ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Габриель побежал по тоннелю на север и оказался в целом лабиринте коридоров. Весь бункер строился таким образом, чтобы отклонять и гасить вспышки пламени от запускаемой ракеты, поэтому Габриель то и дело натыкался на вентиляционные шахты, которые никуда не вели. Наконец он остановился и посмотрел на свой фонарь. Через каждые несколько секунд пламя подрагивало, будто его касался легкий ветерок. Габриель медленно двинулся в ту сторону, пока не почувствовал прохладное дуновение. Пробравшись между полуоткрытой стальной дверью и кривой рамой, он очутился на платформе, которая выступала из стены центральной стартовой шахты.

Шахта напоминала гигантскую вертикальную пещеру с бетонными стенами. Много лет назад правительство забрало отсюда ракеты, нацеленные на Советский Союз. В трехстах футах под собой Габриель увидел смутные очертания платформы для пуска ракет. По стенам шахты, от основания до самого ее верха, вилась спиральная лестница. Габриель поднял голову и – да! – увидел луч света, пробивавшийся снаружи.

Что-то капнуло ему на щеку. Сквозь щели в бетонных стенах просачивались подземные воды. Сжав в руке фонарь, Габриель стал подниматься по витой лестнице к свету. Ступени ходили ходуном от каждого шага. За пятьдесят лет стальные болты, которые крепили к стене всю конструкцию, успели проржаветь.

«Не торопись, – сказал себе Габриель. – Осторожнее». Однако лестница уже начала трястись и двигаться, точно живая. Один из болтов вырвало из стены, и он упал вниз, в темноту. Габриель замер и услышал, как болт ударился о платформу и, отскочив от нее, полетел дальше. Затем раздался звук, похожий на автоматную очередь, и болты один за другим стали вылетать из стены. Лестница дрогнула и отошла от стены.

Выронив фонарь, Габриель обеими руками вцепился в перила, а верхняя часть лестницы стала падать на него. Под весом всей конструкции выскочило еще несколько болтов. Габриель вместе с лестницей полетел вниз и врезался в противоположную стену шахты футах в двадцати под платформой. Теперь перила держались всего на одном-единственном кронштейне. Перепуганный насмерть, Габриель висел на поручне, а шахта зияла под ним, будто портал в бесконечную темноту. Он начал медленно взбираться на перила и внезапно услышал громкий гул. С правой стороной его тела происходило что-то странное. Ее будто парализовало. Габриель попробовал подтянуться и увидел невероятную вещь. Его правая рука по-прежнему свисала вдоль тела, но от нее отделилась призрачная копия, словно сотканная из светящихся точек. Габриель держался одной рукой и не мог сделать ничего, только смотрел на странный свет.

– Держись! – закричала София. – Я здесь, прямо над тобой!

Голос Следопыта как будто спугнул призрачную руку, и она исчезла. Саму Софию Габриель не видел, но откуда-то сверху упал конец нейлоновой веревки и с размаху ударился о бетонную стену. Габриель протянул руку и ухватился за веревку. В следующее мгновение последний кронштейн согнулся, а затем оторвался от степы. Перила полетели вниз и рухнули на дно стартовой шахты.

Габриель поднялся по веревке на платформу и, задыхаясь от страха и усталости, растянулся на бетонном полу. София стояла рядом с фонарем в руках.

– Ты как? В порядке?

– Нет.

– Я поднималась наверх. Генератор выходил из строя. Я запустила его и сразу вернулась.

– Ты… ты меня закрыла.

– Конечно. У нас остался всего один день.

Габриель поднялся и направился обратно, в лабиринт коридоров. София пошла следом.

– Габриель, я видела, что произошло.

– Ага. Я чуть не погиб.

– Я не о том. Твоя правая рука несколько секунд не действовала. Я не могу видеть сам Свет, но знаю, что в ту секунду он выходил из твоего тела.

– А я не знаю, день сейчас или ночь. Не знаю, сплю я или проснулся.

– Ты Странник, Габриель, как и твой отец. Неужели ты не понял?

– Забудь. Мне это не нравится. Я хочу только одного – вернуться к нормальной жизни.

София молча нагнала Габриеля. Протянув руку, она схватила сзади за ремень и резко дернула к себе. Габриелю показалось, что внутри у него что-то рвется. Потом он почувствовал, как Свет вырывается на свободу и поднимается вверх, а его тело падает на пол лицом вниз. Габриель испугался. Ему ужасно хотелось вернуться к прежнему, привычному состоянию.

Он посмотрел на свои руки и увидел, что они превратились в сотни ярких, светящихся точек, мерцающих, словно маленькие звезды. София опустилась на колени возле бесчувственного тела, а новый Странник взмыл вверх, сквозь бетонный потолок.

Звездочки приблизились друг к другу, собрались вместе, и Габриель превратился в клубок концентрированной энергии. Он стал океаном, заключенным в одной-единственной капле воды, или горой, сжатой в горстку песка. Потом частицы его энергии – его истинного сознания – ворвались в какой-то коридор или тоннель и, подхваченные неведомой силой, устремились вперед.

Тот момент мог длиться тысячу лет или всего пару секунд. Габриель полностью потерял чувство времени. Он знал только одно. Он знал, что мчится с невероятной скоростью по темному извилистому тоннелю. Потом движение прекратилось, и все вокруг стало другим. Габриель сделал вдох, и все его существо заполнилось не кислородом, а чем-то гораздо более важным.

«Теперь иди. Найди путь».

45

Габриель открыл глаза и обнаружил, что падает сквозь синее небо. Он посмотрел вниз, затем по сторонам, но ничего не увидел. Под ним не было земли. Не было ни посадочной площадки, ни платформы, ничего. Он оказался перед барьером из воздуха. Габриель понял, что всегда знал о его существовании. Сколько раз, прыгая с парашютом, он пытался воссоздать его в своем собственном мире.

Теперь Габриель не зависел от самолета, от необходимости возвращаться на землю. Он закрыл глаза и какое-то время летел вслепую. Потом открыл их, выгнул спину и раскинул руки в стороны, управляя полетом. София велела искать проход. Он вел сквозь все четыре барьера в другие измерения. Наклонившись влево, Габриель стал падать по спирали, как сокол в поисках жертвы.

Прошло какое-то время, и он увидел внизу тонкую черную полосу. Она напоминала тень, парящую прямо посреди пространства. Габриель вытянул руки вперед, чтобы выйти из спирального падения, и полетел влево под острым углом. Длинная тень превратилась в темный овал, и Габриель проскользнул прямо в его середину.

Он снова почувствовал, как свет сжимается и летит куда-то вперед. Затем был еще один удивительный вдох, и Габриель открыл глаза. Теперь он стоял посреди пустыни. Красная земля потрескалась, будто задыхаясь от нехватки воздуха. Габриель повернулся вокруг своей оси, осмотрелся по сторонам. Небо над его головой было сапфирово-синим. Солнце уже село, но свет поднимался вдоль всего горизонта. Ни камней. Ни растений. Ни впадин. Ни скал. Габриель очутился перед барьером земли – единственной вертикалью в этом абсолютно плоском мире.

Габриель отправился вперед. Через некоторое время он остановился и посмотрел вокруг. Пейзаж не изменился. Габриель опустился на колено, прикоснулся к красной земле. Ему требовалась иная, отличная от него самого, точка на ландшафте. То, что доказывало бы факт его собственного существования. Габриель несколько раз поддел землю ботинком и собрал из нее небольшой холмик.

Как ребенок, который уронил чашку и считает, что изменил этим весь мир, Габриель обошел несколько раз вокруг холмика, чтобы убедиться в его реальности. Затем снова отправился в путь, считая шаги. Пятьдесят. Восемьдесят. Сто. Он обернулся, но холмик уже исчез из виду.

Габриель почувствовал, как накатывает волна паники. Сев на землю, он закрыл глаза и немного отдохнул. Затем поднялся и снова пошел вперед. Он смотрел по сторонам, пытался отыскать проход и с каждым шагом отчаивался все сильнее. Поддев землю носком ботинка, Габриель наблюдал, как клубы пыли поднимаются в воздух и тут же растворяются в этом странном мире.

76
{"b":"12214","o":1}