ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– У Табулы денег и власти больше. Наемники всегда нас предавали.

– Тогда отправляйся в Америку сам.

– Я калека, Майя. Я застрял здесь, в этой квартире и в этом кресле. Только ты одна способна справиться с заданием.

На пару мгновений Майе захотелось достать меч и снова присоединиться к битве, которую вели Арлекины. Потом она вспомнила драку на станции лондонского метро. Отцы обязаны защищать своих дочерей, а Торн отнял у нее детство.

Майя встала и подошла к двери.

– Я возвращаюсь в Лондон.

– Вспомни, чему я тебя учил. Verdammt durch das Fleisch. Gespeichert durch das Blut…

Прокляты плотью. Спасены кровью… Майя слышала девиз Арлекинов – и ненавидела его – с самого детства.

– Говори лозунгами со своим русским другом. На меня они не действуют.

– Если Странников не останется, Табула окончательно подчинит себе человечество. Через одно или два поколения Четвертая сфера превратится в холодное, бесплодное место, где за каждым наблюдают и всех контролируют.

– Она уже стала такой.

– Выполни свой долг, Майя. Будь тем, кто ты есть. – Голос Торна дрогнул от боли и горечи. – Я сам часто мечтал о другой жизни. Жалел, что не родился слепым и безразличным. Только я никогда не мог свернуть с пути и отказаться от прошлого. Не мог отречься от всех Арлекинов, которые жертвовали собой ради важной цели.

– Сначала ты дал мне оружие и научил убивать. Теперь отправляешь на смерть.

Торн сгорбился в инвалидном кресле и как будто стал меньше.

– Я бы умер ради тебя, Майя, – проговорил он тихо, но твердо.

– А я не собираюсь умирать ради цели, которой больше нет.

Майя потянулась к плечу Торна прощальным жестом, пытаясь в последний раз сблизиться с отцом. Гнев на его лице заставил ее убрать руку.

– Прощай, отец. – Майя подошла к двери и открыла ее, у меня есть крохотный шанс стать счастливой. Я не позволю его отобрать.

2

Натан Бун сидел на втором этаже товарного склада напротив салона дамского белья. Глядя в прибор ночного видения, он наблюдал, как Майя выходит из дома Торна и спускается на тротуар. Натан уже сфотографировал девушку в аэропорту, но с удовольствием смотрел на нее опять. Основная часть его работы состояла в том, чтобы глядеть в монитор компьютера, проверять телефонные звонки и платежи по кредитным карточкам, читать истории болезни и полицейские сводки из десятков разных стран. Наблюдая за подлинным Арлекином, он воскрешал понимание того, чем занимается. Противник по-прежнему не сдавался – по крайней мере, несколько его представителей, – и Натан обязан был его устранить.

Два года назад, после стычки в Пакистане, он отыскал Майю в Лондоне. Ее поведение доказывало, что девушка отказалась от жестокого призвания Арлекинов и ведет самую обычную жизнь. Члены Братства намеревались ликвидировать Майю, однако Натан отправил им по электронной почте длиннющее письмо, убеждая повременить с убийством. Он знал, что девушка может вывести его на Торна, Линдена или матушку Блэссинг. Все трое Арлекинов до сих пор представляли опасность. Их требовалось выследить и уничтожить.

В Лондоне Майя могла заметить слежку, поэтому Бун отправил команду специалистов на квартиру к девушке, а те установили во всех ее сумках и чемоданах устройства слежения – так называемые бусины. Когда Майя выносила их за пределы своего района, спутник глобальной системы слежения подавал на компьютеры Братства сигнал тревоги. Им повезло, что в Прагу она отправилась традиционным путем. Иногда Арлекины просто испарялись из одной страны, а затем появлялись за тысячу миль от нее в совершенно новом обличье.

У Натана в наушниках зазвучал голос Лоутка:

– Что теперь? – спросил он. – Идти за ней?

– Пускай Халвер ею займется. Сам справится. Основная цель – Торн. С Майей разберемся немного попозже.

Лоутка и трое техников сидели в грузовом фургоне, припаркованном неподалеку на углу. Лоутка служил в чешской полиции в звании лейтенанта и отвечал за взаимоотношения с местными властями. Техникам предстояло выполнить свою работу и исчезнуть навсегда.

С помощью Лоутка Бун нанял в Праге двух профессиональных убийц. Сейчас наймиты сидели на полу за спиной Натана, ожидая приказа. Один из них, огромный венгр, по-английски не понимал. Его друг, серб по национальности и бывший солдат, знал четыре языка и казался неглупым, но Бун ему не доверял. В случае опасности тот вполне мог сбежать.

В комнате было холодно, поэтому Натан сидел в длинной куртке с капюшоном и вязаной шапочке. Военная стрижка и очки в стальной оправе придавали ему вид человека собранного и компетентного и делали похожим на какого-нибудь инженера, который по выходным бегает марафоны.

– Пора идти, – сказал Лоутка.

– Нет.

– Майя возвращается в отель. Не думаю, что сегодня вечером к Торну еще кто-нибудь придет.

– Ты не знаешь и понимаешь этих людей, а я понимаю и знаю. Они специально совершают непредсказуемые поступки. Торн может взять и куда-нибудь отправиться. Майя может передумать и вернуться. Подождем еще минут пять. Посмотрим, что произойдет.

Бун опустил прибор ночного видения и продолжил наблюдать за улицей. Последние шесть лет он работал на Братство – небольшую группу людей из разных стран, которых объединяло особое видение будущего. Братство – враги называли его Табулой – поставило целью уничтожить всех Арлекинов и Странников.

Бун служил посредником между Братством и его наемниками. Иметь дело с людьми вроде серба и лейтенанта Лоутка было нетрудно. Наемник всегда хочет либо денег, либо какой-нибудь услуги. Поэтому сначала следовало договориться о цене, а затем уже думать – платить или нет.

Несмотря на то, что Бун получал от Братства солидное жалованье, наемником он себя не чувствовал. Пару лет назад ему дали прочесть несколько книг под общим названием «Знание». Благодаря тем книгам он лучше понял цели и философию братства. «Знание» показало Натану, что он стал участником исторической битвы порядка против сил хаоса. Братство и его союзники находились на пороге создания идеально управляемого общества, однако новая система не могла выжить, если бы Странникам позволили покидать ее, а затем возвращаться обратно и оспаривать общепринятые взгляды. Мир и процветание будут возможны только тогда, когда люди перестанут задавать новые вопросы и примут доступные ответы.

Странники приносили в мир хаос, однако Бун не испытывал к ним ненависти. Странник рождался со способностью переходить из одного измерения в другое и ничего со своей странной наследственностью поделать не мог. Арлекины – совсем другое дело. Разумеется, у них тоже существовали целые династии, но всякий из них, мужчина или женщина, охранял Странников по собственному выбору. Намеренная случайность их поведения противоречила тем правилам, которым подчинялась жизнь Буна.

Несколько лет назад Натан ездил в Гонконг, чтобы ликвидировать Арлекина по имени Кроу. В одном из карманов убитого помимо обычного оружия и фальшивых паспортов Бун обнаружил электронный прибор, так называемый генератор случайных чисел. Надавив кнопку этого миниатюрного компьютера, вы всякий раз получали случайное число. Иногда Арлекины использовали генератор для того, чтобы принять решение. Нечетное число могло обозначать «да», а четное – «нет». Нажми кнопку, и генератор подскажет, в какую дверь войти.

Бун вспомнил, как сидел в гостиничном номере и изучал прибор. Разве нормальный человек способен так жить? Натан верил, что всякого, кто вверяет свою судьбу случайным числам, необходимо выследить и уничтожить. Порядок и дисциплина – вот ценности, благодаря которым западная цивилизация не потерпела краха. Достаточно взглянуть на отбросы общества, и становится понятно, что происходит, когда люди принимают решения, доверяясь случайному выбору.

Прошло две минуты. Натан надавил кнопку на часах и проверил на циферблате частоту своего пульса и температуру тела. Обстановка оставалась стрессовой, и Натан с удовольствием отметил, что его пульс всего на шесть ударов выше нормального. Помимо пульса в состоянии покоя и во время перегрузок, Бун знал процент жира в собственном организме, уровень холестерина и ежедневный расход калорий.

6
{"b":"12214","o":1}