ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– В буфете есть чай и растворимый кофе, – ответила Майя. – В холодильнике – молоко, масло и буханка хлеба.

– Отлично. – Габриель налил в чайник воды и поставил его на электроплиту. – А ты поела?

– Я не хочу.

– Ты что-нибудь знаешь о Следопыте? – спросил Габриель. – Молодой он или старый? Кто по национальности? Вчера вечером нам так ничего и не рассказали.

– Они хранят в тайне все, что связано со Следопытом. Они прячут его, потому что хотят сопротивляться Системе. В одном Антонио абсолютно прав. Если Табула узнает, что мы приезжали сюда, их ждут большие неприятности.

– А что будет потом, когда мы приедем к Следопыту? Ты будешь стоять рядом и смотреть, как я сяду в калошу?

– У меня найдутся дела поважнее. Не забывай, Табула до сих пор тебя разыскивает. Я заставлю ее поверить, будто ты где-то в другом месте.

– Ну и как ты собираешься это сделать?

– Ты говорил, что когда вы с братом виделись последний раз на швейной фабрике, он дал тебе денег и кредитную карточку, так?

– Я иногда пользовался его кредитками, – сказал Габриель. – Своих у меня нет.

– Одолжишь ее мне?

– А как насчет Табулы? Разве она не будет отслеживать номер карточки?

– Обязательно будет, – ответила Майя. – возьму кредитку и твой мотоцикл.

Габриелю не хотелось терять мотоцикл, но Майя была права. Табула знала его номерные знаки и с легкостью могла выследить. Все, что связывало Габриеля с прошлым, должно было исчезнуть.

– Ладно, – сказал он и отдал Майе кредитную карточку и ключи от мотоцикла.

Майя посмотрела на Габриеля так, будто собиралась сказать ему что-то важное. Затем молча встала и подошла к дверям.

– Ешь быстрее, – сказала она. – Антонио должен подойти через пару минут.

– Все может оказаться пустой тратой времени. Вдруг я никакой не Странник?

– Не исключено.

– Ну, так не рискуй жизнью. Не делай ничего безумного.

Майя посмотрела на него и улыбнулась. Габриелю показалось, что в тот момент они стали ближе друг к другу. Не совсем друзьями, конечно. Скорее солдатами одной армии. И тут впервые за все время их знакомства Арлекин рассмеялась.

– Наша жизнь и есть одно сплошное безумие, Габриель. Попробуй найди в ней что-то здравое.

Минут через десять появился Антонио Карденас и сказал, что готов отвезти их к Следопыту. Габриель взял с собой нефритовый меч и рюкзак со сменной одеждой. В пикапе Антонио лежали три холщовых мешка с консервами, хлебом и свежими овощами из теплицы.

– Когда мы только-только перевезли сюда Следопыта, – сказал Антонио, – я целый месяц возился с ветряком для водяного насоса и проводил электричество. Сейчас я появляюсь там всего раз в две недели, привожу продукты.

– Ну а какой он из себя, ваш Следопыт? – спросил Габриель. – Ты ведь так ничего и не рассказал толком.

Пикап медленно двинулся вниз по дороге, и Антонио помахал рукой нескольким ребятишкам.

– Следопыты очень сильные люди. Им надо говорить только правду, и все будет нормально.

Они доехали до двухрядной дороги на Сан-Лукас, но уже через несколько миль свернули с нее на старое асфальтированное шоссе, которое прорезало пустыню длинной, прямой линией. Кругом стояли, висели на металлических столбах и просто лежали на земле одни и те же знаки: «Проезд воспрещен».

– Раньше тут была ракетная база, – объяснил Антонио. – Работала около тридцати лет. Охраняли ее здорово, секретная и все такое. Потом министерство обороны вывезло отсюда все снаряды и продало землю санитарной службе округа. Потом округу земля стала не нужна, и мы купили здесь около четырехсот акров.

– Земля выглядит совсем бросовой, – сказала Майя.

– Ну, это как поглядеть… Для Следопыта тут нашлись и кое-какие достоинства.

Растущие по краям дороги кактусы и медвежья трава царапали по бокам пикапа. Примерно на сотню ярдов асфальт скрылся под песком, а затем появился снова. Дорога медленно пошла вверх. Начали попадаться скопления красных валунов и рощицы из деревьев джошуа. Узловатые пустынные деревья воздевали свои ветви с острыми листьями к небесам и напоминали молящихся проповедников. Стало очень жарко, а солнце, казалось, увеличивается в размерах с каждой минутой.

Через двадцать минут пикап тихо подкатил к забору с колючей проволокой и кривыми воротами.

– Отсюда придется идти пешком, – сказал Антонио, и вся компания выбралась из машины.

Взяв мешки с провизией, они пробрались через дыру в заборе и направились вниз по дороге.

Далеко впереди виднелся один из сделанных Антонио ветряков. От земли поднимался раскаленный воздух, и сквозь него казалось, что стальная конструкция гнется и идет волнами. Неожиданно через дорогу проскользнула змея – около трех футов в длину, черная, со светлыми полосками и круглой головой. Майя остановилась и положила руку на футляр с мечом.

– Она не ядовитая, – сказал Габриель. – По-моему, это ленточная змея. Обычно они очень пугливые.

– Это домовый уж, – сказал Антонио, – и здесь они совсем не пугливые.

Они отправились дальше и увидели, как по земле ползет второй уж, а прямо на дороге греется третий. Все змеи были черные, менялся только цвет полосок – белые, кремовые, бледно-желтые.

На дороге появлялось все больше змей, и Габриель сбился со счета. Десятки рептилий свивались в кольца, ползли или осматривались вокруг черными глазками. Майя нервничала все сильнее и теперь выглядела почти напуганной.

– Ты не любишь змей? – спросил Габриель. Она опустила руки, постаралась расслабиться.

– В Англии их столько не водится.

Они подошли к ветряку немного ближе, и Габриель заметил, что рядом с ветряком находится огромная прямоугольная площадка из бетонных плит. Размером она была с футбольное поле и походила на заброшенный военными бункер. С южной стороны бетонного поля стоял маленький алюминиевый трейлер, и от его боков отражалось яркое пустынное солнце. Рядом расположился деревянный садовый столик и пластмассовые ящики с разными инструментами. Над ними вместо солнцезащитного экрана был растянут парашют.

Следопыт стоял на коленях у основания ветряка и приваривал к нему дополнительную распорку. Одетый в синие джинсы, клетчатую рубаху с длинными рукавами и толстые кожаные рукавицы, он сосредоточенно смотрел на пламя через маску на лице и сваривал две детали.

Рядом с Габриелем скользнула еще одна змея, футов четырех в длину, и чуть не задела носки его ботинок. Песок по обеим сторонам дороги покрывали тысячи волнообразных линий, оставленных юркими рептилиями.

Когда до ветряка оставалось около тридцати футов, Антонио закричал и стал размахивать руками. Следопыт услышал его и, встав с колен, поднял сварочную маску. Сначала Габриелю показалось, что перед ними седовласый старик. Затем они подошли поближе, и Следопыт оказался женщиной лет семидесяти. У нее был высокий лоб, прямой нос и суровое выражение лица.

– Доброе утро, Антонио. Я смотрю, ты с друзьями приехал?

– Доктор Бриггс, это Габриель Корриган, сын Странника. Он хочет узнать…

– Да, конечно. Рада познакомиться.

Доктор Бриггс говорила отрывисто, с выговором, характерным для жителей Новой Англии. Сняв одну из защитных рукавиц, она протянула Габриелю руку:

– Меня зовут София Бриггс.

Рукопожатие у доктора оказалось твердым, а ее зелено-голубые глаза смотрели пристально, будто изучая Габриеля. Наконец она отвернулась.

– А вы?..

– Майя, друг Габриеля.

Доктор Бриггс заметила черный металлический футляр на плече Майи и тут же поняла, что в нем находится.

– Как интересно. Я думала, всех Арлекинов истребили. Уж больно вы отчаянные, чуть ли не самоубийцы. Боюсь, вы чересчур молоды, чтобы заниматься таким ремеслом.

– А вы, боюсь, чересчур стары.

– Что ж, характер чувствуется. Мне нравится, когда люди могут дать отпор.

София Бриггс повернулась к трейлеру и, сняв маску и рукавицы, бросила их в пластмассовый ящик из-под молока. Две крупные змеи, испуганные шумом, выползли из тени под трейлером и ускользнули в сторону ветряка.

69
{"b":"12214","o":1}