ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Энрике, пропусти мистера Такаву на двадцать третий.

Молодой охранник проводил Лоуренса к одному из лифтов, провел карточкой перед сенсором и оставил посетителя одного. Когда двери лифта раскрылись, Лоуренс вынул из папки несколько официальных бумаг, пытаясь выглядеть погруженным в работу.

Если бы на нем был плащ, а в руке – портфель, то кто-нибудь из сотрудников мог остановить незнакомца и спросить, куда он направляется. Однако легко одетого и уверенного в себе молодого человека все примут за одного из своих коллег. Например, он мог быть новым сотрудником из компьютерного отдела и сейчас возвращался с обеденного перерыва. Воры не носят с собой стаканчики с горячим кофе.

Лоуренс быстро нашел отдел писем и посылок и провел удостоверением перед электронным дверным замком. Вдоль стен комнаты стояли ряды коробок, а письма были аккуратно разложены по различным ячейкам. Сотрудник отдела, судя по всему, развозил очередную тележку с почтой и мог вернуться уже через пару минут. Лоуренсу следовало торопиться, чтобы как можно скорее отыскать посылку и уйти.

Когда Кеннард Нэш впервые упомянул о том, что Майклу требуется найти меч-талисман, Лоуренс послушно кивнул и пообещал сделать все необходимое. Через пару дней он позвонил генералу и в самых общих чертах рассказал о добытой информации. В информационной системе, объяснил Лоуренс, имеются сведения о том, что много лет назад в японском отеле «Осака» был убит Арлекин по имени Спарроу. Не исключено, что члены японского Братства забрали с места происшествия его меч.

Генерал Нэш пообещал связаться с друзьями из Токио. Почти все они были крупными бизнесменами и искренне считали, что Странники угрожают стабильности японского общества. Четыре дня спустя Лоуренс, используя код доступа генерала, открыл его электронный почтовый ящик. «Мы получили ваш запрос и рады оказать посильную помощь, – гласило одно из сообщений. – Нужный вам предмет отправлен на адрес административного центра в Нью-Йорке».

Лоуренс зашел за угол и у стены заметил пластмассовую коробку. На ней был наклеен почтовый бланк с японскими иероглифами и таможенная декларация, которая описывала содержимое посылки как «реквизит для премьеры фильма о самураях». Братство не сообщало японскому правительству, что пересылает меч четырнадцатого века, национальное сокровище, созданное древним мастером.

На столе для приема посылок лежал резак. Лоуренс взял его и вскрыл посылку, разрезав упаковочную ленту и таможенные пломбы. Внутри оказался комплект самурайских доспехов из стекловолокна. Лоуренс разочарованно осмотрел нагрудник, шлем, наручи, а потом, на самом дне коробке, заметил завернутый в коричневую бумагу меч.

Лоуренс взял оружие в руки и тут же понял, что оно чересчур тяжелое, чтобы быть сделанным из стекловолокна. Он торопливо сорвал обертку с рукояти меча, и ее отделка сверкнула золотом. Это был меч его отца. Меч-талисман.

Всякий раз, когда какой-нибудь подозрительный сотрудник не выходил на работу, Буна начинало мучить беспокойство. Через пять минут после разговора с лондонским отделением он направил к дому Лоуренса Такавы одного из своих людей. Когда туда подъехал сам Бун, фургон наблюдения уже стоял через дорогу от дома. Натан забрался внутрь через заднюю дверь и увидел агента Дорфмана. Тот жевал кукурузную лепешку и глядел на экран тепловизионного прибора.

– Такава до сих пор в доме, сэр. Он звонил в центр сегодня утром и сказал, что подхватил грипп.

Бун присел на корточки и вгляделся в изображение на экране. Стены и трубы были обозначены бледными линиями, а в спальне ярко светилось тепловое пятно.

– Это спальня, – сказал Дорфман, – а это наш больной работник. «Защитная цепь» тоже показывает, что он в доме.

Пока они наблюдали за экраном, светлое пятно вдруг соскочило с кровати и как будто ползком подобралось к открытой двери. Несколько секунд оно стояло на месте, а затем вернулось в постель. За все время, пока тело передвигалось по комнате, оно не поднялось над полом выше двух-трех футов.

Натан распахнул заднюю дверь фургона и выпрыгнул на тротуар.

– Думаю, нам пора поговорить с мистером Такавой, – сказал он. – Или с тем, что лежит в его постели.

Им потребовалось сорок пять секунд, чтобы выбить входную дверь дома, и десять секунд, чтобы войти в спальню Лоуренса. По всей кровати оказалось разбросано собачье печенье, а посреди матраса лежала дворняга и грызла говяжью кость. Бун подошел к ней поближе, и собака тихо заскулила.

– Хорошая собака, – пробормотал Натан. – Хорошая.

К ошейнику пса был привязан пластиковый пакет из-под сандвича. Открыв пакет, Бун достал из него электронный чип, перепачканный кровью.

Лоуренс Такава ехал на юг по Второй авеню, а на лобовое стекло его автомобиля падали дождевые капли. Небо затягивали темно-серые тучи. На стальном флагштоке развевался американский флаг. Приближалась сильная гроза. Лоуренс подумал, что придется ехать осторожнее. Его правая рука была тщательно перевязана, но рана до сих пор болела. Стараясь не замечать боли, Лоуренс взглянул в зеркало на заднее сиденье. Днем раньше он купил целый набор клюшек для гольфа и специальную сумку. Меч с ножнами он пристроил между айроном и паттером.

Ехать сейчас в аэропорт было рискованно, но Лоуренс тщательно все рассчитал. Сначала он думал о том, чтобы купить подержанный автомобиль, в котором не было бы спутниковой системы навигации, однако такую покупку могли засечь поисковые программы Табулы. Меньше всего на свете Лоуренсу хотелось получить электронное послание с вопросом: «Зачем вы приобрели новый автомобиль, мистер Такава? Что случилось с машиной, которую вам предоставили в нашем фонде?»

Самая действенная маскировка заключается в том, чтобы вести себя как можно естественнее. Лоуренс собирался спокойно доехать до аэропорта Кеннеди, сесть на самолет до Мексики и к восьми часам того же вечера оказаться в курортном городе Акапулько. С того момента он исчез бы из Системы. Вместо того чтобы ехать в один из отелей, Лоуренс собирался нанять прямо в аэропорту водителя-мексиканца и отправиться на юг, в сторону Гватемалы. Водителя необходимо было менять каждые сто миль, ночевать в маленьких пансионах, а наутро искать новый автомобиль. В Центральной Америке, особенно в сельской местности, Лоуренс мог не опасаться камер видеонаблюдения и компьютерных программ слежения.

В подкладку плаща он зашил двенадцать тысяч долларов. На сколько времени могло хватить этих денег, Лоуренс не знал. Возможно, ему придется давать взятки местным чиновникам и купить домик где-нибудь в деревне. Кроме наличных, у Лоуренса не было никаких средств. Он не мог использовать кредитную карточку или выписать чек без того, чтобы не попасть в поле зрения Табулы.

На лобовое стекло упало еще несколько капель – сразу две или три. Лоуренс остановился на светофоре и смотрел, как через дорогу бегут люди с зонтиками, торопясь укрыться где-нибудь до того, как начнется гроза. Загорелся зеленый свет, и Лоуренс повернул налево, в сторону тоннеля Мидтаун. «Пора начинать новую жизнь, – подумал он. – Старая закончилась». Опустив боковое стекло, Лоуренс выбросил на дорогу кредитные карточки. Если кто-нибудь подберет их и использует, Табула собьется со следа еще сильнее.

Когда Натан Бун добрался до исследовательского центра, там его уже ждал вертолет. Выбравшись из автомобиля, он пересек лужайку и сел рядом с пилотом. Вертолет начал медленно подниматься в воздух, а Бун вставил провод от своих наушников в специальное гнездо на панели и услышал голос Саймона Лейтнера:

– Двадцать минут назад Такава появлялся в административном центре на Манхэттене. Зашел по своему удостоверению в отделение писем и посылок и через шесть минут вышел.

– Вы смогли выяснить, что он там делал?

– Пока нет, сэр. Сейчас они проводят инвентаризацию, проверяют, что пропало – письмо или посылка.

– Начинайте полное сканирование информации, ищите любые сведения о Такаве. Кредитные карты и банковские счета проверили?

82
{"b":"12214","o":1}