ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Майкл попросил, чтобы ему дали возможность заниматься спортом. В гостиной появилась беговая дорожка и штанга со съемными дисками. Если ему хотелось почитать какую-то определенную книгу или журнал, он сообщал об этом Лоуренсу и через пару часов получал заказанное. Еда была превосходна, и Майкл имел возможность выбирать из целого списка французских и американских вин. Кроме того, Лоуренс Такава уверял, что вскоре появятся и женщины. Майкл получал все, кроме свободы. Лоуренс сказал, что для начала Майклу следует прийти в себя и восстановить форму после тяжелого испытания. Потом он встретится с очень влиятельным человеком, и тот ответит на все его вопросы.

Майкл вышел из ванной и обнаружил, что кто-то успел подобрать ему костюм и разложил его на кровати. Туфли с носками. Серые брюки со стрелками и черная вязаная рубаха, идеально сочетающиеся друг с другом. Майкл прошел в гостиную и увидел там Лоуренса, который слушал джаз с бокалом вина в руках.

– Доброе утро, Майкл. Хорошо выспались?

– Нормально.

– Сны видели?

Майклу снилось, будто он летал над океаном, однако рассказывать об этом не было никакой необходимости.

– Нет, снов я не видел. По крайней мере не помню, чтобы видел.

– Сегодня произойдет то, чего вы с таким нетерпением ждали. Через несколько минут вы встретитесь с Кеннардом Нэшем. Вы знаете, кто он?

Майклу вспомнилось лицо, которое одно время часто мелькало в телевизионных выпусках новостей.

– Разве он не в правительстве работал?

– Был бригадным генералом. После отставки успел поработать на двух американских президентов. Очень уважаемый человек. Сейчас он является главой фонда «Вечнозеленые».

– «Для всех поколений», – процитировал Майкл девиз, который фонд использовал, спонсируя разные телепрограммы.

Логотип у них был очень запоминающимся. Сначала на экране появлялись двое детей – мальчик и девочка. Они склонялись над саженцем сосны, а потом на их месте появлялось стилизованное изображение дерева.

– Вы находитесь в научно-исследовательском центре нашего фонда. Точнее, в его административном здании. Округ Уэстчестер, сорок пять минут езды от Нью-Йорка.

– Зачем меня сюда привезли?

Лоуренс поставил бокал вина и улыбнулся. Понять, что он думает на самом деле, казалось невозможным.

– Сейчас мы поднимемся наверх, и вы встретитесь с генералом. Он будет счастлив ответить на все ваши вопросы.

В третьей комнате их ждали двое охранников. Не говоря ни слова, они проводили Майкла и Лоуренса в коридор и дальше – к целому ряду лифтов. В нескольких футах оттого места, где они стояли, оказалось окно, и Майкл понял, что уже вечер. Когда двери лифта открылись, Лоуренс сделал приглашающий жест рукой. Затем провел рукой возле сенсора и надавил кнопку верхнего этажа.

– Слушайте генерала очень внимательно, Майкл. Он очень влиятельный и знающий человек.

Лоуренс вышел обратно в коридор. Двери лифта закрылись, и Майкл поехал вверх в одиночестве.

Когда лифт снова остановился и открыл двери, Майкл оказался прямо в чьем-то личном кабинете. Обстановкой просторная комната напоминала библиотеку английского клуба. На дубовых полках вдоль стен выстроились ряды книг в кожаных переплетах. На столах стояли маленькие лампы под зелеными абажурами, а рядом – мягкие кресла. Единственной необычной деталью Майклу показались три видеокамеры, прикрепленные к потолку. Они медленно двигались, обозревая всю комнату. «Они наблюдают за мной, – подумал Майкл. – Наблюдают все время».

Он прошел мимо столов со светильниками и кресел, стараясь ни к чему не притрагиваться. В углу комнаты, на деревянной подставке стоял архитектурный макет, освещенный несколькими лампами. Миниатюрное строение состояло из двух частей: башенки в центре и окружающего ее здания в форме кольца. Кольцеобразное строение было поделено на одинаковые комнатки с одним зарешеченным окном на внешней стене и другим – устроенным в верхней части двери – на стене внутренней.

Что касается башни, то сначала она показалась Майклу монолитной. Потом он обошел вокруг постамента и увидел ее в разрезе, с лабиринтом дверей и лестничных пролетов. Окна закрывали тонкие рейки из пробковой древесины, похожие на жалюзи.

Майкл услышал, как скрипнула дверь, и в комнату вошел генерал Кеннард Нэш. Совершенно лысый. С широкими плечами. Нэш улыбнулся, и Майкл снова вспомнил, что не раз видел бывшего генерала по телевизору на разнообразных ток-шоу.

– Добрый вечер, Майкл. Меня зовут Кеннард Нэш.

Генерал быстро пересек комнату и протянул Майклу руку.

Одна из камер видеонаблюдения слегка повернулась, чтобы ничего не упустить.

– Паноптикум рассматриваете? – Нэш, подойдя к макету.

– Что это? – спросил Майкл. – Больница?

– Думаю, он мог бы стать и больницей, и даже офисным зданием, хотя в принципе это тюрьма. Модель разработана философом Джереми Бентамом еще в восемнадцатом веке. Он рассылал чертежи всем членам британского правительства, но проект так и не был осуществлен. Наш макет создан по рисункам самого Бентама.

Генерал подошел к подставке поближе и внимательно всмотрелся в макет.

– Каждая комната представляет собой камеру с достаточно толстыми стенами, чтобы узники не могли друг с другом общаться. Свет идет со стороны внешней стенки, поэтому заключенные всегда хорошо видны из центра.

– Значит, в башне сидят надзиратели?

– Бентам называл ее смотровой будкой.

– Похоже на лабиринт.

– В том-то и состоит гениальность паноптикума. Он разработан с таким расчетом, чтобы вы никогда не увидели лица своего надзирателя и не услышали, как он передвигается. Только представьте, Майкл, что это значит. В башне могут находиться двадцать надзирателей, или всего один, или вообще ни одного – не имеет значения. Узник все равно будет думать, что за ним постоянно наблюдают. Через некоторое время мысль о непрерывном надзоре станет для него привычной и врежется в само сознание. Когда система начнет работать идеально, надзиратель сможет отлучиться на обеденный перерыв или уехать на выходные. Его отсутствие ничего не изменит. Узники уже смирятся со своим положением.

Генерал подошел к одному из книжных шкафов. За рядом искусственных полок оказался скрытый бар со стаканами, ведерком льда и бутылками спиртного.

– Сейчас половина седьмого, – сказал он. – В это время я обычно выпиваю стакан виски. Здесь есть водка, бурбон и вино. Если вы желаете что-нибудь особое, я попрошу принести.

– Мне солодовый виски с содовой.

– Прекрасный выбор. – Генерал принялся открывать бутылки. – Я состою в организации под названием Братство. Образована эта организация очень давно, но многие столетия ее члены всего-навсего реагировали на события, пытались хоть как-то сдержать хаос. Паноптикум стал для них откровением. Он изменил весь ход их мыслей. Даже самый никудышный студент-историк понимает, что человек – существо жадное, непредсказуемое и жестокое. Тюрьма Бентама доказала, что при определенном уровне технологии людей можно контролировать. Нет никакой необходимости, чтобы на каждом углу стоял полицейский. Все, что требуется, это виртуальный паноптикум, из которого ведется наблюдение за всем обществом. Причем совсем не обязательно наблюдать все время. Главное, чтобы все поняли, что наказание в любом случае будет неизбежным. Таким образом, нужны три вещи – структура, система и постоянная скрытая угроза. Как только люди забудут о таких вещах, как тайна частной жизни, на Земле воцарится мир.

Генерал Нэш с двумя стаканами подошел к низкому деревянному столику рядом с диваном и несколькими стульями. Поставив один из стаканов на столик, он сел, а Майкл устроился напротив.

– И вот он, паноптикум. – Генерал указал стаканом на подставку с макетом. – Как изобретение провалился, но оказался велик по сути.

Майкл отпил немного виски. На отравленное оно не походило, но знать наверняка он не мог.

– Лекции по философии читайте кому-нибудь другому, – сказал он. – Мне они не интересны. Лично я знаю только одно – меня удерживают здесь силой.

50
{"b":"12214","o":1}