ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хозяин окончательно рассвирепел. Он держал несчастного мальчика за ухо и уже протянул руку за острым ножом.

— Я расскажу, расскажу. Там два человека. Они спят на сеновале.

— Ха! Так-то.

С этими словами он отпустил свою жертву и с ножом в руке вылетел из кухни. Все домашние бросились за ним. Постояльцы, которые до этого мирно спали, теперь проснулись и выглядывали из окон.

Хозяин оглашал криком весь двор. Нэлли Энтик, услышав его рев, пулей вылетела из конюшни. Он не заметил ее, взобрался по лестнице и стал бешено втыкать нож в сено направо и налево.

— Вот тебе, вот, — кричал он. — Вот вам, собаки, получайте!

Двое спящих на другой стороне стога проснулись и вытаращили глаза. Мартин закопался в сено, перекрестился и опасливо посмотрел на Фила. Он был мертвенно бледен, его руки беспомощно тряслись.

— Он что-нибудь говорил про виселицу? — спросил он шепотом.

Филип Маршам не ответил своему случайному знакомому. Он уже три раза видел, как тот трусит при малейшей опасности. Было совершенно ясно, что происходит — их загнали в угол, как крыс. Фил слегка приподнялся. Копна сена скрывала его. Он присел на корточки и собрал в охапку столько соломы, сколько мог схватить.

Хозяин ругался самыми грязными словами, размахивал ножом, подступая все ближе и ближе. Он уже обошел стог, увидев Мартина и Фила, издал победный крик и ринулся с ножом в руке прямо на них. Не успел он сделать несколько шагов, как Фил вскочил. В руках он держал охапку сена. Чтобы хоть как-то защитить себя, он кинул ее прямо в лицо нападавшему.

Хозяин потерял равновесие и упал. Юноша схватил его за руку, ловко отобрал нож и отшвырнул его в самый дальний угол сеновала.

— На помощь! Измена! Убийство! Воры!

Филип схватил хозяина гостиницы поперек горла и стал вдавливать его в сено. Мартин выбрался из-за стога. Фил ослабил хватку и отпустил свою задыхающеюся жертву. В руке Фила заблестел кинжал. Вдвоем они спрыгнули вниз и беспрепятственно вышли из конюшни. Никто не посмел встать на пути юноши, вооруженного кинжалом.

У ворот они увидели Нэлли Энтик. Она в ужасе прижала руки к груди и закричала Мартину:

— Он ничего тебе не сделает. Что он может!?

Филу она не сказала ничего, а он прошептал:

— Я вернусь и женюсь на тебе.

Она улыбнулась.

— Ты будешь меня ждать? — прошептал он и поцеловал ее.

Она кивнула. Он снова поцеловал ее и пустился вдогонку за Мартином.

Когда деревня уже была позади, они остановились, чтобы отдохнуть и перевести дыхание. Мартин прислонился к дереву и вытер пот со лба.

— Будь у меня шпага, — произнес он, — я бы показал им, мерзкие людишки!

— Кажется, твой брат, от которого мы столько натерпелись, не очень-то тебя жалует. — Фил улыбнулся. Мартин ничего не ответил, а только выругался и сел на камень.

Слева от них оставалась деревня, из которой они сбежали. Солнце стояло еще низко, но в чистом утреннем воздухе были отчетливо видны соломенные крыши домов и церковный шпиль. Над трубами вился дымок. Первые звуки пробуждающейся жизни долетели до ушей двух бродяг на пустынной дороге. Из леса доносился звонкий, громкий стук дятла. На болоте дружно квакали лягушки.

Справа от них, вдали, стояла усадьба, рядом с которой паслись коровы. Бегающий взгляд Мартина переметнулся с коров в сторону большого лесистого парка, который находился слева на холме.

— Голодным я не пойду, — возмутился он. — Во всем виноват его дурной нрав. Еще посмотрим, что из этого выйдет.

Он поднялся и повернулся налево. Фил последовал за ним.

Так они пришли прямо к парку, который видели издали.

— Еще посмотрим, что из этого выйдет.

С этими словами он свернул с дороги на опушку и вошел в лес. Оба скрылись в густой тени деревьев. Солнце уже совсем поднялось. Над их головами весело порхали, и щебетали птицы, но они их не замечали. Мартин вытащил из кармана кусок крепкой веревки, огляделся вокруг, покрутил головой и направился к перелеску.

— Мне все равно, кто — заяц или фазан. Здесь мы расставим наши сети — здесь и здесь.

Он сломал ветку, завязал на ней веревку и сделал петлю.

— Сюда должна попасть зверюшка, — продолжал он. — Здесь же, с Божьей помощью, мы и позавтракаем.

Мартин закрепил свою ловушку и успокоился. Они молча отошли в сторону и присели на небольшом холмике, откуда могли видеть всю поляну. Вокруг желтели нарциссы.

Настроение и у Фила, и у Мартина было мрачное. Уже стоял день, а у них с утра во рту не было ни крошки.

Спустя некоторое время Мартин бесшумно исчез, но скоро вернулся. Лицо его было мрачнее прежнего. Он проверял сети три раза, и каждый раз так ловко, что не шелохнулся ни один листок. Это красноречиво говорило о том, что он опытный браконьер. С каждым разом его лицо выражало все большее недовольство.

— Человек должен есть, — сказал он наконец. — И я буду есть здесь, на зло ему, на его собственной земле. Да, да и оставлю шкуру или кишки, чтобы он удивился. Но есть и другой путь; правда не такой безопасный.

Они спустились с холма и направились вниз к лугу.

— Ты ляжешь здесь и будешь ждать, — прошептал Мартин.

В одной руке он зажал дубинку, а в карманы набрал камней. Так он начал кружить по роще. Это был одному ему ведомый способ охоты. К нему вернулась его прежняя напускная храбрость. Теперь он был полон мужества и силы. Фил лег на землю и улыбался, слыша как Мартин пыхтит в лесу.

В лесу послышалось хлопанье крыльев. Мартин что-то пробурчал. Потом раздался стук камня по дереву и опять хлопанье крыльев. Потом сквозь листву до юноши донесся глухой стук. Что-то тяжелое упало на землю и Мартин радостно закричал.

Он выбежал из леса, высоко держа крупного фазана и завопил:

— Вот отличное мясо.

Но тут за его спиной раздались тяжелые шаги. Мартин быстро оглянулся, швырнул фазана в лицо преследователю и припустился бежать, как молодой жеребец. Фил вскочил и не мог не удержаться от смеха, видя как удирает Мартин. Сам он не собирался бежать, хотя сторож уже был около него. Фил слегка отступил в сторону, попятился назад к тому месту, где Мартин бросил дубинку, схватил ее и развернулся лицом к сторожу. В лесу он успел заметить какие-то фигуры и слышал голоса, но у него не было времени на раздумья. Только сейчас Фил увидел, что сторож был никто иной, как тот крестьянин, который принес ружье в пивную к Молли Стивенс. Перед ним стоял Джимми Барвик. Сторож Барвик, похоже, тоже заметил что-то знакомое в своем противнике, но ему потребовалось еще некоторое время, чтобы вспомнить, где и когда он его видел. Он даже остановился на мгновение, так велико было его удивление, но потом бросился на Фила с удвоенной яростью. Его палка с треском сломалась о дубинку Фила и он упал к ногам юноши.

Фил отбросил дубинку и вовремя отскочил. Он успел обхватить Барвика сзади. Его рук хватило, чтобы обхватить его толстый живот. Железная хватка юноши почта обезоружила сторожа. Так они раскачивались взад-вперед, но тут Барвик неожиданно схватил Фила за волосы, оторвал от земли, а сам наклонился вперед. Потом он резко упал на спину. Фил, наверное, расшибся бы насмерть, но он успел увернуться.

Оба быстро вскочили на ноги. Сторож уже тяжело дышал, но Фил долгое время не ел и поэтому сильно ослаб. Барвик снова стал наступать на него. Фил нащупал кинжал, но решил не вынимать его. Барвик замахнулся. Фил схватил его за руку, слегка развернулся и присел. Сторож потерял равновесие и перевернулся через голову Фила. Это был ловкий прием, но у Фила уже не было сил, чтобы привстать в тот момент, когда его противник падал. Это бы отбросило Барвика дальше. Вместо того, чтобы переломать себе кости, сторож упал и уткнулся носом в землю.

Барвик поднялся. Лицо его было испачкано кровью и грязью, а в руках он держал нож. Глаза Филипа засверкали как угли на его бледном лице. Он ни отступил ни на шаг, а тоже выхватил свой кинжал.

Они нетерпеливо ждали, кто же начнет первым, как вдруг до них донеслись крики:

9
{"b":"12215","o":1}