ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты хочешь сказать, что мне надо быть осторожнее? – спросил Майкл.

– Те, кто путешествует по иным мирам, иногда забывают о сочувствии. Странников, которые выбирают неверный путь, называют холодными. Они используют свою силу для того, чтобы принести в наш мир еще большие страдания.

Майя с Габриелем вернулись к автофургону и двинулись через пустыню по двухрядной дороге. На западной части горизонта мерцали огни Финикса, а здесь, в пустыне, небо было чистым, а на нем светилась полная луна и мерцающая россыпь Млечного Пути.

Майя вела фургон и объясняла Габриелю план действий. Им требовались деньги, надежное укрытие и поддельные удостоверения личности. Линден обещал отправить деньги на адрес контактного лица в Лос-Анджелесе. Холлис и Вики по-прежнему в городе, а иметь союзников будет совсем неплохо.

– Не зови их союзниками, – сказал Габриель. – Они наши друзья.

Майя хотела сказать, что они просто-напросто не могут иметь друзей. Охранять Габриеля стало единственным ее долгом. Она имела право рисковать жизнью только ради него. Габриель в свою очередь обязан был всеми средствами спасаться от Табулы и не погибнуть.

– Они друзья, а не союзники, – повторил он. – Ты понимаешь, Майя? Понимаешь?

Майя предпочла сменить тему.

– Ну и как тебе понравилось переходить через барьеры? На что они похожи?

Габриель описал бесконечное небо, пустыню, гигантский океан, а в самом конце рассказал о том, как заметил в горящей церкви Майкла.

– Ты говорил с ним?

– Я пытался, но не успел, а когда вернулся обратно, Майкла в церкви уже не было.

– Наш человек в Табуле говорит, что твой брат очень охотно с ними сотрудничает.

– Ты ведь не знаешь точно, правда это или нет. Он просто пытается выжить.

– Нет, не просто выжить. Он помогает им.

– Думаешь, он может превратиться в холодного Странника?

– Не исключено. Холодные Странники испорчены собственной силой. Они способны принести в наш мир огромные беды.

Следующие десять миль они ехали молча. Майя то и дело поглядывала в зеркало заднего вида, но за ними никто не следовал.

– Арлекины охраняют холодных Странников? – спросил наконец Габриель.

– Естественно, нет.

– Вы убиваете их?

Голос Габриеля немного изменился, и Майя повернулась, чтобы взглянуть на Странника. Он смотрел на нее пристально, с ожиданием.

– Вы убиваете их? – повторил Габриель.

– Иногда. Если есть возможность.

– Ты смогла бы убить Майкла?

– В случае необходимости.

– А меня? Ты смогла бы убить меня?

– Не имеет смысла строить догадки, Габриель. Не стоит об этом говорить.

– Не лги мне. Я знаю, что ты ответишь.

Майя стиснула руль, не смея взглянуть на Габриеля. В ста ярдах перед автофургоном появилась какая-то черная тень и, метнувшись через дорогу, скрылась в траве.

– У меня есть дар, но я не могу его контролировать, – тихо сказал Габриель. – Чувства обостряются всего на несколько секунд, и все вижу и понимаю очень ясно.

– Можешь видеть все, что угодно, а я тебе врать не собираюсь. Если ты станешь холодным Странником, я тебя убью. Так должно быть, и так будет.

Их робкая сплоченность и удовольствие видеть друг друга мгновенно испарились. Дальше они ехали по пустынной дороге в полном молчании.

49

Лоуренс Такава положил правую руку на кухонный стол и посмотрел на маленькую опухоль – место, куда ему вживили идентификационный чип. В левую руку Лоуренс взял бритву и осмотрел ее острое лезвие. «Не бойся, – сказал он себе. – Отец не испугался бы». Задержав дыхание, он сделал короткий, но глубокий надрез. Из раны появилась кровь и начала капать на столешницу.

Натан Бун рассматривал фотографии, сделанные камерой наблюдения в Лас-Вегасе перед конторкой портье в отеле «Нью-Йорк, Нью-Йорк». Блондинкой, которая оплатила номер по кредитной карточке Майкла Корригана, явно была Майя. В гостиницу немедленно отправили людей, но Арлекин успела скрыться. Двадцать четыре часа спустя одна из команд наблюдения обнаружила, что на стоянке отеля припаркован мотоцикл Габриеля. Значит, они путешествовали вместе? Или Майя просто отвлекала внимание противника?

Бун решил съездить в Неваду и лично переговорить со всеми, кто сталкивался с Арлекином. На пути в Уэстчестерский аэропорт у Буна зазвонил телефон. Он ответил на звонок и услышал голос Саймона Лейтнера, главы лондонского компьютерного центра.

– Доброе утро, сэр. Говорит Лейтнер.

– Что случилось? Вы нашли Майю?

– Нет, сэр, я звоню по другому поводу. Неделю назад вы попросили незаметно проверить всех работников фонда «Вечнозеленые». Мы выполнили задание. Проверили не только все телефонные звонки и кредитные карточки, но и коды доступа и то, как ими пользовались, чтобы войти в нашу систему.

– Разумно.

– Компьютер проверяет коды доступа каждые двадцать четыре часа. Мы только что узнали, что сотрудник третьего уровня, Лоуренс Такава, проникал в недозволенный сектор данных.

– Я работаю с мистером Такавой. Вы уверены, что это была не просто ошибка?

– Уверен. Он использовал код доступа, принадлежащий генералу, а информацию скачал на свой персональный компьютер. Думаю, он просто не знал, что с прошлой недели мы проверяем и адресатов информации.

– И что же мистер Такава пытался найти?

– Сведения о каких-нибудь особых отправках из Японии в административный центр в Нью-Йорке.

– Где мистер Такава находится сейчас? Вы проверяли его защитную цепь?

– У себя дома, в Уэстчестере. В журнале учета стоит отметка, что он заболел и сегодня на работу не выйдет.

– Дайте мне знать, если он выйдет из дома.

Бун позвонил пилоту, который ожидал его в аэропорту, и отложил рейс. Если окажется, что Лоуренс Такава помогает Арлекинам, служба безопасности будет серьезно скомпрометирована. Предателя можно сравнить с опухолью, притаившейся где-то в теле. В таких случаях требуется хирург – такой, как Натан Бун; такой, который не побоится вырезать злокачественное новообразование.

На Манхэттене, на перекрестке Пятьдесят четвертой улицы и Мэдисон-авеню, фонд «Вечнозеленые» владел целым офисным зданием. Две трети помещений занимали рядовые сотрудники фонда, которые рассматривали запросы на выделение грантов и распределяли пожертвования. Этих сотрудников называли «ягнятами». Они ничего не знали о Братстве и его деятельности.

Братство занимало верхние восемь этажей здания, подняться на которые можно было только на специальном лифте. В общем списке они значились как штаб-квартира некоммерческой организации под названием «Народы мира вместе», которая якобы помогала странам третьего мира бороться с терроризмом.

Пару лет назад, на одном из лондонских совещаний Братства, Лоуренс познакомился с молодой швейцаркой. Она отвечала на телефонные звонки и электронные письма в адрес организации и умела любезно и обходительно отклонять все запросы. Такие, например, как от представителя республики Того в ООН, которого убедили, что организация собирается предоставить его стране крупный грант на приобретение рентгеновских установок для аэропортов.

Лоуренс знал, что в защите здания имеется одно слабое место. Охранники, которые дежурили на первом этаже, были «ягнятами» и не имели никакого представления о великих целях Братства. Припарковав автомобиль на одной из стоянок на Сорок восьмой улице, Лоуренс добрался пешком до Мэдисон-авеню и вошел в вестибюль здания. Несмотря на то что на улице было довольно холодно, плащ и пиджак Лоуренс оставил в автомобиле. В руках он нес не портфель, а закрытый стаканчик с кофе и картонную папку, что тоже было частью плана.

Показав пожилому охраннику удостоверение, Лоуренс улыбнулся:

– Мне на двадцать третий этаж, в офис «Народы мира вместе».

– Встаньте, пожалуйста, на желтую метку, мистер Такава.

Лоуренс встал перед сканером радужной оболочки – большой серой коробкой, установленной на столе охранников. Один из них нажал кнопку, и камера сфотографировала глаза Лоуренса. Затем компьютерная программа сравнила полученный снимок с данными о сотрудниках фонда, и на сканере загорелась зеленая лампочка. Пожилой охранник кивнул своему напарнику, молодому латиноамериканцу:

81
{"b":"12214","o":1}