ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сначала Майкл слышал только плеск воды, потом до него донесся слабый гул, похожий на шум далекого водопада. Майкл перевернулся со спины и постарался поднять голову как можно выше над водой, чтобы увидеть, куда его несет течением. Далеко впереди в воздухе висел легкий туман, а поверхность воды разбивали небольшие волны. Течение делалось все сильнее, плыть против него стало очень сложно. Гул тоже усиливался, пока не стал таким громким, что заглушил крики Майкла.

Он поднял вверх правую руку, словно надеялся, что огромная птица или ангел спустятся сверху и спасут его от верной гибели. Течение все несло его и несло, и вдруг океан как будто расступился.

На мгновение Майкл оказался под водой и отчаянно заработал руками и ногами, чтобы снова подняться к свету. Теперь он был на одной из сторон гигантской воронки – водоворота размером с лунный кратер. Темно-зеленая вода кругами шла куда-то вниз, в темную бездну. Течение толкало Майкла и уносило с собой, прочь от света. «Плыви, – говорил себе Майкл. – Плыви. Не сдавайся». Он знал, если вода заполнит рот и легкие, что-то внутри него погибнет, исчезнет навсегда.

На полпути до дна огромной зеленой чаши Майкл увидел черное пятно размером с корабельный иллюминатор. Оно казалось чем-то независимым от самого водоворота. Время от времени пятно скрывалось под водяными брызгами и пеной, как темный камень на дне быстрой речки, а потом снова появлялось на том же месте.

Отталкиваясь руками и ногами, Майкл стал двигаться вниз, в сторону пятна, на какое-то время потерял его, потом снова нашел и, наконец, протиснулся в его темные недра.

38

Стеклянная галерея, которая опоясывала главный зал Гробницы, в основном была занята техническим персоналом, однако в ее северную часть, где располагался частный офис, вела одна-единственная, охраняемая дверь. Полы в офисе были покрыты коврами, стоял раскладной диван и несколько торшеров из нержавеющей стали. Возле окон с затененными стеклами стояли черные столики и обитые замшей стулья с прямыми спинками.

За одним из столиков сидел генерал Нэш. Его телохранитель, бывший полицейский из Перу по имени Рамон Вега, налил генералу бокал шардоне. Однажды Рамон убил пятерых рабочих, у которых хватило глупости устроить на руднике забастовку, однако генерал Нэш больше ценил его как камердинера и официанта.

– Рамон, что у нас на ужин?

– Лососина, картофельное пюре с чесноком и зеленые бобы с миндальным орехом. Заказ принесут из административного центра сюда.

– Отлично. Проследи, чтобы ничего не остыло.

Рамон вернулся в переднюю, а генерал отпил маленький глоток вина. Один из уроков, которые генерал усвоил за двадцать два года службы в армии, состоял в том, что офицеру всегда следует держаться отдельно от рядовых. Он для них командир, а не друг. Когда генерал Нэш работал в Белом доме, весь персонал следовал тому же правилу. Каждые несколько недель президент выходил на люди побросать бейсбольный мяч или зажечь новогоднюю елку, но основную часть времени его тщательно оберегали от всякого рода опасных случайностей. Несмотря на то, что Нэш был военным, он особенно не советовал президенту посещать солдатские похороны. Эмоционально неуравновешенная супруга погибшего могла раскричаться и расплакаться, его мать – броситься на гроб, а отец – потребовать от командования объяснений. Философия паноптикума научила Братство тому, что истинная власть основана на контроле и предсказуемости.

Поскольку результат проекта «Переход» был непредсказуем, генерал Нэш предпочел не сообщать остальным членам Братства, что эксперимент уже начался. Успех определялся чересчур большим количеством переменных. Сейчас все зависело от Майкла Корригана, молодого человека, чье тело лежало на операционном столе посреди Гробницы. Многие из тех, кто принимал препарат ЗБЗ, оказались в психиатрической лечебнице. Доктор Ричардсон уверял, что не может определить правильную дозу наркотика или предсказать его действие на вероятного Странника.

Будь это военная операция, генерал возложил бы полную ответственность на младшего по званию офицера и не стал участвовать в сражении лично. Когда тебя нет поблизости от места действия, уйти от обвинений гораздо проще. Нэш всегда помнил это правило и часто им пользовался, однако уехать из исследовательского центра он не мог. Именно по инициативе генерала в Братстве разработали квантовый компьютер, построили Гробницу, а теперь пытались создать собственного Странника. Если проект будет завершен удачно, они изменят ход самой истории.

Паноптикум уже сейчас начинал следить за людьми на рабочем месте. Потягивая вино, генерал с удовольствием представил будущую идиллию. В Мадриде компьютер подсчитывает скорость, с которой усталая женщина печатает информацию об использовании кредитных карт. Компьютерная программа следит за работой женщины, составляет ежечасный график по выполнению нормы и автоматически отправляет сообщения с оценкой: «Отличная работа, Мария» или «К сожалению, мисс Санчес, вы отстаете от плана». Не молодая женщина склоняется над клавиатурой и печатает быстрее, еще быстрее, чтобы не потерять работу.

Где-то в Лондоне камеры видеонаблюдения следят за толпой людей, преобразуя человеческие лица в ряды цифр, которые можно сравнить с цифровыми файлами. В Мехико и Джакарте электронные подслушивающие устройства следят за телефонными разговорами и болтовней в интернет-чатах. В Денвере купили одну книгу, в брюссельской библиотеке заказали другую. Книги с опасными идеями свободно стоят на полках, привлекая любопытных, как кусок сыра в мышеловке. Кто купил такую-то книгу? А кто прочитал другую? Даем перекрестную ссылку. Потом отслеживаем снова. День заднем виртуальный паноптикум наблюдает за своими узниками, становится частью их жизни.

Рамон Вега снова проскользнул в дверь и слегка поклонился. Генерал Нэш подумал, что возникли проблемы с ужином.

– К вам пришел мистер Бун, генерал. Говорит, вы хотели его видеть.

– Да, конечно. Пусть войдет.

Кеннард Нэш знал, что, если бы в тот момент он сидел в Зале истины, левое полушарие его головного мозга вспыхнуло бы красным цветом, выдавая неискренность. Нэшу не нравился Натан Бун. Генерал нервничал, когда тот находился рядом. Мистер Бун, нанятый на службу предшественником генерала, знал о самом Братстве и его деятельности очень много. Последние несколько лет он путешествовал по всему миру и завязал личные знакомства с остальными членами исполнительного комитета. Почти все в Братстве считали Буна храбрым и изобретательным человеком – идеальным главой службы безопасности. Генерала раздражало, что он не мог управлять работой Буна полностью. Недавно Нэш узнал, что глава службы безопасности не подчинился прямому приказу. Рамон проводил Буна в галерею и оставил их с генералом вдвоем.

– Вы хотели со мной поговорить? – спросил Бун.

Он стоял, слегка расставив ноги и заложив руки за спину. Предполагалось, что главный здесь генерал, однако оба собеседника знали, что Буну ничего не стоит подойти к собеседнику и за пару секунд свернуть ему шею.

– Присаживайтесь, мистер Бун. Хотите бокал шардоне?

– Не сейчас.

Бун подошел к окну и посмотрел вниз, на операционный стол. Врач-анестезиолог устанавливал Майклу на грудь какие-то датчики.

– Как успехи?

– Майкл вошел в состояние транса. Пульс слабый. Дыхание замедленное. Надеюсь, он становится Странником.

– Или умирает. ЗБЗ мог выжечь ему все мозги.

– Его нейроэнергия вышла из тела. Компьютеры довольно точно следят за ее передвижением.

Оба собеседника какое-то время молча смотрели в окно.

– Представим, что он на самом деле Странник, – сказал наконец Бун. – Он может умереть прямо сейчас?

– Биологически умереть может то, что лежит на операционном столе.

– А что случится с его Светом?

– Не знаю, – сказал Нэш, – но вернуться в тело он не сможет.

– А в другом измерении он может погибнуть?

– Да. Насколько нам известно, если Странник умирает в другом измерении, он остается там навсегда.

63
{"b":"12214","o":1}