ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бун постарался не показывать гнева, и Макги, важно раскачиваясь, вернулся к подчиненным. Может, не будет ничего страшного? Пускай делает свою инспекцию. Все трупы, завернутые в полиэтилен, давно лежали в одном из фургонов. Чуть позднее их должны были отвезти в Бруклин, к знакомому владельцу похоронного бюро, чтобы тот сжег их, а пепел развеял над морем.

Административное здание Бун решил обследовать до того, как туда сунет нос Макги. В холле третьего этажа должны были находиться двое охранников, которых отправили туда убрать с пола залитый кровью ковер. Все камеры видеонаблюдения вышли из строя, но Бун все равно вел себя так, словно за ним наблюдают. Стараясь выглядеть уверенно, он пересек прямоугольный двор. Зазвонил сотовый. Бун ответил на вызов и услышал в трубке раскатистый голос Кеннарда Нэша:

– Как у вас там ситуация?

– Пожарные собираются провести инспекцию всех зданий.

Генерал громко выругался.

– Кому мне позвонить? В офис губернатора? Губернатор имеет право их остановить?

– Не надо никого останавливать. От всех мало-мальски важных улик мы избавились.

– Они могут выяснить, что пожар начался не случайно.

– Я хочу, чтобы именно это они и сделали. Я направил ребят в квартиру Лоуренса Такавы. Они оставят у него на кухонном столе самодельное взрывное устройство, а на компьютере напечатают письмо с угрозами. Когда здесь появятся следователи, я расскажу им о нашем обозленном сотруднике…

– И они начнут искать того, кто бесследно исчез. – Генерал рассмеялся. – Отличная работа, мистер Бун. Поговорим вечером.

Генерал Нэш, не попрощавшись, положил трубку. Бун стоял в одиночестве у входа в административное здание. Оценивая все случившееся за последние несколько недель, он вынужден был признать, что сделал несколько промахов. Во-первых, недооценил силы Арлекина. Во-вторых, не прислушался к собственным подозрениям относительно Лоуренса Такавы. В-третьих, несколько раз поддался гневу и позволил ему повлиять на свои решения.

С тех пор как пламя потушили, дым успел превратиться из черного в грязно-серый. Он выходил из вентиляционных отверстий, поднимался в небо и растворялся в нем, как обычные выхлопные газы. Братство потерпело временную неудачу, но победа все равно останется за ним. Политики могли сколько угодно рассуждать о свободах, разбрасывая слова как разноцветные конфетти. Они ничего не значили. Традиционные представления о свободе остались в прошлом.

В первый раз за все утро Бун нажал кнопку на наручных часах и с удовольствием отметил, что пульс у него нормальный. Он выпрямил спину, расправил плечи и вошел в здание.

62

Майя провалилась в сон и оказалась в одиночестве в темном тоннеле. Здесь на нее снова напали трое футбольных фанатов. Майя отбилась от них и сбежала вниз по лестнице. На платформе дрались какие-то люди, пытаясь выбить стекла в вагонах поезда. Торн схватил дочь за руку и втащил ее в вагон метро.

Майя столько раз вспоминала о том случае, что он стал неотъемлемой частью ее сознания. «Проснись, – сказала она себе. – Хватит». Однако на этот раз она осталась во сне дольше обычного. Поезд тронулся, и Майя прижалась лицом к шерстяному пальто Торна. Затем зажмурила глаза и, прикусив губу, почувствовала на языке вкус собственной крови.

Ее душили злость и обида, но сквозь темноту пробивалось и другое чувство. В следующую секунду Майя поняла, что тайна вот-вот откроется. Торн всегда был сильным, храбрым и самоуверенным. Он предал ее там, на лестнице в метро, однако в тот день случилось еще кое-что. Поезд тронулся с места и въехал в тоннель. Майя подняла голову и, посмотрев на отца, увидела, что он плачет. Когда-то ей не верилось, что Торн способен проявить такую слабость. Сейчас она понимала, что это случилось на самом деле. Слеза на щеке Арлекина была редким и драгоценным подарком. Она говорила: «Прости меня». Прости за то, что я с тобой сделал.

Майя открыла глаза и увидела, что сверху на нее смотрит Вики. Несколько секунд Майя балансировала между сном и реальностью и видела лицо Торна, одновременно чувствуя под рукой одеяло. Еще один вздох, и отец исчез.

– Ты меня слышишь? – спросила Вики.

– Да. Я не сплю.

– Как ты себя чувствуешь?

Майя сунула руку под одеяло и ощупала повязки на раненом бедре. Если она двигалась быстро, то боль становилась резкой, как от удара ножом. Если не шевелилась, боль была тупой и ноющей, будто ногу прижигали клеймом. Торн всегда учил дочь, что игнорировать боль нельзя. Следовало сосредоточить ее в одной-единственной точке и не пускать дальше.

Майя осмотрелась по сторонам и вспомнила, как ее укладывали на кровать. Она была в пляжном домике на побережье Атлантического океана. Вики, Холлис и Габриель привезли ее на Кейп-Код после нескольких часов в частной бостонской клинике. Ее владелец принадлежал к церкви Исаака Джонса и жил в этом пляжном домике летом.

– Дать тебе еще таблетку?

– Никаких таблеток. Где Габриель?

– Гуляет по пляжу. Ты не волнуйся. За ним Холлис присматривает.

– Я долго спала?

– Часов восемь или девять.

– Позови Холлиса с Габриелем, – сказала Майя. – Собирайте вещи. Пора уезжать.

– Нам не надо никуда ехать. Здесь мы в безопасности по крайней мере еще несколько дней. О том, что мы здесь, знает только доктор Льюис. Доктор тоже верит в то, что долг не оплачен. Он никогда не предаст Арлекина.

– Табула ищет нас.

– Сейчас уже холодно, и по пляжу никто не гуляет. Соседний дом будет пустовать всю зиму. В поселке закрыты почти все магазины, а в остальных мы не видели никаких камер наблюдения.

Сейчас Вики выглядела сильной и уверенной в себе, и Майя вспомнила ту робкую девушку, что встречала ее в аэропорту Лос-Анджелеса всего несколько недель назад. С тех пор все изменилось. Появился Странник, и время словно пошло быстрее.

– Мне надо поговорить с Габриелем.

– Он вернется через несколько минут.

– Помоги мне, Вики. Я не хочу лежать в постели.

Майя приподнялась на локтях и снова почувствовала острую боль. Стараясь не показывать, что ей больно, она встала на здоровую ногу и одной рукой оперлась о плечо Вики. Женщины медленно вышли из спальни и направились к входной двери.

На ходу Вики рассказала Майе, что случилось после побега из научно-исследовательского центра. Доктор Ричардсон оказал ей первую помощь прямо в фургоне, а Холлис отвез их в Бостон. Сейчас Ричардсон был на пути в Канаду, к старому другу, который владел молочной фермой в провинции Ньюфаундленд.

Фургон Холлис припарковал в одном из бедных районов Бостона, оставив ключ зажигания в машине. В пляжный домик они приехали на другом фургоне, который заняли у еще одного последователя Исаака Т. Джонса.

На полу пляжного домика лежал толстый берберский ковер, деревянная и кожаная мебель была простой и чистой. Раздвижная стеклянная дверь вела на террасу, и Майя заставила Вики вывести ее наружу. Только сев в шезлонг, она поняла, как много сил потратила на то, чтобы пройти всего-навсего тридцать футов. По лицу у нее стекал пот, и Майю начала бить дрожь.

Вики вернулась в дом, принесла одеяло и тщательно укутала им Майю, чтобы та немного согрелась. Пляжный домик стоял неподалеку от песчаных дюн, тут и там заросших кустами шиповника, травой и темно-зеленым вереском. Ветер ерошил сухую траву, и Майя чувствовала запах океана. Над домом кружила одинокая крачка, будто выискивая место для отдыха.

С террасы к пляжу вели деревянные ступени. Было время отлива, и Габриель стоял футах в пятистах от Майи, у самой кромки воды. Холлис сидел на песке, в стороне от Странника. На коленях у Холлиса лежал какой-то предмет, завернутый в яркое пляжное полотенце. Майя догадалась, что это винтовка. В тихом, изолированном домике никто не нуждался в Арлекине. Вики с Холлисом устроили все сами. Она должна была охранять Габриеля, а спасать пришлось не его, а ее, Майю. Габриель нес ее по тоннелю и поднимал на веревке из вентиляционной шахты.

98
{"b":"12214","o":1}