ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я ваш человек! — быстро ответил тот.

Пятна крови на палубе удивительным образом придали ему пыла. Его глаза часто моргали, а бородка подрагивала. Так ему не терпелось показать свою преданность.

— Отлично сказано! — похвалил Старик. — А теперь, помощник Гарри, поднимай всех матросов снизу — спящих, повара, его помощника и всех остальных. Мы взяли отличный корабль! Он будет еще лучше, если плотник проявит свое умение. Нам нужна крепкая команда, чтобы двигаться дальше.

Коротышка спустился вниз исполнять приказ. В глубине корабля они услышали ворчливые голоса тех, кого пришлось разбудить. Но по мере того, как они один за другим поднимались на палубу, ворчание стихало. Никто из них не отказывался связать свою судьбу с командой Старика. Пятна крови и свирепые лица вокруг говорили сами за себя. Некоторые из них вынуждены были признать, что сопротивляться в данной ситуации бессмысленно. Среди них был Вилли Конти.

И это была чистая правда. Спустя несколько лет после смерти старой королевы флот развалился. Торговцы, вынужденные проплывать у южных берегов Англии, были готовы к тому, что почти наверняка встретят эскадру галер, поджидавших свою добычу. Многие моряки промышляли пиратством. Те, которые избежали этого, были наслышаны о галеонах, нагруженных сокровищами Вест-Индии и перевозящих прекрасных красавиц Испании. Это будоражило их умы и подталкивало вкусить прелести такой жизни.

Повар изобразил на лице широкую улыбку. Он хлопнул мальчишку по спине и начал кричать о том, что, когда он сам был ребенком, он плавал вместе с Джоном Дженником, и что, начав свой путь в такой отчаянной компании, он будет раз закончить его подобным плаванием. Все рассмеялись, увидев, как мальчик побледнел и задрожал. Они дружно одобрили слова повара. Вилли Конти встретился глазами с Филом. Что-то в их взглядах заставило Старика нахмуриться. Он никогда ничего не упускал из виду.

«Роза Девона» тяжело прокладывала себе путь. Корабль старался держаться против ветра, но море еще не успокоилось, а ветер скорее мешал, чем помогал ходу судна. Ярко светило солнце. Небо было ясным, а море — пронзительно синим. Ко несмотря на такие краски ни один человек, мало-мальски умеющий предсказывать погоду, не мог сказать с уверенностью, что тяжелые дни для «Розы Девона» закончились. Канаты бросали на паруса тени стального оттенка. Красные пятна на палубе сочетались по цвету с краской на шкафуте. В этом было что-то зловещее. Плотник взял рубанок и проверил пальцем лезвие. Мальчик повернулся спиной к окровавленной палубе и смотрел в морскую даль. Он был мал и жизнь еще не приучила его быть жестким.

— За дело, ребята! — весело выкрикивал Старик. — Мы вместе и это здорово. Никто не сможет нажиться на нашем труде. Бог послал нам этот славный корабль. Плотник сделает из него надежную крепость. Гарри Малькольм — наш помощник и комендор, а Филип Маршам остается нашим боцманом. Не ворчите! Он пришел с Мартином Барвиком и сидел на кухне у мамаши Тэйлор. И все мы скоро соберемся там, и поднимем кружки, и выпьем за успешное плавание. Работа у нас найдется. Все должно быть приведено в порядок. Да, и нужно похоронить Рэба.

Коротышка все бродил между орудиями и молча улыбался. Орудия ему нравились. Они были наполовину из меди и заряжались двенадцатифунтовыми ядрами. Такая артиллерия вполне подходила для морских баталий. Но, увы! Она была бессильна перед врагом, появившемся на борту корабля. «Роза Девона» продолжала свой путь в ярких лучах солнца. Одна в безбрежном море. А в рулевой рубке лежало забытое тело Фрэнсиса Кэндла.

ГЛАВА 12

КЕЧ «ДИКОБРАЗ»

Старик стоял на юте и смотрел на палубу. Сверху он заметил кока. Тот вышел из душного камбуза, чтобы проветриться и погреть на солнышке свою лысину.

— Эй, кок! — крикнул ему Старик. — У меня есть задание для тебя. Вытаскивай из запасников рис, смородину, имбирь и лучшую пшеничную муку. Может, там найдется изюм и марципаны. У этого Кэндла был отличный вкус. Неси лучшие сыры. Не забудь сказать нам о том, если вдруг раскопаешь хорошее винцо. Одним словом, неси все самое лучшее и устрой такой пир, чтобы мы запомнили его на всю жизнь!

Кок довольно улыбнулся и потер свой большой живот. Он никогда не упускал возможности стащить со стола лакомый кусочек. И сейчас у него уже потекли слюнки.

— Есть, капитан! — шустро ответил он. — Все это для вас и помощника Мэлькольма?

— Да нет же, скупердяй! Неужели ты думаешь, что настоящие моряки ведут себя так низко! Времена изменились. Да, я капитан, но это не дает мне преимущества перед другими. Все одинаково равны и каждый может встать со мной на одну доску.

Люди из команды Старика одобрительно зашумели. Кок растерялся. А мальчик содрогнулся при мысли, что ему придется обслуживать людей, каждый из которых имеет равное право отвесить ему лишний подзатыльник. Кок спустился вниз. Было слышно, как он грубо подгоняет помощника открывать запасники. Весть о том, что затевается пиршество, быстро разлетелась по кораблю. Вилли Конти и боцман при встречи обменялись подозрительными взглядами. Настороженность была в глазах всех матросов из бывшей команды «Розы Девона». Они хорошо знали, что, если капитан так щедро угощает своих матросов, то дела на корабле обстоят неладно. Зато люди Старика безумно радовались. Они хлопали друг друга по спине и кричали, что их капитан — лучший из всех, кого можно пожелать. Не нашлось ни одного безумца, который отважился бы это оспорить.

Над палубой густой пеленой поднимался дым, а через некоторое время можно было уловить запах жарящейся пищи. Самые глупые из матросов похлопывали себя по животу и жадно облизывали губы. Они шептались о том, что мальчик накрыл стол в каюте льняной скатертью, а помощник повара сгибается под тяжестью обильной еды. Вскоре кок созвал людей отведать такого чудесного нектара, который и не снился простым матросам. Это приглашение было встречено дружным криком и многие, сшибая друг друга, кинулись туда.

Старик стоял, облокотившись на корму, и улыбался. К нему подошел Гарри Мэлькольм. На лице его тоже застыла улыбка. Они оба хорошо знали натуру моряков и ничего не делали бесцельно.

Итак, стол был накрыт и ломился от яств. Люди собирались. У штурвала остался только один человек. Ветер был слабый и это облегчало работу рулевого. Шесть человек осталось в карауле на палубе под надзором Гарри Мэлькольма, который обходил орудия на юте. Кок и его помощник отдыхали после тяжелых трудов в трюме. Они жадно поглощали пищу и запивали отменным ликером, который припрятали для себя. Все остальные столпились в главной каюте. Те, кому не хватило места, пристроились на палубе, на том самом месте, где погиб Фрэнсис Кэндл. Они прислонились спиной к стойкам, пировали и веселились вместе со всеми. Когда все уже наелись, мальчик начал собирать под столом недоеденные куски мяса, тем и поужинал.

Это было незабываемое зрелище. Веселье кипело вовсю. Хотя лица их были грубые и суровые, никто не мог подумать, что руки их обагрены кровью, а на совести не одно убийство. Во главе стола сидел Старик и следил за тем, чтобы и еда и выпивка были в достаточном количестве. По правую руку от него сидел плотник. Он отлично сделал свою работу и залатал все дыры, которые появились в результате шторма, за что и был удостоен чести сидеть рядом с хозяином. Его бородка судорожно подрагивала, когда он в спешке тянулся за большим куском, боясь упустить его, а единственный глаз блестел от удовольствия. Слева от Старика сидел коренастый моряк из числа тех, кого «Роза Девона» подняла на борт. Его звали Пол Крэйг. Это он двумя ударами убил рулевого. Сейчас он склонился над куском мяса и жадно вгрызался в него, пока оно не стало застревать у него в горле. Он был широк в плечах, вспыльчив и глуп. Другого великана подстать ему звали Джозеф Кирк. Он улыбался всем направо и налево и много пил, пока голова не упала ему на грудь. Чуть поодаль в углу сидел худощавый человек невысокого роста с крючковатым носом. Он был почти старше всех, но морщины не тронули его гладко выбритого лица и только несколько глубоких линий вокруг глаз делали его похожим на ястреба.

21
{"b":"12215","o":1}