ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Один из захваченных матросов начал было проявлять слабое недовольство происходящим, но тут же получил удар по голове. Старик нашел его мертвым на палубе и выбросил за борт. Больше с рыбаками никаких проблем не было.

Уже не было тайной, что среди самих пиратов на «Розе Девона» назревает беспокойство. Старик приказал боцману созвать всех наверх на палубу тогда, когда там происходила смена караульных.

Он стоял на юте и, облокотившись на орудие, смотрел вниз на лица собравшихся. На лице его застыла недобрая улыбка.

— До меня дошли слухи, — начал он, — что кто-то выражает недовольство тем, что мы не смогли захватить «Дикобраз». Это был простой кеч, но количество матросов на нем и число пушек превосходило наши. Другие жалуются на то, что взятая недавно пинка не представляет никакой ценности. Но я хочу напомнить, что теперь наша команда пополнилась еще одиннадцатью матросами, а это дороже золота.

Старик переводил взгляд с одного на другого, и его тонкое лицо опять покрылось мелкими морщинками, за которые его так и прозвали. На палубе собралась вся команда. Мартин и повар, Филип Маршам и Вилли Конти, Пол Крэйг и Джо Кирк, одноглазый плотник и другие матросы. Никто из них, за исключением, пожалуй, только Гарри Мэлькольма и старика Джейкоба, не мог сказать с полной уверенностью, какие мысли кроются в голове Тома Джордана.

— Я предлагаю положить конец этому недоразумению. Разве я вам не говорил, что эти северные широты годятся только для трусливых ворон? Разве я не говорил, что мы должны плыть на юг и там искать добычу, достойную орлов? Мы выберем удобную гавань у одного из тенистых островов, там, где водится крупная рыба и растут сочные фрукты. И там мы построим свой собственный город. Мы будем взимать пошлину с испанских королевских судов. У их знати мы возьмем женщин, золото и вино. Мы будем жить в свое удовольствие, купаться в роскоши и богатстве и упиваться негой.

Некоторым такая речь пришлась по душе, но кое-кто еще сомневался. Старик прочитал это по их лицам и снова обратился к собравшимся:

— Высказывайтесь! Я хочу, чтобы все прямо говорили, что они думают.

— Все это сказки, — проворчал один из матросов. — А пока у нас только одни беды. Беды и кастрюли с рыбой.

— И я думаю, — подхватил другой, — что мы и дальше будем обходиться соленой рыбой и ворованным мясом. И не видать нам ни хорошего вина, ни золота, ни красивых женщин.

— Глупая мысль, — ответил Старик.

Он улыбнулся и слова прозвучали не обидно. Таких недовольных речей он не боялся. Старик охотился за другой птицей.

Джейкоб поднялся со своего места и все замолчали, выжидая, что он скажет.

— Надо положить конец всем этим разговорам, — говорил он медленно. — Сейчас мы идем на юг и сворачивать с этого пути было бы откровенной глупостью.

Матросы ждали продолжения, но Джейкоб замолчал и отвернулся.

Неожиданно заговорил Старик.

— Эй, Вилли, — он нашел глазами того, к кому обращался, — а что скажешь ты?

Вилли Конти встретился глазами со Стариком и побледнел.

— Я скажу, — ответил он, — что до тех пор, пока у нас на борту есть запасы рыбы, мы можем не волноваться о провианте.

— В твоих словах есть доля правды, — дружелюбно улыбнулся Старик, но ответ ему не понравился. Вилли Конти понял это по его взгляду.

— Кок, ступай и свари нам рыбы. И побольше.

Шепот приглушенных голосов перерос в смех.

— Слушаюсь, капитан! — громко отозвался кок.

— За наше долгое путешествие и все несчастья мы получим кастрюлю рыбы. — Так говорили моряки, расходясь по своим местам. Если раньше это заставляло их невольно ворчать, то теперь они весело смеялись. Они смотрели на это как на забаву и отпускали по этому поводу шуточки, смешные и не очень.

А повар крикнул своего помощника и приказал ему достать ящик рыбы и поставить кастрюлю на огонь. При этом он каждый раз дергал юношу за ухо, так что уши у бедняги распухли и покраснели.

Старик повернулся к Гарри Мэлькольму:

— Ты видел, как это парень ловко свернул за угол? Его хитрый вид говорит сам за себя. Чертовски скользкий тип. У меня уже руки чешутся перерезать ему глотку.

— Сейчас это было бы очень глупо. Где есть один, там всегда найдется другой. И один поможет нам выйти на второго.

Старик хрипло рассмеялся в знак одобрения и поддержки. Они понимали друг друга с полуслова. Сейчас оба ушли с палубы, довольные собой и своими действиями.

Внизу на камбузе весело кипел чайник. Повар светился от гордости за то, что у него есть помощник, которым можно понукать. Он подгонял беднягу шлепками направо и налево. Он запустил в него сковородкой, когда плита задымилась больше обычного, швырнул ему в лицо полную горсть муки, когда тот замешкался с дровами. А когда помощник случайно разлил кружку воды, кок в ярости набросился на него и повалил на пол. Юноша сделал слабую попытку защищаться, но кок схватил его за волосы, приставил к его груди нож и поклялся пустить ему кровь. Да, повар был на редкость в веселом расположении духа. Он изрядно выпил из припрятанного специально для себя бочонка и постепенно становился все веселее и заносчивее. Вино совсем затуманило ему голову. Он был пьян намного сильнее, чем думал.

— Пошевеливайся, свинья! Чертово отродье! — орал он. — Выложи рыбу и отбери лучшие куски для капитана. Позови мальчишку и пусть он поторапливается! Пошевеливайся, отнеси эти блюда в каюту! — С этими словами он отвесил бедняге такой подзатыльник, что сбил его с ног.

Юноша бросился исполнять указания. Кок, довольный своим положением, уселся с бокалом вина в руках и продолжал пить. Свирепым взглядом он следил, как носятся взад-вперед напуганные помощник и мальчик от капитана.

— Это самое замечательное и превосходное вино, — кок рукавом вытер лысину. — Мне повезло, что я припрятал его для себя. Честно говоря, я с большим удовольствием буду коком, чем капитаном. Все съестные припасы в моих руках и я могу есть все, что пожелаю. Даже капитан, да что там, сам Лорд-адмирал Англии глупее меня. Рыба, говорите? Нет, это не для меня. Пусть ее едят другие. — Он уже не замечал, что говорит в пустоту. В кухне не было даже его помощника. — Честное слово, я замечательный, превосходный кок! Я могу стать капитаном. Я могу даже стать управляющим какой-нибудь плантации и жениться на красивой испанке с большим приданым. У нее должно быть очень большое приданое, если она хочет стать моей женой. Да, я замечательный, превосходный кок.

Чем больше он пил, тем глупее становился. Через некоторое время он наклонил голову, прислушался и произнес:

— Я слышу крики! Похоже, они кричат мне «ура!». Вот они спускаются, чтобы отдать мне честь. Честное слово, я самый замечательный и превосходный кок! Рыба им понравилась. Ну и дураки же они, что едят ее!

Он так и сидел, склонив голову набок, когда в кухню ворвались матросы.

— Пришли за добавкой рыбы? — закричал он. — Кастрюля вон там. Что? Что вы говорите? Вы что, с ума сошли, ребята? Вы сами не знаете, с кем вы разговариваете!

— Придурок! Негодяй! Мошенник! — орали они. — Сейчас ты у нас получишь! Ты что, не слышал крики? Решил надуть нас?

С этим словами двое из них схватили его за голову, а двое вцепились ему в ноги. Они обмотали его веревкой и поволокли на лестницу. Свободный конец веревки они бросили вверх. Человек у люка поймал его и потащил повара наверх. Тот визжал и брыкался, как толстый боров. Они втащили его в каюту. Со всех сторон на него сыпались проклятья. Матросы швыряли в него куски рыбы. Его с трудом поставили перед столом, напротив Старика и Гарри Малькольма. Все были вне себя от ярости.

— Черт побери этого кока! — выругался Старик. — На закуску мы посмотрим, как ты будешь есть эту рыбу, которую мальчишка принес нам. — Он с грохотом поставил перед поваром огромное блюдо. — Ешь это. Ешь все до последней косточки, или я сам зарежу тебя и поджарю на ужин.

— В чем дело? — пробормотал кок. Он немного протрезвел от такой встряски и был слегка озадачен, но все еще полностью доволен собой. — Кости есть я не буду. Они острые и могут застрять в горле. А вот мясо отменное. Я с удовольствием отведаю кусочек. Я так старательно трудился, чтобы его приготовить, что даже крошки не попробовал, хотя умирал с голоду.

26
{"b":"12215","o":1}