ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Когда здесь хранили ракеты, главный вход был через грузовой лифт. Потом военные продали полигон округу, а лифты демонтировали и забрали с собой. Сейчас змеи проникают вовнутрь десятками разных путей, а мы воспользуемся пожарной лестницей.

София поставила пропановый фонарь на землю и зажгла фитиль от спички. Когда огонек занялся как следует, София отодвинула обеими руками крышку люка. Под крышкой оказалась стальная лестница, ведущая куда-то в темноту. Габриель знал, что ужи для людей не опасны, и все-таки поежился, увидев, как особенно крупный экземпляр сползает вниз по ступеням.

– Куда это он пополз?

– Мало ли куда. В бункере водится от трех до четырех тысяч splendida. Они здесь яйца откладывают. – София спустилась на две ступеньки и остановилась. – Ты что, боишься змей?

– Нет, просто я к ним не привык. Необычно как-то.

– Каждый новый опыт необычен. Остальную часть времени мы спим и говорим всякую ерунду. Давай спускайся и закрывай за собой дверь.

Габриель колебался несколько секунд, а затем задвинул люк. Теперь он стоял на первых ступенях металлической лестницы, которая вилась спиралью вокруг шахты лифта с сетчатым ограждением. На ступенях перед Габриелем устроилась пара ужей, а еще несколько ползали под сеткой, передвигаясь вверх и вниз по водопроводным трубам, словно по ответвлениям извилистой автострады. Змеи скользили мимо друг друга и выбрасывали языки, пробуя воздух.

София спускалась все дальше, и рептилии поползли за ней следом.

– Вы уже обучали кого-нибудь, кто считал себя Странником? – спросил Габриель.

– За последние тридцать лет у меня было два ученика – молодая женщина и мужчина в возрасте. Ни ей, ни ему перейти так и не удалось, хотя не исключено, что тут была моя вина. – София оглянулась через плечо. – Человека невозможно выучить на Странника. Это не столько наука, сколько искусство. Следопыт может сделать только одно – выбрать верную тактику и помочь Страннику открыть в себе дар.

– И как вы это делаете?

– Отец Моррисси заставил меня заучить «Девяносто девять путей». В этом устном трактате описаны девяносто девять упражнений. Их долгие годы разрабатывали провидцы от самых разных религий. Неподготовленному человеку все, что говорится в трактате, показалось бы магическим бредом, всякой чепухой, выдуманной христианскими святыми, адептами Каббалы и буддистскими монахами. На самом деле никакой мистики в «Девяноста девяти путях» нет. Это просто список полезных идей, которые помогают человеку высвободить из своего тела Свет.

Они спустились до основания лифтовой шахты и остановились перед массивной дверью, висевшей на одной петле. София соединила концы оборванного электропровода, и рядом с силовым генератором зажглась лампочка. Открыв дверь, они прошли по короткому коридору и оказались в тоннеле, широком настолько, что там с легкостью проехал бы пикап. Вдоль стен, напоминая ребра огромного зверя, шли ряды проржавевших балок. Пол укрывали ровные стальные листы. По потолку тянулись старые вентиляционные и водопроводные трубы. Люминесцентные лампы были давно демонтированы. Свет давали всего шесть обычных лампочек, подсоединенных к электропроводу.

– Мы в главном тоннеле, – сказала София. – В длину он около мили. Вообще это место напоминает гигантскую, закопанную под землю ящерицу. Сейчас мы стоим посреди ее туловища. Если идти на север, к голове, попадешь в бункер номер один. Передние ноги ящерицы ведут в бункеры номер два и три, а задние – в центр управления и жилые комнаты. В хвосте ящерицы стоит подземная радиоантенна.

– А где все змеи?

– Под полом или наверху, в складах. – София двинулась вдоль тоннеля. – Здесь очень опасно бродить, не зная дороги. Подо всеми полами есть пустоты, потому что настил лежит на стальных пружинах. При взрыве они смягчали ударную волну. Здесь настроено много уровней и есть такие места, где можно очень долго падать.

Они свернули в боковой коридор и вошли в большую круглую комнату. Ее стены, сделанные из бетонных блоков, были выкрашены белой краской. Четыре низкие перегородки делили комнату на спальные зоны. В одной из них стояла раскладушка со спальным мешком, подушкой и матрасом из пористой резины. В нескольких футах от раскладушки стоял второй пропановый фонарь, корзина с крышкой и три бутылки с водой.

– Здесь была общая спальня для персонала. Я провела тут несколько недель, когда первый раз подсчитывала популяцию splendida.

– Я буду жить здесь?

– Да. Восемь дней.

Габриель осмотрел голые стены. Комната напоминала тюремную камеру. «Не смей жаловаться, – сказал он себе. – Делай что говорят». Поставив рюкзак на пол, Габриель сел на раскладушку:

– Ладно. Давайте начинать.

София беспокойно ходила по комнате, подбирала обломки бетона и бросала их в угол.

– Начнем с самого основного. Во всех живых существах есть особая энергия, так называемый Свет. Кто-то зовет его «душой», меня богословская терминология особенно не волнует. Когда человек умирает, его Свет возвращается в ту энергию, которая нас окружает. Странники отличаются от обычных людей. Их Свет выходит из живого тела, а потом снова в него возвращается.

– Майя говорила, что Свет уходит в другие измерения.

– Да. Люди называют их «измерениями» или «параллельными мирами». Выбирай тот термин, который тебе больше по вкусу. Священные книги всех мировых религий содержат отрывочные описания тех или иных измерений. Все мистические видения появляются именно оттуда. Многие святые и пророки писали о тех мирах, пока один буддистский монах из Тибета не попытался понять, что они собой представляют. До вторжения китайцев в Тибете правили далай-ламы. Крестьяне помогали монахам и монахиням, а те изучали сведения о всевозможных Странниках и составляли упорядоченные списки. Буддисты, или тибетцы, не придумывали шесть «сфер бытия». Они просто самые первые описали то, что существует на самом деле.

– Ну а как я могу туда попасть?

– Свет должен освободиться от тела. В тот момент тебе надо будет двигаться, хотя бы немного. В первый раз переход покажется очень странным, даже болезненным. Потом, чтобы попасть в одно из других измерений, твоему Свету придется пересечь четыре барьера. Барьеры состоят из воды, огня, земли и воздуха. Как именно их надо преодолевать, я не знаю. Способов много, и каждый Странник ищет свой собственный. Если Странник один раз находит путь через барьеры, то потом пользуется им всегда.

– Значит, после барьеров попадаешь в те самые шесть сфер, – сказал Габриель. – А какие они?

– Мы живем в Четвертой сфере. Это человеческая реальность. Ну и какой, по-твоему, наш мир? Красивый. Ужасный. Мучительный. Забавный. – София подобрала еще один обломок бетона и бросила его через всю комнату. – Любую реальность, в которой есть змеи и шоколадное мороженое, можно считать терпимой.

– А остальные сферы?

– В характере людей есть черты всех шести измерений. У каждой сферы есть своя особенность. В Шестой сфере богов правит греховная гордость. В Пятой сфере полубогов основным грехом является зависть. Имей в виду, что здесь мы говорим не о Боге, не о том, кто создал вселенную. Тибетцы называли богами и полубогами существ, похожих на человека, но из других реальностей.

– Значит, в Четвертой сфере живем мы…

– И наш грех – постоянная жажда. – София отвернулась и стала наблюдать, как по водопроводной трубе медленно ползет уж. – В Третьей сфере обитают самые безразличные существа. Вторая заселена голодными духами, которые никогда и ничем не бывают довольны. В последней сфере царят злоба, ненависть и жестокость. Иногда Первую сферу называют Шеолом, Гадесом или Адом.

Габриель поднялся, как готовый к расстрелу заключенный.

– Вы Следопыт, поэтому просто говорите, что я должен делать.

София Бриггс улыбнулась:

– Ты ведь устал, Габриель?

– Да уж. День был очень длинный.

– Значит, ты должен поспать. – София достала из кармана фломастер и подошла к стене. – Тебе придется следить за тем, чтобы не спутать сон с реальностью. Сейчас я покажу тебе путь восемьдесят первый. Его придумал один каббалист из Северной Галилеи, из города Сафед.

71
{"b":"12214","o":1}