ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Кто же будет у власти на самом деле?

– Братство, естественно. Вы станете членом нашей семьи и будете вести всех нас вперед.

Кеннард Нэш положил руку Майклу на плечо. Жест был очень дружеским, будто генерал ему добрый дядюшка или новоиспеченный отчим. «Будете вести всех нас вперед, – мысленно повторил Майкл слова генерала. – Станете членом нашей семьи». Он выглянул в окно и посмотрел на белое здание.

Генерал Нэш отвернулся от него и направился к бару.

– Позвольте, я налью вам еще виски. Сейчас мы закажем перекусить – суши или филе, как захотите, а затем поговорим. Большинство людей не имеют никакого представления об основных событиях своей эпохи. Они видят фарс, разыгранный на краю сцены, потому что настоящее представление идет за занавесом. Сегодня вечером я подниму для вас этот занавес. Проведу за кулисы, покажу весь реквизит, все, что скрывается за декорациями, и то, как актеры ведут себя в гримерной. Добрая половина из того, чему вас учили в школе, не более чем удобная для всех выдумка, а история – кукольный театр для незрелых умов.

32

Габриель проснулся в номере мотеля и обнаружил, что Майи в комнате нет. Она успела бесшумно встать и одеться. Ему показалось странным то, как опрятно она застелила постель и накрыла подушки потрепанной простыней. Казалось, Майя хотела уничтожить все признаки своего присутствия и того, что они двое провели ночь в одном номере.

Габриель сел в кровати и оперся о скрипучую спинку. С того момента как они покинули Лос-Анджелес, он все время думал о том, что значит быть Странником. Что представляет собой человек? Биологическую машину? Или в каждом есть что-то вечное, та самая искра, которую Майя назвала Светом. Даже если ее слова – правда, нет никакой гарантии, что у него есть тот дар.

Габриель попытался представить себе другие миры, но не смог, постоянно отвлекаясь на случайные мысли. Оказалось, что он не способен управлять собственным разумом, который прыгал, как суетливая мартышка в клетке, подбрасывая Габриелю образы старых подружек, гонок с горы на мотоцикле и тексты каких-то песен. Услышав жужжание, он открыл глаза. В оконное стекло билась муха.

Злой на самого себя, Габриель сходил в ванную и ополоснул лицо водой. Майя, Холлис и Вики рисковали за него жизнью, но все они будут разочарованы. Он чувствовал себя незваным гостем, который заявился на чужую вечеринку и притворяется важной персоной. Следопыт – если он существует – поднимет его на смех.

Габриель вернулся в комнату и заметил, что Майина дорожная сумка и ноутбук стоят возле двери. Значит, она где-то недалеко. Может, взяла фургон и поехала купить чего-нибудь на завтрак? Вряд ли. Поблизости ни ресторана, ни универмага не было.

Габриель оделся и вышел на задний двор. Пожилая дама, которая управляла мотелем, уже выключила неоновую вывеску, и в офисе стало темно. По утреннему небу, окрашенному в лавандовый цвет, плыли тонкие серебристые облака. Габриель зашел за южное крыло мотеля и увидел Майю, которая стояла в центре бетонной плиты посреди зарослей полыни. Сами плиты, похоже, были фундаментом дома, давно отданного на откуп пустыне.

Где-то на стройплощадке Майя разыскала стальной стержень от арматуры и теперь, ухватив его, как меч, проводила серию ритуальных стоек и комбинаций, которые Габриель видел в школе кэндо. Парирование. Выпад. Защита. Все движения плавно и грациозно переходили из одного в другое.

Со стороны Габриель мог наблюдать за Майей, не отвлекаясь на ее одержимость. Никогда прежде ему не приходилось встречать кого-то, похожего на эту женщину. Габриель понимал, что она воин и способна без колебаний убить любого, однако в том, как она смотрела на мир, было что-то очень чистое и искреннее. Наблюдая за тренировкой, он думал, занимает ли Майю что-то кроме ее старинного долга и насилия, которым наполнена жизнь Арлекина.

Неподалеку от мусорного бака валялась старая метла. Габриель отломил часть рукоятки и направился к бетонной плите. Майя заметила его и остановилась, опустив импровизированное оружие.

– Я тоже брал уроки кэндо, только совсем недолго, – сказал Габриель. – Ну а ты, похоже, настоящий мастер. Если хочешь, давай потренируемся вместе.

– Арлекины не имеют права сражаться со Странниками.

– Может, я и не Странник вовсе, кто знает. – Габриель взмахнул пару раз обломком метлы. – Кроме того, это не совсем меч.

Он ухватил палку обеими руками и атаковал Майю вполсилы. Майя легко парировала удар и перевела оружие к левому боку противника. Они закружили по бетонному прямоугольнику под легкий скрип, который издавали резиновые подметки на мотоциклетных ботинках Габриеля. Он почувствовал, что Майя первый раз смотрит на него как на равного. Она даже улыбнулась пару раз, когда Габриель блокировал ее атаку и попытался застать врасплох неожиданным движением. Они двигались с ловкостью и грацией, сражаясь друг с другом под бескрайним небом.

33

С тех пор как они пересекли границу Невады, погода становилась все жарче. Когда Калифорния осталась позади, Габриель снял шлем и забросил его в кузов автофургона. Затем, надев темные очки, сел на мотоцикл и вырвался вперед Майи. Она ехала следом и наблюдала за тем, как ветер треплет Габриелю рукава футболки и отвороты на джинсах. Повернув южнее, они направились к реке Колорадо и переезду через плотину Дэвид-Дам. Вокруг стояли красные скалы и гигантские кактусы, а над дорожным покрытием плыли волны раскаленного воздуха. Неподалеку от городка под названием Серчлайт Майя заметила несколько написанных от руки плакатов:

РАЙСКАЯ ЗАКУСОЧНАЯ

ВСЕГО ЛИШЬ ПЯТЬ МИЛЬ

ЖИВОЙ КОЙОТ! ПОКАЖИТЕ ЕГО ДЕТЯМ!

ВСЕГО ТРИ МИЛИ

РАЙСКАЯ ЗАКУСОЧНАЯ

ПЕРЕКУСИТЕ У НАС!

Габриель показал рукой: «Давай пообедаем», и когда впереди показалась «Райская закусочная», свернул на грязную стоянку. Здание закусочной внешне напоминало товарный вагон с окнами и плоской крышей. На крыше стоял огромный кондиционер.

Прихватив футляр с мечом, Майя выбралась из автофургона и, прежде чем войти в ресторанчик, внимательно изучила здание. Помимо главной двери имелся задний вход. Перед закусочной был припаркован один красный потрепанный пикап, а второй – с автоприцепом – стоял сбоку.

Габриель неторопливо подошел к Майе, на ходу двигая плечами, чтобы расслабить онемевшие мускулы.

– Вряд ли он нам понадобится, – сказал он, кивнув на футляр с мечом. – Мы же просто позавтракать собираемся, а не на Третью мировую войну.

Майя вдруг поняла, что выглядит в его глазах чокнутой, как все Арлекины с их постоянной паранойей.

– Отец учил меня никогда не расставаться с оружием.

– Не переживай, – сказал Габриель. – Все будет нормально.

И Майя как-то по-новому увидела его лицо и каштановые волосы. Она отвернулась, сделала глубокий вдох и положила меч обратно в кабину автофургона. «Не волнуйся, – сказала она себе. – Ничего не случится». Однако на всякий случай проверила, на месте ли ножи.

Перед зданием закусочной стояла клетка. В ней, прямо на бетонном полу, сидел койот. Зверь смотрел на посетителей и часто дышал, высунув от жары язык. Майя видела койота первый раз в жизни. Он походил на беспородную собаку с головой и зубами волка. Однако темно-коричневые глаза зверя были по-настоящему дикими и смотрели на Майю очень настороженно.

– Ненавижу зоопарки, – сказала она Габриелю, заслонившись рукой от солнца. – Они мне напоминают тюрьмы.

– Людям нравится смотреть на животных.

– Обывателям нравится убивать зверей или сажать их в клетки. Так люди забывают, что они сами находятся в заключении.

Внутри закусочная состояла из длинного зала с кабинками возле окон, барной стойки с рядом стульев и маленькой кухни. Рядом с дверью стояли три игровых автомата. За стойкой сидели двое мексиканцев в ковбойских сапогах и пыльной рабочей одежде и ели омлет с кукурузными лепешками. Молоденькая официантка с обесцвеченными волосами переливала кетчуп из одной бутылки в другую. Из служебного кухонного окна выглядывал пожилой мужчина с мутными глазами и неопрятной бородой – по всей видимости, повар.

52
{"b":"12214","o":1}