ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Доска в проходе снова скрипнула. Эти двое тоже шли в каюту. У двери они на секунду остановились и прислушивались. В тишине Фил услышал, как о борт корабля мягко ударилась лодка. Его первой мыслью было поднять тревогу. Но позови он на помощь, и ему не удалось бы узнать, зачем они пришли. Они собрались у стола и шепотом стали совещаться. Фил не мог разобрать ни слова, хотя стоял так близко, что мог схватить за волосы обращенного спиной к нему незнакомца. У них были шпаги и, наверняка, другое оружие. Нападать на них с голыми руками было бы глупо и бессмысленно. Первый из них достал кинжал и Фил понял, что скоро они его обнаружат.

— Откуда и зачем вы пришли? — тихо спросил он.

Они быстро повернулись к нему. Их самообладание вызывало восхищение. Людей большей выдержки Фил еще не встречал. Один из них достал из кармана свечу и зажег спичку. Пламя освещало портьеры и оружие на стенах и бросало замысловатые тени в тот угол, где стоял Фил. Незнакомец поднял свечу выше. Все трое приблизились к юноше и стали пристально разглядывать.

— Я так понимаю, что в каюте часовой, — иронично заметил тот, кто держал свечу. При этом он спокойно улыбнулся.

По их виду и речи Фил сразу же понял, что они англичане. Не нужно было обладать большой прозорливостью, чтобы заметить, что они джентльмены, и при том влиятельные. Они подошли почти вплотную к нему.

— Откуда и зачем вы пришли? — повторил свой вопрос Фил.

Они не ответили, но продолжали стоять, освещая его свечой и пристально глядя ему в лицо.

Фил снова услышал, как лодка ударилась о борт корабля. Издалека донесся слабый окрик. Он становился громче. Трое обменялись взглядами, о чем-то зашептались и двинулись к выходу. Перед тем, как уйти, один из них подвес свечу к лицу Фила и сказал:

— В одном можешь быть уверен, приятель — при встрече я тебя сразу узнаю.

Фил хотел окликнуть их, пойти за ними, убежать вместе с ними, но были вполне понятные причины, по которым он должен был остаться здесь. К тому же они его не приглашали составить компанию. На какое-то мгновение Фил задержался у стола. Небо из оливкового стало темно-серым. Очертания двери и перил в проходе потеряли свою резкость и слились в одно темное пятно. Фил через рулевую выбежал на палубу и закричал:

— Джейкоб! Джейкоб!

Матросы, стоявшие на карауле у пушек, заметно нервничали, но не хотели этого показывать. Один из них позвал Фила:

— Боцман, так какие-то странные звуки.

— Может быть, нам зарядить пушки и приготовить такелаж? — спросил другой.

— Спокойно! Джейкоб, Джейкоб! — Фил бросился на ют.

Там никого не было. На корме тоже. Дул легкий бриз, и волны мягко омывали борта «Розы Девона». Палубы были пусты.

— Джейкоб! — еще раз крикнул Фил. Теперь уже в сторону моря. Но ответа опять не последовало. Джейкоб ушел.

Фил постоял на палубе еще некоторое время, чутко прислушиваясь к каждому звуку. Голоса на берегу стихли, но из гавани к кораблю медленно двигалась лодка. Весла работали быстро и неравномерно. Беспокойство Фила усиливало еще и то, что на борту неизвестного судна началось заметное движение. До этого оно не подавало никаких признаков жизни.

Фил взял судьбу «Розы Девона» в свои руки. Он перегнулся через орудие, стоящее на юте, и закричал, но не громко:

— Эй, там! Наверх, на реи! Приготовься поднять паруса!

Призыв к деятельности вселил в матросов уверенность и придал им мужества. Они бесшумно вскарабкались по такелажу и притаились. Но даже их приглушенные голоса барабанной дробью отдавались в ушах юноши.

Джейкоб ушел! На этот раз боцману вспомнились старинные рассказы о крысах, которые бегут с корабля, как только почуют надвигающуюся опасность.

ГЛАВА 17

ВИЛЛИ КОНТИ

С корабля увидели, как от берега отплыла лодка. Люди в ней изо всех сил налегали на весла, а вслед им неслись крики. По гавани эхом разлетались возгласы на английском и на испанском, сопровождаемые выстрелами. Вдалеке вспыхнул маяк. Некоторое время он мигал, а потом погас. На берегу зажглись факелы. Крики стали громче. Вслед за уходящей лодкой пустились в погоню. Преследователи отчаянно гребли веслами, чтобы догнать беглецов.

По сравнению с ярким звездным небом и тихой гаванью, шум и суета казались ничтожными. Днем морщинистые склоны диких гор своим величием подавляли гавань, но звездной ночью эти горы казались просто карликовыми холмами. Даже крики и громкое эхо от них становилось слабее в бескрайнем просторе ночи.

Люди в первой лодке гребли неравномерно и неслаженно, но каждый старался, как мог. И это помогало им держаться намного впереди своих преследователей. Они подошли уже близко к кораблю, укрылись в его тени и сложили весла.

— Веревки, придурки! — закричал Старик. — Бросьте нам веревки! Свяжите эту пташку, которую мы поймали и поднимите наверх! Давайте, ребята, тащите его! Отлично! Я доберусь до него, чего бы мне это не стоило. Бросайте веревки с носа и кормы! Хорошо! Все поднимаются по очереди, один за другим. Все поднялись? Отлично! Затаскивайте лодку! Отлично сработано, Джейкоб! Поднимаем якорь и уходим!

Было очевидно, что у тех, кто взобрался на корабль, есть что рассказать, но времени для разговоров уже не оставалось. Люди, преследующие их в море, бросили весла и лодка остановилась, покачиваясь на волнах. Продолжать погоню было бессмысленно. На борту неизвестного корабля появились признаки того, что там готовят орудия к бою, но никаких действий с их стороны пока не последовало. Старик уже не обращал на них внимания. Он расхаживал по палубе, то и дело ругался и отдавал приказания:

— Держи против ветра! Пошевеливайся! Натягивай, натягивай! Подгоняй их, боцман, не жалей! Освободить марсель! Эй ты, наверх, на рею марселя! Ножом, парень, ножом! Эй, у штурвала! Резче, резче! Есть! Так держать!

С юта раздался уверенный, голос Гарри Малькольма:

— Орудие готово, Том! Я стреляю!

— Хорошо, давай! — ответил Старик. — Если не попадешь с первого раза, стреляй еще раз.

Орудие было заряжено так, чтобы отстреливаться в случае, если корабль будет взят на абордаж. С баков увидели, как чиркнула спичка. Чрез мгновение раздался выстрел и осколки градом посыпались на лодки, стоящие вдали. Они услышали громкий всплеск. С моря доносились крики и проклятья. В бледном лунном свете было видно, что снаряд попал в цель.

Матрос начал чистить пушку. Гарри Малькольм зачерпнул полный ковш пороха и, стараясь держаться подальше от дула, стал перемешивать его. Потом вытер руки, закрыл бочку, отложил пробойник и приказала готовиться ко второму залпу.

Старик засмеялся сквозь зубы.

— Спустись вниз, Джейкоб, — крикнул он, — и принеси им ядро из оружейного ящика. Перед тем, как уйти, мы должны пустить ко дну одну их этих водяных крыс. Джейкоб, Джейкоб!

Джейкоб не отвечал. Вместо него раздался голос Филипа Маршама.

— Он ушел.

— Ушел? — переспросил Старик. В темноте по его лицу было трудно что-либо прочитать, но его голос насторожил матросов.

— Ушел? — повторил Старик и посмотрел вниз в темноту. Его лицо скрывала тень. Он поднял руку и подозвал боцмана.

Филип вскарабкался по лестнице и оказался рядом с ним.

— Ты сказал, он ушел, — медленно и спокойно произнес Старик. — Когда?

— Я не знаю. Он остался караулить на палубе, а я спустился вниз ужинать.

— Как он ушел?

— Этого я тоже не знаю. Я был в каюте. Туда вошли трое посторонних.

— Трое посторонних? Продолжай. — Старик выпрямился и, улыбаясь, скрестил руки на груди. Он не пропустил ни одного слова из того, что говорил боцман.

— Когда ты вышел на палубу, его уже не было. — Старик постучал пальцами по перилам. — Ты ведь учился. Сможешь повести корабль?

— Смогу.

— Хорошо, теперь нам пригодятся твои знания. Помнишь тот день, когда мы встретились с тобой на дороге? Я не скоро забуду того напыщенного чудака с книгой. Мы здорово над ним посмеялись тогда и весело провели время. Мы частенько потешались над ним еще тогда, когда он жил в Байдфорде. Джейкобу это не нравилось, хотя он сам терпеть не мог этого парня. — Старик взглянул Филипу в глаза и улыбнулся. — Я с Мартином тогда ловок пошутил. Но все это в прошлом. И Джейкоб ушел! Пусть идет. Семь бед — один ответ. Ступай на нос, боцман, и не спускай глаз с моря. Не уходи дальше грот-мачты, пока я не разрешу тебе.

32
{"b":"12215","o":1}