ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он взял по щепотке из каждого пакетика и каждую щепотку положил на стол на кусок бумаги недалеко друг от друга. Потом взял сухую палочку, обмотал ее конец веревкой, обильно смоченной в селитре, зажег ее с одного конца и поднес к пороху. Раздался легкий взрыв и вспышка. На месте хорошего пороха не осталось и следа. Он сгорел быстро и без дыма, не задев бумагу. Испорченный порох горел медленно, сильно дымил и в некоторых местах прожег бумагу.

Старик выругался про себя.

— Получается, у нас только три бочки хорошего пороха? — спросил он.

— Нет, больше. Последнюю бочку они просто забывали переворачивать. Вся селитра осела вниз. Так что внизу порох хороший. Мы будем переворачивать ее вверх-вниз и восстановим весь порох.

— Я возьмусь восстановить тот порох, который испортился от долгого лежания, — произнес Филип Маршам.

— Ты лучше смотри за парусами и такелажем, боцман, — криво усмехнулся Джейкоб. — Ты будешь перемалывать порох. С этим ты справишься. Но селитру буду класть я. Я научу тебя делать такой порох, какой пожелаешь — белый, красный, синий или зеленый.

Трое склонились над столом, разглядывая порох. Джейкоб был единственным, кто спокойно воспринял события прошлой ночи. Капитан и помощник кидали друг на друга недовольные взгляды. От них недовольство распространялось на всю команду.

Половина матросов проснулись на утро с головной болью. В этом они могли винить только собственную глупость. У других было такое настроение, как будто они засыпали с надеждой заполучить огромные сокровища, а вместо этого нашли под подушкой только морскую гальку. «Дикобраз» не обогатил их, зато они изрядно пострадали от его игл. На корабле начались раздоры. В трудной ситуации пираты забывают о дружбе. Неудачи разобщают их.

— Покончим с этим, — сказал, наконец, Старик. Он отодвинул в сторону пакеты с порохом и скрестил на груди руки. — Мы теряем время. Среди нас есть вор.

— Вор? — Лицо боцмана покраснело от ярости, потому что все трое разом уставились на него.

Старик и Гарри Мэлькольм обменялись быстрыми взглядами, а Джейкоб плотно сжал тонкие губы и нахмурил брови.

— Итак, — возмутился Фил, — вы обвиняете меня в воровстве!?

— Кто-то, — начал Старик, тщательно подбирая каждое слово, — задумал хитрый заговор против нас.

— Продолжай, продолжай!

— У меня нет сомнений в том, что у этого человека рубашка трещит по швам от злости.

В каюте наступило тягостное молчание. Джейкоб хмуро переводил взгляд с одного на другого. Фил невольно занял оборонительную позицию. Он отступил назад и смотрел на них не отрываясь.

— Без сомнения, он очень хитрый малый, — прервал молчание Гарри Мэлькольм, — и здорово замаскировался. Но ему стоит помнить, что он может погубить себя собственными же руками.

Капитан и помощник переглянулись, и Старик едва заметно улыбнулся. И опять его улыбка появилась так же быстро, как и исчезла.

— Нет, Филип, тебя мы ни в чем плохом не подозреваем. Но тебе следует повнимательнее присмотреться к своей команде. Кто-то что-то подстроил, чтобы вывести корабль из строя. Теперь мы должны как можно быстрее добраться до ближайшего берега, чтобы все трусливые предатели смогли покинуть нас. Но тебя, Фил, мы ни в чем плохом не подозреваем.

Говорил он мягко, но все трое смотрели на Филипа Маршама, как коты на мышь. Юноша был не так глуп и знал, откуда этот взгляд.

Лица у них были суровые. У одного — проницательное и даже красивое, но в какой-то дьявольской манере. У другого — более простое, но вдумчивое и с печалью скрытого эгоизма. У третьего — немолодое, мудрое и корыстное. Глаза капитана и помощника смотрели холодно и жестко. Лицо Джейкоба не выражало ничего. Он был слишком поглощен своими мыслями.

Весь этот день Джейкоб сидел на корточках на палубе и возился с досками и инструментами. Он выбирал крепкое, добротное, просушенное дерево без сучков и зарубок. Плотник по его указанию тщательно обстругивал доски. Под рукой у Джейкоба лежали линейки, небольшой угольник и циркуль. С особенной тщательностью он начал что-то вырезать на доске, действуя по одному ему ведомому плану. Так он проработал до самой ночи. Время от времени он хмурил брови, лицо его принимало сосредоточенное выражение и он что-то тщательно высчитывал. Потом приказал принести ему уголь и ступку. Уголь он тщательно потолок в мелкий порошок и перемешал с льняным маслом. Полученной смесью он намазал доску, над которой до этого долго трудился. Он внимательно смотрел на нее, то и дело трогая рукой. Масло он перелил в чашку, которую нашел в шкафу в главной каюте, и этим маслом начисто протер доску. На дереве черным рельефом осталось то изображение, которое он так жаждал получить — цифры и деления.

Он взял свое изделие и ушел с ним в каюту. Там при свете фонаря он разложил свои инструменты и просидел до поздней ночи. Дверь была открыта и проходившие мимо видели, как он низко склонился над столом. Наконец, он выпрямился, откинулся назад и вздохнул с облегчением. Он был, как всегда, серьезен. Работа была сделана — грамотно и умело. На столе перед ним лежали пассажный инструмент и масштабная линейка.

— Вот с этим, — сказал он, обращаясь к Старику. Старик сидел напротив него, спокойно курил трубку и потягивал вино. — И с тем, что вор все-таки нам оставил, мы можем вести корабль, куда захотим.

Старик внимательно изучил пассажный инструмент. На нем причудливо и замысловато красовались какие-то цифры и пометки. Не обращая внимания на слова Джейкоба, Старик пробормотал:

— И все-таки я подрежу крылышки этой пташке.

— Хоть он и хитер, но у меня такое чувство, что он попадется в силки, — произнес Джейкоб как всегда спокойно и серьезно.

— Тот ли он, о ком мы думаем, или нет, — продолжал Старик. — Но я устрою ему такую западню, в которую попадется самая хитрая лисица. — При этих словах его худое лицо исказила злобная гримаса, а на губах появилась жестокая улыбка.

ГЛАВА 14

ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ, ПРЕВОСХОДНЫЙ КОК

Астрологи и прорицатели предсказывали судьбу во все времена. Они смотрели на звезды и говорили что-то в таком духе: «Опасайтесь того-то и того-то, ибо это Дьявол строит свои козни, чтобы погубить вас». Возможно, в этом был свой смысл. Когда же моряк обратится за помощью к астрологу, чтобы тот подсказал ему, куда плыть дальше, то он, вероятнее всего, наткнется на ученого дуралея, который, задумчиво почесав подбородок, важно произнесет: «Что же, давайте разберемся. Созвездие Козерога влияет на заболевания коленных суставов, лодыжек, проказу, чесотку и опухоли. Оно распространяет свое влияние на плодородные земли, неурожайные поля и загоны для скота, а также и на корабли и все, что с ними связано». Дальше он пустится в пространные рассуждения о неизменных углах и восходящей звезде, которая вот уже четвертую неделю занимает на небе свою точку. Но в это самое время может произойти как раз то неожиданное и вполне земное событие, которое и окажется роковой проделкой Дьявола и нарушит ваше спокойствие.

Вот о таких, на первый взгляд случайных событиях, и пойдет дальше речь. Они случаются внезапно, но способны в корне изменить весь дальнейший ход событий.

Спустя неделю после того, как «Роза Девона» взяла курс на юг, матросы заметили вдали судно. Был полдень. Неизвестный корабль, похоже, не желал встречи с «Розой Девона» и спешил скрыться из виду. Это была набольшая тихоходная пинка. «Розе Девона», несмотря на отсутствие бизань-мачты, удалось без труда нагнать ее. Еще за два часа до наступления темноты они взяли судно на абордаж. На его борту было всего двенадцать матросов. Все они ужасно перепугались, когда черный фрегат накрыл их своей тенью. Чтобы избежать еще более горькой участи, они сдались без сопротивления и все без промедления согласились перейти на борт «Розы Девона». Они сами перенесли весь свой скудный груз соленой рыбы с корабля на корабль и взяли с собой шлюпку. Рыбаки не проронили ни звука, когда их новый капитан и его люди грабили судно и самих матросов. Пираты забрали все — кольца, ножи, и даже сняли одежду с пленных. Итак, «Роза Девона» с грузом награбленного и новобранцами на борту вновь распустила паруса и продолжала свой путь.

25
{"b":"12215","o":1}