ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Из здания появились две пожилые дамы.

– Только-только прибрал на тротуаре, – сказал им Холлис, – а кто-то уже взял и намусорил в коридоре.

– Сколько на свете невоспитанных людей, – сказала одна из дам, а вторая придержала дверь, пока Холлис проталкивал ведро.

Холлис с улыбкой кивнул им, и пожилые дамы отправились по своим делам. «Уборщик» постоял несколько секунд на месте и направился к лифтам. Один из них открыл двери, и Холлис в одиночестве доехал до восьмого этажа. Квартира Майкла находилась в самом конце коридора.

В квартире напротив могли сидеть люди Табулы, наблюдая за коридором через дверной глазок, поэтому Холлис сразу приготовился соврать. «Мистер Корриган платит мне, чтобы я тут убирался. Да, сэр. Я прихожу сюда раз в неделю, сэр. Как так мистер Корриган пропал? Он не заплатил мне за целый месяц!»

Открыв дверь ключом Габриеля, Холлис осторожно вошел в квартиру. Он приготовился к драке, однако никто ему навстречу не выскочил и нападать не стал. В комнатах оказалось жарко и пахло пылью. На кофейном столике лежал выпуск «Уолл-стрит джорнал» двухнедельной давности.

Холлис оставил ведро со шваброй у двери и направился в спальню. Там он уселся возле телефона и, достав маленький диктофон, набрал номер Мэгги Резник. Дома ее не оказалось, но Холлис в любом случае не собирался говорить с самой Мэгги. Он был уверен, что Табула прослушивает оба телефона. Как только заработал автоответчик, Холлис включил диктофон и поднес его к телефонной трубке.

– Мэгги, привет. Это я, Гейб. Я собираюсь уехать из Лос-Анджелеса, попробую пересидеть где-нибудь в другом городе. Спасибо тебе за все. Пока.

Холлис выключил диктофон. Положил телефонную трубку. Быстро вышел из квартиры и повез ведро со шваброй вдоль коридора, нервно оглядываясь по сторонам. «Все нормально, – думал он – не так уж это оказалось сложно. Главное, не забывать, что я все еще уборщик».

Когда лифт спустился на первый этаж, Холлис вышел и кивнул молодой паре с кокер-спаниелем. В следующий момент открылась входная дверь, и в дом вбежали трое наемников Табулы. Выглядели они как трое переодетых полицейских. На одном джинсовая куртка, а двое других оделись малярами. Кисти рук у маляров были обмотаны полотенцами и запачканными краской тряпками.

Наемники проскочили мимо Холлиса, и он невозмутимо направился к дверям. До выхода оставалось всего пять футов, когда распахнулась дверь в помещение бассейна, и появился пожилой латиноамериканец.

– Эй, в чем дело? – спросил он Холлиса.

– На пятом этаже кто-то пролил пакет клюквенного сока. Я только что все вытер.

– В утреннем отчете про сок ничего не написано.

– Да его только-только пролили.

Холлис уже был у самого выхода и потянулся к дверной ручке.

– И вообще, это ведь обязанность Фредди. У кого ты работаешь?

– Меня недавно нанял…

Не успел Холлис договорить, как почувствовал за спиной какое-то движение. Через секунду ему в поясницу уперлось жесткое дуло пистолета.

– Точно, – подтвердил другой, – и он еще не закончил.

За спиной у Холлиса стояли двое наемников, переодетых в маляров. Они развернули «уборщика» и подтолкнули его обратно к лифту. Человек в джинсовой куртке подошел к администратору и стал что-то объяснять, показывая какие-то официальные бумаги.

– В чем дело?

Холлис старался выглядеть удивленным и напуганным.

– Заткнись, – прошептал один из наемников. – Попробуй мне только пикни.

Холлис и двое маляров вошли в лифт. Перед тем как закрылась дверь, в кабину заскочил человек в джинсовой куртке и надавил кнопку восьмого этажа.

– Ты кто такой? – спросил он Холлиса.

– Том Джексон. Я тут уборщиком работаю.

– Нечего нам лапшу вешать, – сказал невысокий маляр. – Тот парень тебя знать не знает.

– Меня всего два дня назад наняли.

– Какая фирма тебя наняла? – человек в куртке.

– Я с мистером Ригелом разговаривал.

– У тебя про название фирмы спрашиваю.

Холлис отступил немного в сторону, чтобы уйти от дула пистолета.

– Простите, сэр. Честное слово, простите. Я знаю только мистера Ригела, сэр. Он нанял меня и сказал…

Холлис сделал полуоборот и, схватив вооруженного наемника за запястье, отвел его руку в сторону и ударил ребром ладони по адамову яблоку. Пистолет оглушительно выстрелил, и пуля угодила во второго маляра. Тот закричал. Холлис рванулся вперед и ударил лбом наемника в куртке, разбив ему губы в кровь. Затем вывернул вооруженному наемнику руку, и тот выронил пистолет.

Холлис снова повернулся. Ударил кулаком. Потом ногой с разворота. Прошло всего несколько секунд, а трое наемников уже лежали на полу. Двери лифта открылись. Холлис надавил красную кнопку «стоп», выскочил из кабины и бросился бежать по коридору. Отыскав пожарный выход, он помчался вниз, перепрыгивая через две ступеньки.

37

Когда Майкл жил вместе с братом и родителями в постоянных переездах, у него имелся один и тот же ответ и на безумные мамины истории, и на фантастические прожекты Габриеля по быстрому обогащению. «Пора спуститься на твердую землю», – повторял он в таких случаях, имея в виду, что хоть кто-то в семье должен трезво смотреть на вещи. Себя Майкл считал властелином той самой твердой земли – места не из приятных, но устойчивого и определенного.

Теперь он жил в научно-исследовательском центре фонда и никак не мог решить, как следует относиться к своему положению. С одной стороны, он был пленником. Охранники центра никогда не позволили бы ему выйти за ворота и спокойно сесть в автобус до Нью-Йорка. Вся его жизнь находилась под постоянным контролем. С другой стороны, Майкл чувствовал здесь свою значительность. Впервые в жизни ему уделяли столько внимания и проявляли такое уважение.

По вторникам они с генералом обедали в гостиной, обшитой дубовыми панелями, и Майкл получал от беседы с Нэшем необычайное удовольствие. Генерал рассказывал о нововведениях во всемирной компьютерной сети или о взорванном в Москве автомобиле, а затем объяснял, что на самом деле стоит за такими обычными на первый взгляд событиями. Майкл считал, что именно тайные знания делали членство в Братстве настолько приятным. Другие люди просто реагировали на события и не догадывались об их истинной подоплеке.

В одну из таких еженедельных встреч генерал рассказал Майклу о том, что произошло с Габриелем. По всей видимости, его захватила в плен одна фанатичка, работавшая на террористическую группировку под названием «Арлекины». Она убила в Лос-Анджелесе несколько человек, а затем увезла Габриеля из города.

– Мои люди постараются их найти, – сказал Нэш. – Мы не хотим, чтобы ваш брат пострадал.

– Пожалуйста, если найдете его, сразу сообщите мне.

– Ну, конечно. Разумеется. – Генерал намазал крекер сливочным сыром, положил сверху икры и капнул чуть-чуть лимонного сока. – Я рассказал вам о Габриеле, потому что Арлекины наверняка попытаются превратить его в Странника. Если дар имеется у вас обоих, то есть маленькая вероятность, что вы встретитесь где-нибудь в другом измерении. Если это случится, вы могли бы спросить у брата, где находится его физическое тело, а мы попытались бы его спасти.

– Забудьте, – сказал Майкл. – Габриель попадете другое измерение только в том случае, если туда можно добраться на мотоцикле. Будем надеяться, что Арлекины поймут это и отпустят его.

Майкл не знал, есть ли у него дар Странника, но был уверен, что Габриель перейти в другое измерение не способен. Если верить доктору Ричардсону, то Странники вырывались из своего тела, как луч света. Для перехода требовались огромный труд и сосредоточенность – то, чем всегда руководствовался Майкл. «Пора спуститься на твердую землю и взглянуть на реальность трезво». А реальность заключалась в том, что Габриель никогда не мог сосредоточиться на чем-нибудь, кроме езды на своем мотоцикле.

Однажды утром Майкл проснулся раньше обычного. Принял душ, надев шапочку для плавания, чтобы не намочить серебряные пластинки на голове. Затем натянул футболку, брюки на шнурке и резиновые сандалии. Завтракать в то утро Майкл не стал. Доктор Ричардсон счел бы это неправильным. Майкл сидел на кушетке и слушал музыку, когда в дверь осторожно постучали. В комнату вошел Лоуренс Такава.

60
{"b":"12214","o":1}