ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Из-за этого глупого похода мы потеряли двенадцать человек и шлюпку. Ты наобещал нам золотые горы, а вместо этого за наши труды мы получили только пули и удары ножами. — Голос говорившего был громким и грубым. Он пересылал свою речь такими отборными проклятиями, от которых покраснела бы даже бумага. — Мы решили сменить капитана. Теперь Пол Крэйг будет нашим капитаном. Говори, Пол! Расскажи нам о том, что ты против того, чтобы изматывать нас такими походами…

Старик выругался. Раздался громкий треск и шумный топот. Матросы, отпихивая друг друга, быстро выскочили из каюты. За ними появился Старик. В руках он держал мушкет.

Перед собой он увидел плотное кольцо угрюмых матросов и поборол в себе ярость. Матросы расступились перед ним. Похоже, они стали бояться его еще больше. У него был острый и изворотливый ум. Его зловещее спокойствие пугало сильнее, чем поток крепкой брани.

— До этого мне приходилось плавать с безумной и ненадежной командой. Их безумия хватило на то, чтобы послать человека с жалобной петицией к королю, потому что корабль королевской службы преследовал нас от Южного Мыса до Лизарда. Но такой безумной команды, как эта, я еще не встречал. В бешенстве вы можете нанести человеку глубокую и неизгладимую обиду.

— Если говорить о безумии, — крикнул матрос, стоявший на безопасном расстоянии позади других, — то ты еще больший безумец. Мы проиграли два сражения и потеряли много людей. Что мы получили от этого? Кастрюлю рыбы!

Кто-то засмеялся, но большинство недовольно зароптало.

— Удача отвернулась от нас. С кем из людей моря не бывает этого? Давайте положим конец этому разговору. Эй ты, который выступал, выходи и мы разберемся во всем. Не выходишь? А на словах ты смелый парень!

Опять кто-то засмеялся, но уже более сдержанно. Старик запугал их своим гневным видом. Его злость и расчетливость подавляли их и притупляли понимание.

— А теперь послушайте меня, ребята! Мы уйдем в море и вернемся обратно. Сегодня вечером мы пристаем к гавани в том городе, на который напали вчера. Мы сделаем его нашим убежищем. Там мы расскажем, что на нас напали пираты, захватили шлюпку и перебили людей. Они подумают, что мы столкнулись с теми же бандитами, которые прошлой ночью напали и на них. Может быть, тогда нам удастся застать их врасплох. Если же окажется, что они все еще сильнее нас, то мы запомним все ходы и выходы, подготовимся и однажды ночью снова вернемся.

Эта идея понравилась матросам. Лишь немногие не согласились с ней и шептались между собой, что это откровенное безумие. Большинство же дружно подхватили предложение Старика. Они не видели в этом никакого риска. Если суждено было случиться худшему, то они могли просто поджать хвосты и удрать. Это они уже умели делать. За разговорами все забыли недавние обиды и говорили о том, что только Старик мог придумать такой хитрый план.

Гарри Мэлькольм и Старик, удалившись, тайно совещались в каюте. На корабле стоял гул голосов. В общем шуме молчали только двое — Джейкоб и Филип Маршам. Джейкоб сидел в своем углу и наблюдал то за одним, то за другим. Филип Маршам наблюдал за Джейкобом.

Итак, они подготовили корабль и двинулись вдоль побережья. К закату дня их взорам открылась та гора, которую они впервые увидели ночью. Ветер стих и паруса вяло повисли, но вечерний бриз помогал им сохранять скорость. С наступлением ночи они вошли в закрытую гавань, за которой располагался город. В домах горел свет. У берега на якоре стоял корабль.

Их появление заставило город засуетиться. Они увидели приближающиеся огни и услышали голоса. Матросы «Розы Девона» стояли у пушек и были готовы по первому слову разрядить их и пустить в ход свои ружья. Впереди их ждала добыча. Тайком они посмеивались, радуясь наглости.

Кто-то из форта окликнул их по-испански. Старик ответил им на их языке. Те, кто понимал его речь, объясняли другим. Он говорил о том, что несчастной «Розе Девона» пришлось столкнуться с бандой искателей легкой наживы. Они убили часть людей из ее команды и перерезали бы всех, если бы Старику ловким и продуманным приемом не удалось убежать от них. Старик и люди из форта обменивались вопросами и ответами. Пока они так разговаривали, люди у пушек расслабились и тихонько усмехались.

— Они рассказывают о банде английских бродяг, — шептал Мартин на ухо Филу. — Прошлой ночью они дали им жару. Они говорят, что мы, похоже, натолкнулись на тех же самых негодяев-англичан, которые вчера потрепали им нервы. — Мартин прислушался и хлопнул себя по колену. — Они высылают за нами лодки! — воскликнул он. — Они поняли, что мы англичане, но, похоже, не опасаются этого. Вот уж правда, дураков не сеют, не жнут, они сами родятся!

Большая часть команды радовались. Старый Джейкоб наблюдал за происходящим и не проронил ни слова. Его черные блестящие глаза и острый нос делали его походим на старую, мудрую крысу.

Было слышно, как лодка рассекает веслами черную воду. На юте шел торопливый разговор. Их темноты быстро появился Старик.

— Боцман! — позвал он. — Эти глупцы просят нас сойти на берег, выпить и разделить с ними трапезу. Я решил идти. Гарри Мэлькольм собирается составить мне компанию. Мы возьмем с собой двенадцать человек. Им не удастся застать нас врасплох. Я достаточно много повидал, чтобы не попасться на их уловки. Может так случиться, что сегодня мы нанесем им решительный удар. А может быть, и нет. Ты и Джейкоб должны остаться на палубе и следить в оба. Пусть все остаются на своих местах на случай, если это понадобится.

«Роза Девона» встала на якорь и мерно покачивалась на волнах на расстоянии одного кабельтового от незнакомого судна. С этого корабля не доносилось ни одного звука. Он стоял темный и, по-видимому, безлюдный.

Лодка подошла к корме. Старик, Гарри Мэлькольм и их матросы обменялись приветствиями с людьми в лодке. Они говорили на плохом английском и не менее хорошем испанском. Каждая сторона старалась перещеголять друг друга в любезности.

Матросы, вооруженные до зубов, спускались в лодку. Старик наблюдал за ними и улыбался. Ему была по душе эта отчаянная выходка. Такие безрассудные предприятия были смыслом его жизни и источником прибыли. Он спустился следом, держа фонарь. За ним — Гарри Мэлькольм, спокойный и невозмутимый, как всегда. Он внимательно следил за каждым, пока лодки медленно двигались к берегу.

Джейкоб вышел из своего угла и обратился к Филу:

— Я покараулю первым. В каюте кок накрыл отличный ужин. Ступай вниз и поешь в свое удовольствие. Когда вернешься, пойду я.

Что-то в его поведении, чего Фил до конца не понимал, заставило его колебаться, но предложение было дружеским, он ответил:

— Я долго не задержусь.

— Не спеши.

Когда Фил уже приготовился идти, Джейкоб откашлялся и произнес:

— Боцман…

— Да?

— Не спеши.

Фил спустился в каюту и сел за стол. В каюте было так темно, что он с трудом мог разглядеть перед собой тарелку. Темнота, тем не менее, никак не повлияла на его здоровый аппетит и он с жадностью стал есть. Углы, скамейки и все предметы в каюте приобрели едва различимые очертания. Напротив него на стене висело зеркало. На него падал лунный свет, в котором четко отражался дверной проем за его спиной. Фил был поглощен едой и не обращал внимания ни на этот свет, ни на то, что его окружало. Вдруг в зеркале прямо перед его глазами появился силуэт головы в широкополой шляпе. Силуэт резко выделялся на фоне желтеющего неба.

На корабле не было слышно ни малейшего движения. Кругом стояла тишина и мрачное спокойствие. Черный силуэт головы появился в зеркале, как призрак. Фил тут же бесшумно соскользнул со скамьи и, прижимаясь к полу, отполз в самый темный угол. Сообразительность никогда не подводила его. Так же беззвучно он пробрался к правому борту и только здесь встал на ноги.

Черный силуэт приближался и разрастался, пока почти полностью не заслонил собой дверь. В проходе слабо скрипнула доска и Фил понял, что человек, кто бы он ни был, вошел в каюту. В приглушенном свете Фил мог смутно разглядеть незнакомца. Тот стоял у стола, спиной к юноше и осматривал каюту. Фил знал только одно — это чужой, а следовательно, у него нет никакого права вторгаться в каюту «Розы Девона». Фил решил наскочить на него сзади. Он смерил незнакомца взглядом и понял, что они с ним равны и по росту, и по силе. Юноша уже приготовился к прыжку, но туту в зеркале появилось отражение еще одной головы, и еще одной.

31
{"b":"12215","o":1}