У Майи возникло чувство, будто они с Габриелем лежат на дне глубокого омута.

– Что случилось потом? – спросила она.

– Несколько лет мы переезжали с места на место по всей стране. Потом сделали поддельные свидетельства о рождении и поселились в Техасе, в городе Остин. Когда мне было семнадцать, Майкл решил, что мы должны перебраться в Лос-Анджелес и начать новую жизнь.

– Потом вас нашла Табула, и теперь ты здесь.

– Да, – тихо сказал Габриель. – Теперь я здесь.

30

Буну не нравился Лос-Анджелес. На первый взгляд он казался обычным городом, но, присмотревшись внимательнее, вы замечали, что люди здесь склонны к анархии. Бун вспомнил, как по телевизору показывали беспорядки в местных городских гетто – поднимающийся в солнечное небо дым, полыхающие пальмы. Здесь расплодилось огромное количество уличных банд, члены которых только и делали, что пытались друг друга убить. Само по себе это было неплохо. Скверно, если какой-нибудь пустой фантазер – наподобие Странника – заставил бы их забыть о наркотиках и направил гнев толпы наружу.

Бун повернул на юг, в сторону города Эрмоса-Бич. Доехав до места, он оставил машину на бесплатной стоянке и до Си-Бриз-лейн добрался пешком. Фургон техпомощи стоял, припаркованный через дорогу от дома индейца. Бун постучал в заднюю дверцу фургона. Причетт поднял занавеску, которая закрывала окно, улыбнулся и радостно закивал: «Рад вас видеть, сэр». Бун открыл дверь и забрался в фургон.

Внутри, на низких пляжных стульях сидели трое наемников Табулы. Гектор Санчес, бывший федеральный агент из Мексики, уволился со службы из-за скандала с взятками. Рон Ольсон когда-то служил в военной полиции, обвинялся в изнасиловании.

Дэнис Причетт был в команде самым молодым. В его прошлом не оказалось ничего подозрительного. Он ходил в церковь три раза в неделю и никогда не сквернословил. Последние несколько лет Братство стало нанимать истинных приверженцев из самых разных уголков мира. Несмотря на то, что им платили, как обычным наемникам, в Братство они вступали из личных убеждений. Их беспокоило, что ложные пророки вроде Странников пытаются извратить истинную веру. Новые сотрудники считались более надежными и безжалостными, чем обычные наемники, но Бун им не доверял. Жадность и страх казались ему гораздо понятнее религиозного рвения.

– Где подозреваемый? – спросил он.

– На заднем крыльце, – ответил Причетт. – Вот, посмотрите.

Он встал со своего стула, и перед экраном монитора сел Бун. Одним из самых приятных моментов в его работе было то, что он получил доступ к технологиям, с помощью которых можно было смотреть сквозь стены. Для лос-анджелесской операции фургон оборудовали тепловизионным устройством. Специальная камера давала черно-белое изображение любого предмета, который выделял или отражал тепло. Один белый участок располагался в гараже – там стоял водонагреватель. Второй был в кухне – вероятно, кофеварка. Третий двигался в окружении теней, и Причетт указал на него пальцем. Томас Идущий По Земле сидел на заднем крыльце своего дома.

Команда наблюдения следила за Томасом последние три дня, проверяла его телефонные звонки и отслеживала всю электронную почту.

– Он получал какие-нибудь сообщения? – спросил Бун.

– Сегодня утром ему дважды звонили по поводу воскресного обряда очищения, – ответил Санчес.

Ольсон взглянул на экран монитора.

– В электронной почте ничего, кроме рекламы.

– Хорошо, – сказал Бун. – Давайте начинать. Значки у всех есть?

Трое наемников кивнули. По прибытии в Лос-Анджелес им всем выдали поддельные значки агентов ФБР.

– Отлично. Рон с Гектором пойдут через главный вход. Если будет какое-то сопротивление, имейте в виду, Братство разрешает нам закрыть дело индейца. Дэнис, ты пойдешь со мной. Мы зайдем по подъездной дорожке.

Четверо мужчин выбрались из фургона и быстро пересекли улицу. Ольсон с Санчесом поднялись на переднее крыльцо дома. Бун открыл деревянные ворота перед подъездной дорожкой и вместе с Причеттом направился на задний двор. Там стояла грубая хижина из длинных палок и лоскутьев сыромятной кожи.

Завернув за угол дома, Бун увидел Томаса, который сидел на крыльце, за небольшим деревянным столиком. Перед индейцем лежал разобранный на части измельчитель мусора, который он пытался собрать. Бун взглянул на юного напарника. Тот уже достал автоматический пистолет и стиснул его так, что побелели костяшки пальцев. С другой стороны дома раздался громкий хруст, и двое других наемников ворвались в дом через переднюю дверь.

– Все нормально, – сказал Бун Причетту. – Не дергайся. Он сунул руку в карман и, достав фальшивый значок, поднялся на крыльцо.

– Добрый день, Томас. Я – специальный агент Бейкер, а это специальный агент Морган. У нас ордер на обыск вашего дома.

Томас Идущий по Земле подтянул болт на измельчителе мусора и поднял голову. Отложив в сторону гаечный ключ, индеец внимательно оглядел незваных гостей.

– Не думаю, что вы и правда из полиции, – сказал он наконец. – И не думаю, что ордер у вас настоящий. Пистолет я, к сожалению, оставил на кухне, поэтому принимаю неизбежное.

– Мудрое решение, – сказал Бун. – Похвальное.

Он повернулся к Причетту:

– Иди обратно к фургону и сиди на связи. Гектору скажи, чтобы переоделся и взял анализатор. Рон пускай дежурит на крыльце.

– Да, сэр. – Причетт сунул пистолет обратно в наплечную кобуру. – А как быть с подозреваемым, сэр?

– Мы здесь посидим. У меня к Томасу есть очень серьезный разговор.

Старательный Причетт бросился выполнять приказ. Бун подтянул к себе скамейку и сел за стол.

– Что с измельчителем? – спросил он.

– Забился и сжег электродвигатель. Знаешь, в чем оказалось дело? – Томас показал на маленький черный предмет. – В сливовой косточке.

– Купи новый измельчитель.

– Новый мне не по карману.

Бун кивнул:

– Это верно. Мы проверили твой банковский счет и состояние кредитной карточки. Денег у тебя нет.

Томас снова взялся за работу, осматривая разложенные по столу детали.

– Очень приятно, когда мнимый полицейский беспокоится о твоих несуществующих финансах.

– Ты ведь не хочешь потерять свой дом, Томас?

– Мне все равно. Я всегда могу вернуться к своему племени, в Южную Дакоту. Я пробыл тут уже чересчур долго.

Бун расстегнул кожаную куртку и достал из внутреннего кармана конверт и положил его на стол.

– Здесь двадцать тысяч долларов наличными. Ты получишь их в обмен на честный, искренний разговор.

Томас Идущий по Земле взял конверт, однако открывать не стал. Подержал его на ладони, будто взвешивая, а потом бросил на стол.

– Я и так человек честный, поэтому поговорю с тобой бесплатно.

– Сюда приезжала на такси одна молодая женщина. Зовут ее Майей, но он могла использовать другое имя. Выглядит лет на двадцать с небольшим. Черные волосы. Бледно-голубые глаза. Выросла в Великобритании, поэтому говорит с английским акцентом.

– Ко мне приезжает очень много людей. Может, она приходила на мой обряд очищения. – Томас улыбнулся собеседнику. – На ближайшую церемонию еще осталось несколько свободных мест. Тебе и твоим людям следует к нам присоединиться. Побьете в барабаны. Избавитесь от накопленного яда. Когда потом выйдете на холодный воздух, почувствуете себя так, будто вновь родились.

48
{"b":"12214","o":1}