ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– У нас прекрасные новости, – сказал Лоуренс. – Один из наших информаторов сообщил о препарате, который мы разыскиваем. Он называется ЗБЗ. Мы надеемся, что с его помощью Майклу удастся совершить переход.

– Кто создал препарат?

Лоуренс безразлично пожал плечами:

– Мы не знаем.

– Можно мне прочитать лабораторные отчеты?

– У нас нет никаких отчетов.

– Когда вы предоставите мне препарат?

– Вы, доктор, поедете со мной, – сказал Натан Бун. – Препарат будем искать вместе. Если найдем образец, вам придется быстро сделать все необходимые анализы.

Двое мужчин немедленно покинули здание фонда и на внедорожнике Буна отправились в сторону Манхэттена. Бун то и дело отвечал на звонки, не говоря при этом ничего определенного и не называя никаких имен. Ричардсон прислушивался к отрывочным замечаниям и понял, что сотрудники фонда разыскивают в Калифорнии какого-то человека с очень опасным телохранителем-женщиной.

– Если найдете, не забывайте следить за ее руками и не подпускайте к себе слишком близко, – сказал Бун собеседнику. – Думаю, расстояние футов в восемь будет безопасным.

Последовала долгая пауза, во время которой Бун слушал собеседника.

– Вряд ли ирландка в Америке, – сказал он наконец. – Источник из Европы говорит, она полностью отошла от дел и пропала из виду. Если встретите ее, сразу действуйте очень жестко. Она совершенно безумна и крайне опасна. Знаете, что на Сицилии произошло? Вот-вот. Не забывайте.

Бун прервал разговор и сосредоточился на дороге. В стеклах его очков отражался свет от приборной доски автомобиля.

– Доктор Ричардсон, насколько мне известно, вы получили доступ к секретной информации из генетической лаборатории.

– Это получилось случайно, мистер Бун. Я вовсе не пытался…

– Но вы ведь ничего не читали, не так ли?

– К сожалению, читал, но я…

Натан Бун посмотрел на доктора так, словно тот был упрямым ребенком, а затем повторил:

– Вы ничего не читали, доктор.

– Да. Действительно. Я не читал.

– Вот и отлично. – Бун перестроился в правый ряд и свернул по направлению Нью-Йорка. – Значит, никаких проблем.

До Манхэттена они добрались около десяти вечера. Доктор Ричардсон смотрел в окно, наблюдая, как в мусорных баках роются бездомные, а из дверей ресторана с хохотом вываливается компания молодых женщин. После тихих окрестностей научного центра Нью-Йорк показался доктору чересчур шумным и суетливым. Неужели было время, когда он приезжал сюда с бывшей супругой, ходил в театры и рестораны? Бун проехал в восточную часть города и припарковался на Двадцать восьмой улице. Они вышли из автомобиля и направились в сторону темных башен госпиталя Бельвью.

– Зачем мы сюда приехали? – спросил Ричардсон.

– Поговорить с одним из друзей нашего фонда. – Натан Бун бросил на доктора быстрый, оценивающий взгляд. – Сегодня вечером вы узнаете, как много у вас появилось новых друзей.

В больничном холле Бун подошел к конторке и показал сонной даме свою визитную карточку. Взглянув на нее, дама пропустила посетителей к лифту, и они поднялись на шестой этаж, в изолятор психиатрического отделения. Там, за барьером из оргстекла, сидел больничный охранник в униформе. Он ничуть не удивился, когда Бун достал из наплечной кобуры автоматический пистолет и запер его в одном из серых шкафчиков. Затем Бун вместе с Ричардсоном вошли в изолятор, где их ждал невысокий испанец в белом халате. Он раскинул руки навстречу посетителям, будто те явились на вечеринку по случаю дня рождения.

– Добрый вечер, джентльмены. Кто из вас доктор Ричардсон?

– Я.

– Приятно познакомиться. Меня зовут доктор Раймонд Флорес. Мне звонили из фонда, сказали, что вы заедете.

Доктор Флорес повел гостей по коридору. Несмотря на поздний час, по холлу бродило несколько пациентов в зеленых хлопчатых пижамах и халатах. Все они находились под действием лекарств и двигались очень медленно. Их глаза казались мертвыми, а тапочки с легким присвистом шаркали по кафельному полу.

– Значит, вы работаете на «Вечнозеленых»? – спросил Флорес.

– Да. Я возглавляю один из их проектов, – ответил Ричардсон.

Доктор Флорес провел их мимо нескольких палат и остановился у запертой двери.

– Мне звонил некий мистер Такава и просил найти пациентов, которых подобрали под действием нового уличного наркотика, ЗБЗ. Химических анализов пока что никто не делал, но, судя по всему, это очень сильный галлюциноген. Те, кто принимал его, говорят, будто видели какие-то иные миры.

Флорес открыл дверь и впустил Ричардсона и Буна в палату, где пахло рвотой и мочой. Комнату освещала единственная лампочка, закрытая сетчатым плафоном. На зеленом кафельном полу лежал молодой человек, спеленатый смирительной рубашкой. Голова его была обрита, но уже начинала обрастать светлыми волосами.

Пациент открыл глаза и улыбнулся вошедшим.

– Всем привет. Вытаскивайте свои мозги, джентльмены, и чувствуйте себя как дома.

Доктор Флорес разгладил халат и мило улыбнулся:

– Терри, эти господа хотят узнать о ЗБЗ.

Терри моргнул раз, потом другой, и доктор Ричардсон подумал, что он вообще не собирается говорить. Однако пациент, отталкиваясь ногами, начал елозить по полу. Наконец он добрался до стены и сел.

– Это не наркотик, – сказал он. – Это откровение.

– Как вы его принимали? Кололи, нюхали или глотали?

Голос Буна звучал тихо и как будто безразлично.

– Он жидкий. Светло-синего цвета, как летнее небо. – Терри на несколько секунд закрыл глаза, затем снова открыл их. – Я выпил его в клубе, а потом вырвался из своего тела, и полетел, и прошел через воду и через огонь, и оказался в прекрасном лесу. Только оказался я там всего на несколько секунд. – Терри выглядел разочарованным. – А глаза у ягуара были зеленые.

Доктор Флорес посмотрел на Ричардсона.

– Он рассказывал эту историю много раз и всегда заканчивает ягуаром.

– Ну а где нам найти ЗБЗ? – спросил Ричардсон.

Терри снова закрыл глаза и блаженно улыбнулся.

– Знаете, сколько он просит за единственную дозу? Триста тридцать три доллара. Говорит, это магическое число.

– Кто же зарабатывает такую кучу денег? – спросил Бун.

– Пайус Ромеро. Он постоянно в «Чан-Чан-Рум» тусуется.

– Это танцевальный клуб, – доктор Флорес. – Нам оттуда уже несколько пациентов привезли с передозировкой.

– Наш мир такой маленький, – прошептал Терри. – Вы понимаете? Маленький, как бусинка, которую бросили в бассейн.

Доктор Флорес вышел из палаты, а двое посетителей последовали за ним. Бун отстал от Ричардсона и тут же набрал по телефону чей-то номер.

– Другие пациенты с теми же симптомами к вам поступали? – спросил Ричардсон доктора Флореса.

– За последние два месяца уже четверо. Несколько дней мы давали им фонтекс в сочетании с другими препаратами, доводили до бессознательного состояния, а потом снижали дозу и приводили в себя. Через некоторое время ягуары исчезали.

Натан Бун с Ричардсоном вернулись к автомобилю. Бун успел принять еще два телефонных звонка, сказал обоим собеседникам «да», а затем выключил телефон.

– Куда мы едем теперь? – спросил доктор Ричардсон.

– Следующая остановка – клуб «Чан-Чан-Рум».

Клуб располагался на Пятьдесят третьей улице. Перед входом стояли ряды лимузинов и черных автомобилей. За ограждением из бархатной ленты, натянутой перед дверями, толпились люди, дожидаясь, когда охранники проверят их ручными металлоискателями и пропустят внутрь. Все женщины были в коротких платьях или юбках из тонкой ткани с разрезами на боку.

Бун проехал мимо толпы и припарковался рядом с седаном, в половине квартала от клуба. Из автомобиля выбрались двое парней и подошли к боковому стеклу внедорожника. Один из них, невысокий чернокожий, был одет в дорогой замшевый плащ. Второй, белый здоровяк, носил армейскую куртку и выглядел так, будто ему не терпится схватить любого встречного за шиворот и размазать несчастного по асфальту.

57
{"b":"12214","o":1}