ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Голос повара дрожал. Он был неуверен в том, насколько серьезным покажется капитану его рассказ. Лицо Старика еще больше заставляло его сомневаться. От начала и до конца с его губ не сходила холодная, жестокая усмешка.

— Это был боцман и молодой Конти, — произнес кок.

— Так!

— Они стояли на юте, потом прохаживались по палубе рука об руку и говорили о всяких вещах.

— И что же они говорили?

— Они говорили о чьей-то несообразительности. Я не могу точно сказать, чьей, потому что они начли насмехаться надо мной. Конти недоумевал по поводу поведения боцмана. Он хотел, чтобы тот что-то сделал.

— Продолжай, — Старик откинулся назад, пристально смотрел на пыхтящего кока и улыбался. А повар изо всех сил напрягал извилины, чтобы выжать из себя историю поинтересней.

— Больше я почти ничего не слышал. И все же, сказал я себе, капитан должен это знать.

— Ну и пустая же у тебя голова! Ее видно насквозь, — рассмеялся Старик. — Неужели ты думаешь, что здесь есть, что слушать? Мне хочется содрать с тебя кожу и засолить, но я прощаю тебя. Потому что у меня мягкое сердце, которое легко разжалобить. Ступай к себе и ложись спать.

Кок в спешке удалился, украдкой бросив взгляд на Гарри Мэлькольма. Его он боялся почти так же, как капитана. Причины он не понимал, но почувствовал, что его бессвязная история сослужила ему добрую службу.

Когда он ушел, Старик повернулся к помощнику.

— Ты слышал его? Что ты об этом думаешь? — спросил он.

Гарри Мэлькольм поднял голову и тихо рассмеялся.

— Наш славный кок жадно искал повод, чтобы избавиться от своих оков. Ты слышал, как он плескался в бочке? Что касается его истории, то мы знаем, то, что знаем. И не более того.

— Несообразительность! Хотел бы я знать, что они имели в виду.

— В Баракао мы это увидим, — ответил Гарри Мэлькольм. — Ни один человек, ни целая дюжина не смогут причинить нам вреда, пока мы не доберемся до суши.

— А когда мы, наконец, доберемся, что с Божьей помощью произойдет скоро, то тогда и посмотрим, у кого окажется больше сообразительности в решающий момент.

Старик вытянул ноги и зевнул, а Гарри Мэлькольм негромко засмеялся.

ГЛАВА 15

ОДИНОКИЙ ГОРОДОК

На вахте заметили свет вдали. Это был знак, что впереди земля. Матросы сразу же сообщили об этом Старику. Он много плавал в здешних морях и хорошо знал эти места.

На рассвете они уже отчетливо различали очертания островов. По их предположению это были Багамы. Похоже, с приборами было что-то не в порядке, потому что по предварительным расчетам до острова был еще день пути, но они не обратили на это внимания. Сейчас «Роза Девона» медленно плыла между островами.

Старик сам вел корабль. Как называются острова, матросы не знали, хотя делали разные предположения. Откуда исходил свет, их тоже не интересовало. Они плыли от острова к острову, пока не дошли до глубокой бухты, окруженной горами. При входе в залив они заметили следы крушения большого судна, но, несмотря на это, бухта была удобным и безопасным местом, чтобы встать на якорь.

Старик и Джейкоб спустились в шлюпку, которую матросы взяли в рыбацкой пинке. Четверо матросов сели на весла, и лодка подплыла к потерпевшему крушение кораблю. Старик и Джейкоб вернулись довольные тем, что они там обнаружили.

— Бог милостив к нам, — сказал Старик Гарри Мэлькольму. Тот ждал их возвращения, стоя у шкафута. — Там пострадали фок-мачта и грот-мачта, но бизань-мачта как новенькая.

— Ее можно снять так, чтобы не повредить?

— Можно. Эй, плотник, выбрасывай этот обрубок. К утру на нашей славной «Розе Девона» будет красоваться самая лучшая бизань-мачта. Воистину, несчастье этих бедолаг сослужило нам добрую службу.

На фрегате засуетились. Работа требовала много сил. Часть команды отправилась на затонувший корабль, чтобы достать мачту и стойки. Другие же под руководством одноглазого плотника расчищали место и рубили старую мачту. Боцман Маршам с помощником приготовили веревки и парусину. Дело нашлось всем. Пока матросы трудились на корабле, Мартин и повар наловили свежей рыбы. Кок теперь исполнял свои обязанности аккуратно и с особой тщательностью. Пока он занимался приготовлением ужина, Мартин отправился на берег, чтобы набрать фруктов, которые росли там в изобилии, и свежей родниковой воды. Вместо ожидаемого одного дня работа заняла целых три. На корабле было много хорошей еды и выпивки. Долгие недели, проведенные в море, утомили матросов и теперь они наслаждались выпавшим им отдыхом в уютной гавани.

Остров и вправду был очень красивый. Джозеф Кирк заявил во всеуслышанье, что он собирается построить здесь горд. И многие поддержали это предложение громкими криками «Ура!». Они уже мечтали о том, как смогут вернуться сюда с женами и запасами вина. Отсюда они могут отправляться на охоту, когда припасы подойдут к концу, и привозить с собой все новые и новые лакомства с испанских кораблей и земель. Старик только рассмеялся на их слова.

— Я покажу вам город, — весело произнес он, — который стоит на такой же прекрасной земле, как и эта, но дома уже построены и ждут нас. Там горы золота, винные погреба ломятся от выпивки, а склады заполнены продуктами.

Чрез несколько дней на рассвете они подняли якорь и распустили паруса. Еще неделю они провели в море. Иногда они заходили в тихие гавани, о существовании которых знал одни Старик, а потом опять выходили в открытое море и миля за милей преодолевали намеченные расстояния. Так они шли на юг, когда однажды ночью теплый бриз с берега донес до них аромат цветов. На горизонте чернела земля, а над ней вырисовывались смутные очертания гор.

Матросы собрались на палубе вокруг Старика, помощника и Джейкоба. Мэлькольм вскарабкался по такелажу на рею грот-мачты и оттуда пристально всматривался вдаль.

— Тушить огни и следовать намеченным курсом!

На протяжении часа они медленно подкрадывались к берегу. Мэлькольм спустился вниз. Он улыбался. По кораблю поползли разговоры и причина их была понятна. На судне были свои тайны. Время и расстояние притупили недовольство по поводу неудачного столкновения с «Дикобразом» и скудной добычей, взятой с рыбацкой пинки. Байки Старика согревали им сердца.

«Роза Девона» повернула на запад и двигалась вдоль берегов неизвестной земли. Начинало светать. Капитан и помощник стали беспокоиться, успеют ли они затемно добраться до того укромного места, которое искали. Корабль обогнул лесистый мыс и вошел в тихий, уединенный залив. Здесь судно могло оставаться незамеченным очень долго. Старик и его помощник успокоились. «Роза Девона» бросила якорь и спустила паруса. Бухта, где они встали, вполне могла служить доком. Берега здесь были отвесные, а вода глубокая.

— Помнишь, Хэл, ту ночь, когда мы высадились на берег Испании? — говорили между собой матросы с «Голубого фрегата» — Мы с тобой тогда пробрались между пальмами и пошарили в винных запасах одного форта. Хорошее вино мы тогда отхватили!

— Да, а как мы напились! Мартин Барвик решил даже вызвать на дуэль армейского капитана. Тогда они ворвались и выставили нас вон. С тех пор мы уже давно не берем такие крепости.

— Я должен вам сообщить, что я был пьян не более, чем другие, — огрызнулся Мартин и матросы громко захохотали.

— Раз уж мы поставили корабль на якорь, давайте передохнем немного, а самые бездельники пусть стоят в карауле. А после полудня выйдем, — предложил один из матросов.

— Нет, утром!

— Днем или утром — разница невелика, — хрипло отозвался Джейкоб. Он по обыкновению сидел в углу и наблюдал за происходящим. — Уже близок тот час, когда мы набьем трюм отменным грузом. Я хорошо знаю это место. Что нам нужно, так это найти еще парочку таких городов, где можно взять деньги. И тога все мы заживем как знатные вельможи: в больших домах с парками, где гуляют олени, а на кухне нам будут прислуживать самые хорошенькие служанки со всей округи.

Матросы расположились в самых прохладных местах, которые было можно отыскать на корабле, и заснули. На вахте остались кок и плотник. Они были хорошими и добросовестными часовыми, потому что очень боялись гнева Старика и за все время не сомкнули глаз. Честно говоря, корабль не нуждался в дозоре. Он стоял в глубокой бухте в заливе, скрываемый зелеными пальмами и высокими берегами.

28
{"b":"12215","o":1}